Библиографическое описание:

Печенкин А. А. Второй закон термодинамики и его соотношение с христианской теологией [Текст] // Новые идеи в философии: материалы II междунар. науч. конф. (г. Казань, май 2016 г.). — Казань: Бук, 2016. — С. 36-43.



В современном постиндустриальном обществе принципиальное разделение науки и религии кажется естественным. Однако стоит отметить, что это разделение свойственно обыденному, бытовому пониманию соотношения науки и веры. При более углубленном изучении достижений науки мы в той или иной мере находим, что открытия науки ставят больше вопросов онтологического характера, чем снимают их. А в некоторых случая достижения науки в определенной мере подтверждают религиозные представления. Ввиду обширности общерелигиозного анализа, в конкретной статье сосредоточим свое внимание на примечательных деталях христианской теологии, как наиболее логически и терминологически развитой среди всех религий, коррелирующих с рядом физико-математических теорий.

Вопрос об энтропии и теологии необходимо начать с обращения к «общей теодицеи», то есть с наиболее простого по форме, но сложного по содержанию проблемы вопроса: почему есть зло, если есть благое начало? Размышляя таким образом в рамках христианской теологии о природе Добра и Зла, обыденного несчастья, неизбежно приходишь к мысли об отсутствии божественного в нашем мире. Видя зло, страдания и мучения, которые существуют в мире, с неизбежностью логика дает лишь два ответа: или Бога нет, или Бог не властен над Злом (что ярко выражено в манихействе). Формально же происходит подмена причинно-следственных связей стандартной аристотелевской логики. В данном случае изначально взята за основу логики неразрывная связь всеблагости Бога и его действия в исторической реальности, то есть во временном отрезке определенного пространственно-временного континуума. В самой христианской теологии вопросы действия Бога в исторической реальности и соотношение его всеблагости с ущербностью мира решены в эпоху Вселенских Соборов, однако целесообразно рассмотреть подтверждение теологии в ракурсе научного знания.

Итак, все существующее в реальном мире подвержено определенным процессам, которые мы способны математически описать. Все математические законы универсальны и применимы к любому участку Вселенной. Математические законы универсальны, но выведенные законы и аксиомы применимы не во всех случаях. К примеру, евклидова геометрия и ньютоновская физика в астрофизических процессах и в квантовой механике не действуют в безусловном виде.

Одними из универсальных постулатов, по которым функционирует любая физическая система, будь то Вселенная, галактика, живой организм или двигатель внутреннего сгорания — являются Законы термодинамики. Так, первый Закон термодинамики представляет собой формулировку обобщённого закона сохранения энергии для термодинамических процессов.

В исследовании вопроса теодицеи, интересен Второй Закон Термодинамики, а потому мы разберем его подробнее:

Существует два классических определения второго закона термодинамики:

1) Кельвина и Планка:

«Не существует циклического процесса, который извлекает количество теплоты из резервуара при определенной температуре и полностью превращает эту теплоту в работу».

2) Рудольфа Клаузиуса:

«Не существует процесса, единственным результатом которого является передача количества теплоты от менее нагретого тела к более нагретому».

Оба определения второго закона термодинамики опираются на первый закон термодинамики, утверждающий, что энергия убывает.

И тут мы приходим к ключевому понятию второго закона термодинамики — энтропии. Собственно, в термодинамике понятие энтропии было введено Р. Клаузиусом. Энтропия характеризует меру неупорядоченности термодинамической системы, то есть неоднородность расположения и движения её частиц. Чем энтропия выше, тем система беспорядочнее. Если переложить понятие энтропии на философско-религиозную терминологию, то Энтропия — характеризует процесс проникновения хаоса в систему. Упрощенно можно сказать, энтропия — воплощение разрушительного начала.

Энтропия порождается всеми процессами, она связана с потерей системой способности совершать работу. Рост энтропии — стихийный процесс. Если объем и энергия системы постоянны, то любое изменение в системе увеличивает энтропию. Если же объем или энергия системы меняются, энтропия системы уменьшается. Однако, энтропия Вселенной при этом не уменьшается.

Для того, чтобы энергию можно было использовать, в системе должны иметь место области с высоким и низким уровнями энергии. Полезная работа производится в результате передачи энергии от области с высоким уровнем энергии к области с низким уровнем энергии. Соответственно, 100 % энергии не может быть преобразовано в работу и энтропия может вырабатываться, но не может быть уничтожена.

Доподлинно мы не знаем, какую систему представляет собой Вселенная открытую (обменивается с какой-либо другой системой энергией) или закрытую (обмена энергией с «другими» Вселенными нет) систему. Надо сказать, что большая часть сегодняшних астрофизических концепций рассматривает нашу Вселенную как систему закрытую.

Итак, первый закон термодинамики гласит: в закрытой системе энергия сохраняется. Второй закон термодинамики утверждает, что в любой замкнутой системе энтропия со временем только возрастает, достигая максимума. Основываясь на втором законе термодинамики, Рудольф Клаузиус предположил, что идеальная замкнутая система, Вселенная, со временем достигнет максимума энтропии, в результате чего прекратятся все макроскопические процессы. Он назвал это «тепловой смертью Вселенной». Фактически, процесс энтропии во вселенной должен происходить с возрастающим коэффициентом во всей системе. Однако, современные астрофизические наблюдения показывают, что Вселенная резко нестационарна, благодаря чему образуются источники низкой энтропии. Поставщиками низкой энтропии являются открытые системы в самой Вселенной.

Собственно, Рудольф Клаузиус прибегнул в своих рассуждениях к следующим экстраполяциям:

‒ энергия Вселенной всегда постоянна;

‒ энтропия Вселенной всегда возрастает.

Таким образом мы сталкиваемся с парадоксом: теоретические знания указывают на то, что в нашей Вселенной должна ускоряться энтропия, однако исследования и наблюдения не выявили этого.

Фактически получается, что теоретически мы должны признать существование некой иной системы вне рамок нашей Вселенной, которая обменивается с ней энергией. То есть наша Вселенная существует благодаря наличию некоего объекта вне нашего пространственно-временного континуума. Проникновение энергии из этого «другого» континуума, согласно всем имеющимся на данный момент данным следует признать неравномерным, нестационарным, так как энтропия во Вселенной непостоянно и неравномерно распределена.

Выдающийся астрофизик Козырев, исследуя состояние энтропии в галактиках, пришел к поразительному выводу о том, что в местах возникновения большего количества энтропии (философским языком — проникновения хаоса в Сущее), например, при смерти галактик, проявляется некоторая «энергия», следствие проявления которой мы способны уловить, но саму энергию высчитать не можем. Фактически при проявлении этой «энергии» происходят изменения в системе, подверженной энтропии, словно некая «попытка» удержать систему в равновесии, удержать само ее существование. Козырев в начале исследований назвал это проявление — «временем». Учитывая, что при анализе столь глобальных явлений как астрофизические процессы изменяются параметры пространственно-временного континуума (действует теория относительности Эйнштейна), то такое наименование вполне допустимо. В более поздних работах, так полностью не остановившись на каком-либо термине, Козырев называл это необъяснимое вмешательство энергией «творческого начала» [1].

Так же важно отметить и эволюционное следствие универсального Закона термодинамики. Этот закон, неожиданным образом описывает и биологическую эволюцию. Иными словами, Второй Закон Термодинамики гласит о том, что все системы во вселенной прямо пропорционально ходу времени подвергаются хаотичности и разрушению. Все — живое или неживое — с ходом времени ожидает неизбежный упадок и деструкция. То есть, происходит постепенный переход от упорядоченной, планомерной и организованной структуры к беспорядочному, распадающемуся, разрозненному состоянию системы. То есть, повторимся, вся вселенная неизбежно движется к более простой, неупорядоченной, неорганизованной структуре.

«Однако, теория эволюции выдвигает механизм, в корне противоположный и полностью противоречащий этому закону. Согласно теории, беспорядочные, разрозненные, неживые атомы и молекулы, со временем случайно собравшись вместе, образовали упорядоченные, планомерные белки, такие комплексные молекулы, как ДНК и РНК, затем миллионы более упорядоченных, организованных живых организмов различных видов.

Этот воображаемый процесс, согласно теории прогрессирующий с каждой стадией к более упорядоченной, комплексной и организованной структуре, полностью противоречит фактам, о которых свидетельствует закон энтропии. По этой причине осуществление такого процесса, как эволюция на какой-либо предполагаемой стадии, от начала до конца невозможно» [2].

Ученые-эволюционисты понимают это явное противоречие и признают, что жизнь в комплексном процессе эволюции определенно противоречит тенденции, указанной во втором законе термодинамики. Так ученый-эволюционист Роджер Левин в своей статье в научном журнале «Science» объясняет безвыходное положение теории эволюции перед законом термодинамики следующим образом:

«Проблема, с которой столкнулись биологи — ничто иное, как явное противоречие эволюции второму закону термодинамики. Системы со временем должны разрушаться вследствие все большей неупорядоченности» [3].

Эволюционист Джордж Ставкопулос в издании «American Scientist» признает невозможность самозарождения живого с точки зрения термодинамики и необъяснимость комплексных механизмов фотосинтеза законами природы:

«В нормальных условиях, согласно второму закону термодинамики, никакая комплексная органическая молекула не может возникнуть самостоятельно. Наоборот, она может только распасться. На самом деле, чем комплекснее что-либо, тем неустойчивее оно, и в конечном счете, распад его неизбежен. Фотосинтез, все жизненно важные процессы и сама жизнь, несмотря на запутанные или же специально запутанные объяснения, все еще не разрешены посредством термодинамики или же других точных наук» [4].

Как сказал А.Мень: «На самом деле, по теории вероятности, чем сложнее структура общества, организма или неорганического сложного соединения, тем менее вероятно ее развитие в сторону усложнения и совершенствования. И поэтому можно в качестве научно–философской шутки утверждать, что существование абсолютного Божественного мышления с точки зрения термодинамики бесконечно невероятно! Бесконечно! И когда нам говорят, что бытие Божие невероятно с точки зрения термодинамики, это действительно так. Мы, люди, мыслящие существа, тоже маловероятны! Самое вероятностное в мире — это хаос!» [5].

Все это ставит главный вопрос: почему развитие мира идет в противоположную сторону — не к деградации, а к усложнению и совершенству?

Таким образом, и теоретические построения и фактические наблюдения приводят к следующим выводам, которые мы сформулируем следующим образом:

‒ Вселенную упорядочивает и сдерживает от проникновения Хаоса «нечто», внешнее по отношению к ней;

‒ Проявление энергии «сдерживания» энтропии нестационарно, неравномерно и в разных частях Вселенной различно;

‒ В областях концентрации и преобладания энергии «сдерживания» происходят эволюционные процессы.

Второй закон термодинамики, или закон энтропии, доказан и теоретически, и на опытах. Признанный как самый величайший ученый ХХ столетия Альберт Эйнштейн дал закону следующее определение: «Первый Закон всех Наук». Астрофизик Артур Эддингтон говорит о нем же, как о высшем законе Метафизики всей Вселенной.

А теперь вернемся к тому, с чего начали — к христианской теодицее.

Фактически, Второй Закон Термодинамики показал неравномерное распределение во Вселенной некоего принципа, удерживающего Вселенную в стабильном состоянии. Иначе говоря, некий принцип без которого невозможно существование Вселенной, трансцендентен нашему пространственно-временному континууму. Однако, этот принцип способен проявляться в нашем Бытии в виде «энергий», сдерживающих распространение Энтропии. Так эволюция в нашей солнечной системе — показатель меньшей локальной концентрации энтропии (Хаоса).

С религиозно-философской позиции вполне допустимо определить этот принцип как Воля Бога.

Возвращаясь ко Второму Закону Термодинамики, но с позиции христианской теологии, мы получаем, что фактически трансцендентный Бог проявляется во Вселенной посредством нестационарных энергий, и в разные промежутки времени в разных частях пространства концентрация этих энергий различна. Именно в этом и кроется ответ на вопрос о соотношении благости Бога и наличия Зла в мире, озвученный нами ранее. Учитывая изложенное, существование такого «зла» — всего лишь результат меньшей «концентрации» божественного в конкретном континууме. Господь трансцендентен, но проявляется в нашей реальности различным образом.

В принципе, все вышеописанное относится к любой монотеистической религии. Применимо также и к Буддизму.

Что касается христианской теологии, можно утверждать, что положительное развитие внутримирового действия божественных энергий было в общих чертах дано в теологических изысканиях Великих Каппадокийцев (Василий Великий (ок. 330–379), Григорий Богослов (329–389) и Григорий Нисский (ок. 335 — после 394)). Они определили Трансцендентность Господа, и его познаваемость через действия в мире, заложив основы теологии божественных энергий.

Так для святителя Григория Нисского, также как и для всех Каппадокийцев, непостижимость Божественной сущности вовсе не означает невозможность или недоступность Богопознания. Это учение о богопознании получило название учения о непознаваемости Божественной сущности и о познаваемости Бога в Его действиях или энергиях.

Сущность этого учения точно передана в следующих словах святителя Василия Великого:

«Мы утверждаем, что познаем Бога нашего по действиям, но не даем обещания приблизиться к самой сущности. Действия Его к нам нисходят, но сущность Его остается неприступною» [6].

Различие Божественной сущности и энергий можно увидеть у большинства греческих христианских богословов первых веков существования Церкви. Однако, наиболее полно теорию божественных энергий выразил св. Григорий Палама. Следуя св. Григорию, между сущностью и энергией присутствует различие. Божественная сущность непознаваема, безымянна и едина, а энергии, являющиеся причиной событий во Вселенной, допускают познание и изучение.

Таким образом, теология Божественных Энергий в христианской теологии в общем подтверждается парадоксом Второго Закона Термодинамики во Вселенной. Вселенная существует ввиду нестационарного, неравномерного влияния извне.

Таким образом, мы видим, что те логические выводы, которые мы получаем из изучения объективной реальности, неумолимо приводят нас к выводу о существовании сверхмирового начала, проявляющегося в этом пространственно-временном континууме. И более того, понимание принципа энтропии в его перманентной борьбе за деструкцию Вселенной, а также неравномерное действие некой останавливающей силы вполне вписывается в христианское учение о нетварных энергиях. И собственно, неравномерность и нестационарность энтропии во Вселенной дает нам основания к пониманию христианской теодицеи через трансцендентность Бога, который имманентен миру своими нестационарными и нестабильными проявлениями в нем.

Литература:

  1. См. Козырев Н. А., Насонов В. В. «О некоторых свойствах времени, обнаруженных посредством астрофизических наблюдений». //«Проблемы исследования Вселенной». Всесоюзного астрономо-геодезического общества АН СССР. Выпуск 9, 1980г. «Проявление космических факторов на Земле и звёздах». с.76–84
  2. Х.Яхья, Крах теории эволюции, Культура Паблишинг, 2002, с.188
  3. Roger Lewin, «A Downward Slope to Greater Diversity», Science, vol. 217, 24.9.1982, p. 1239
  4. George P. Stravropoulos, «The Frontiers and Limits of Science», American Scientist, vol. 65, November-December 1977, p.674
  5. А.Мень, «От рабства к свободе»: Издательский дом «Жизнь с Богом»; 2008
  6. Здесь и выше цитируется по книге: О.Давыденков, Догматическое богословие, изд.: Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет, 436 стр.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle