Библиографическое описание:

Гончаренко Е. В. Советское государство и атеизм: попытка создания новой религии и новая антирелигиозная война (период Н. С. Хрущева) [Текст] // Новые идеи в философии: материалы междунар. науч. конф. (г. Пермь, апрель 2015 г.). — Пермь: Зебра, 2015. — С. 62-68.

Изменения в социокультурной и духовной сферах российского общества на рубеже XX-XXI веков повлекли за собой не только увеличение числа религиозных организаций как традиционных, так и нетрадиционных для нашей страны конфессий, но и их активное влияние на различные сферы жизни современной России. В новых исторических условиях для государства важное значение приобретает решение проблемы конституционно-правового регулирования государственно-конфессиональных отношений. Необходимость осмысления сложностей и проблем, связанных с выработкой государственной вероисповедной политики, делает актуальным изучение исторического опыта взаимоотношений власти, общества и религиозных организаций в истории России.

Изменившееся отношение к конфессиям, формирование новой государственной церковной политики, активизировало интерес к оценкам и анализу антирелигиозной политики советского государства.

В советской государственно-конфессиональной политике в конце 1950-х годов наметился новый этап. Он был связан со стремлением преодолеть сталинское наследие и с провозглашением Н. С. Хрущевым на внеочередном XXI съезде КПСС полной и окончательной победы социализма в СССР и начала развернутого строительства коммунизма, где не могло быть места религиозному сознанию, как пережитку капитализма. В эти годы политика государства строилась на антирелигиозных установках партии и преследовала цель — освобождение сознания от религиозных предрассудков и суеверий. Для достижения поставленной цели было обновлено законодательство о религиозных культах.

В течение нескольких месяцев 1954 г. были сформулированы основные правила ведения атеистической пропаганды, которые с незначительными изменениями будут соблюдаться до начала 80-х годов.

Упор в борьбе с религией был сделан именно на пропаганду. Административное и юридическое давление стало второстепенным, вспомогательным средством.

10 ноября 1954 г. вышло постановление ЦК КПСС «Об ошибках в проведении научно-атеистической пропаганды среди населения». Отказавшись от «наступательной линии пропаганды», функционеры атеистической работы сосредоточились на увеличении количества кадров, их подготовке, систематизации атеистической работы.

Основная работа была сведена к чтению лекций. В этом направлении были задействованы Дома культуры, библиотеки, клубы, парки Культуры и Отдыха.

Следует отметить, что в этот период произошло разделение на целевые аудитории в рамках атеистической пропаганды, лекционная работа стала адресной и учитывающей возрастной и образовательный уровень слушателей, а также их отношение к религии. Пропаганда была увязана с медициной, политикой и экономикой. Это способствовало формированию обширных знаний советского человека.

«Лекция являлась одной из самых распространенных форм пропаганды вообще и атеистической пропаганды в частности. Особенность лекции в том, что она позволяет подробно, последовательно, систематически изложить проблему. Это достоинство лекции делает ее важной и необходимой формой атеистической пропаганды.

В то же время в лекциях остро стоит проблема обратной связи с аудиторией. Опытный лектор умеет устанавливать такую связь, чутко реагируя на изменение внимания слушателей, используя для этой цели записки с вопросами или устные вопросы слушателей. Эффективность атеистической лекции существенно повышается, если лектор заранее имеет хотя бы общее представление о составе слушателей, об их возрасте, образовании, мировоззренческих ориентациях. Если на лекциях присутствуют верующие, то, как уже говорилось, желательно знать об их конфессиональной принадлежности. В том случае, когда лекция читается в определенном коллективе, лектор обязан предварительно ознакомиться с идейной и социально-психологической обстановкой в нем. Это сделает его выступление более конкретным, позволит насытить лекцию жизненными примерами.

Что касается способа изложения, то главное в нем — не рассчитанные на внешний эффект ораторские приемы, а убедительность, доказательность, простота и доступность. Содержание лекции определяется не только ее темой, но и составом слушателей. Одно дело — лекция для массовой аудитории, где могут быть люди с начальным или неполным средним образованием, и другое дело — лекция для пропагандистов атеизма. Все большую популярность на местах приобретали циклы лекций, каждый из которых рассчитан на определенный состав слушателей. В частности, выделяют циклы лекций для массовой аудитории, включающей верующих, для молодежи и учащихся, для руководителей предприятий, учреждений, общественных организаций, которые должны знать основные принципы политики КПСС по отношению к религии, церкви, верующим.

Весьма эффективны были атеистические лекции по радио и телевидению. Многие верующие не ходят на публичные лекции, но они могут с любопытством прослушать выступление атеиста по радио или телевидению» [3, с. 446–447].

«Одной из форм массовой атеистической пропаганды являлась групповая беседа. Достоинство ее — активное вовлечение слушателей в обсуждение той или иной проблемы. Задача пропагандиста здесь состоит в том, прежде всего, чтобы вызвать слушателей на обмен мнениями, вовлечь их в дискуссию. Опытный пропагандист не спешит сам вступать в беседу. Умело направляя ход обсуждения, он постепенно подводит аудиторию к правильным выводам.

Значительной популярностью пользовалась такая форма атеистической пропаганды, как вечер вопросов и ответов. В таком вечере обычно участвуют несколько пропагандистов, достаточно квалифицированных, способных осветить самые различные проблемы. Вопросы либо собираются заранее (что не исключает и дополнительных вопросов «с ходу»), либо задаются прямо на вечере. Последний вариант требует от ведущих особенно высокой квалификации, находчивости, умения быстро среагировать на тот или иной вопрос. Не следует бояться так называемых острых вопросов. На любой из них должен быть дан правдивый и научно обоснованный ответ.

В системе атеистической пропаганды практиковались также тематические вечера. Каждый такой вечер обычно посвящен какой-либо одной теме (например, «Учит ли религия добру?», «Религиозный экстремизм», «Религия и искусство» и др.). Тематический вечер может включать краткое выступление ученого или пропагандиста, кинофильм или небольшую пьесу на антирелигиозную тему, чтение рассказов, стихотворений и т. п. Все выступления на таком вечере должны раскрывать с разных сторон одну заранее запланированную тему» [3, с. 447–448].

Помимо лекционной пропаганды, в этот период появлялись новые формы пропаганды атеизма, такие как «устные журналы», «дни атеиста». Стал вестись учет атеистических публикаций в районных СМИ, уровень их качества и соответствие политике партии в методах пропаганды атеизма.

В конце 50-х годов были разработаны основные направления и методика ведения пропаганды, а также отрегулированы механизмы систематизации и руководства атеистической работой. Появилось такое направление, как «новые безрелигиозные праздники и обряды», призванное искоренить в советских массах любую бытовую и обрядовую религиозность. Появились «комсомольские свадьбы, торжественные регистрации новорожденных, «дни совершеннолетия» и т. п». [1].

«Социалистические праздники и обряды — эффективное средство преодоления влияния религии. От того, насколько прочно они войдут в жизнь и быт советских людей, во многом зависит эффективность атеистического воспитания. В праздниках и обрядах отсутствует «лобовое» атеистическое воздействие, и потому с их помощью легче бывает преодолеть психологический барьер, существующий у ряда верующих по отношению к атеизму. Каждый советский праздник, обряд как бы исподволь наводит на раздумья о смысле жизни, о миссии человека на земле, о счастье и общественных идеалах, об ответственности каждого человека перед обществом.

Различные советские праздники и обряды осуществляют атеистическое воздействие по-разному. Одни (например, семейные — обряды торжественной регистрации брака, имянаречения, гражданских похорон) имеют четко выраженную атеистическую направленность, поскольку непосредственно противостоят религиозным обрядам (крещения, венчания, отпевания), содействуют их вытеснению из жизни. Другие (например, общественно-политические, детские и юношеские, трудовые праздники и обряды) осуществляют атеистическую функцию опосредованно, способствуя утверждению социалистического образа жизни, нового быта и новых отношений между людьми, коллективистского сознания, прививая научное, марксистско-ленинское мировоззрение. Советские праздники и обряды помогают приобщить верующих к коллективу, вовлечь в общественно-политическую деятельность, преодолеть их обособленность и замкнутость» [3, с. 437].

Появилось, такое направление, как «индивидуальная работа с верующими».

Активно развивалась в эти годы работа с «гражданами, отошедшими от религии». Таких людей, как правило, после их отречения от Христа и Церкви, привлекали к пропагандистской работе, публиковали их заявления об «отходе от религии» в печатных СМИ районного и областного значения.

Этот же этап характерен привлечением самой обширной материальной базы для ведения атеистической пропаганды. Так, появились атеистические кинолектории. Для школьников и их родителей показывались научные опыты, с целью дискредитировать «веру в религиозные чудеса».

Через сеть библиотек начала активно вестись пропаганда атеизма. Увеличилось количество атеистической литературы и периодики. В 1959 г. появилось такое издание всесоюзного значения, как журнал «Наука и религия». Эта литература через сеть библиотек регулярно презентовалась читателям на выставках и литературных обзорах, устраивались регулярные читательские конференции и обсуждения атеистической литературы. Музеи так же активно работали в данном направлении, организовывая тематические выставки и экскурсии.

В школах с целью антирелигиозного воспитания использовались уроки химии, биологии, физики, естествознания, истории, литературы.

При изучении истории было важно обстоятельно доказать «несостоятельность религиозных верований, возникших в прошлом на почве придавленности людей стихийными силами природы и социальным гнетом, из-за незнания истинных причин природных и общественных явлений» [4, с. 832]. На конкретных исторических фактах показывалось, что религиозная идеология и мораль служили эксплуататорам. Приводились в пример события Варфоломеевской ночи, крестовые походы, инквизиция и т. д. В курсе истории СССР подчеркивалось, что в годы гражданской войны и интервенции (1918–1922) церковь поддерживала белогвардейцев и интервентов. На уроках обществоведения учитель рассказывал об отношении КПСС и Советского государства к религии и церкви, о задачах и путях преодоления религии, знакомил учащихся с Постановлением ЦК КПСС от 10 ноября 1954 «Об ошибках в проведении научно-атеистической пропаганды среди населения».

Административное давление на Церковь в это время также возросло. Закрывались храмы, на торжественные богослужения в дни престольных праздников не допускались верующие. «Здания Церквей занимались сельскими клубами, библиотеками, школами; в них сваливали зерно, устраивали склады, гаражи, колхозные мастерские, дома инвалидов, госпитали, столовые, кинотеатры, физкультурные залы, кинопрокаты, заводы, мельницы, электростанции, архивы, льномолотилки, пилорамы, пожарные депо, водонапорные башни, холодильники, мигающие маяки. Очень часто в одной церкви размещалось несколько учреждений. С деревянными церквями и часовнями иногда «расправлялись» особым образом: использовали для отопления школ и других социальных учреждений» [2].

В этот же период в центральной и местной печати нарастающим потоком публикуются атеистические статьи, «открытые письма» священников, порвавших с религией, всякого рода фельетоны и разоблачительные материалы. Основной мотив этих публикаций — поиск всяческих непристойностей и прегрешений в личной жизни духовенства.

В 1964 году открылсяИнститут научного атеизма. Эта была научно-исследовательская организация, основанная в Москве для координации научной работы по атеизму, проводимой научно-исследовательскими институтами Академии Наук СССР, высшими учебными заведениями и учреждениями министерства культуры СССР.

Начиная с этого же года последняя в советской истории антирелигиозная война быстро идет на убыль. Провал в экономике, рост недовольства, необходимость популистских шагов со стороны нового руководства — все это требовало прекращения надоевшей и так и не приведшей к искоренению религии кампании. Тем более что обещанный коммунизм снова отодвигался в неопределенное будущее. Прекращается закрытие церквей. Антирелигиозная тема занимает все меньшее место в пропагандистской деятельности.

Период руководства страной Н. С. Хрущевым, являлся особым этапом в отношениях государства и церкви. В это время были выработаны основные формы интеллектуальной борьбы с религией. Основной акцент был поставлен на просветительской деятельности среди широких масс населения, а не только на антирелигиозной пропаганде.

 

Литература:

 

                                   1.       Гвоздев С. А. Последний «штурм неба». Антицерковная политика в годы Хрущева (1958–1964). — URL: http://vestnik.yspu.org/releases/uchenue_praktikam/9/. Дата обращения: 29. 03. 2015.

                                   2.       Жамков А. П. История Вологодской епархии в 1943–1991 годы. Часть 3. — URL: http://www.pravoslavie.ru/arhiv/31701.htm. Дата обращения: 29. 03. 2015.

                                   3.       История и теория атеизма: Учеб. пособие для филос. фак. и отд-ний ун-тов/ под общ. ред. М. П. Новикова. — М.: Мысль, 1987. — 475 с.

                                   4.       Педагогическая энциклопедия в 4 т. Том 1./ под ред. Каиров А. И., Петров Ф. Н. — М.: Советская Энциклопедия, 1964. — 832 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle