Библиографическое описание:

Бочкарёва С. В. Эмпатическое познание как специфический способ познания окружающего мира [Текст] // Новые идеи в философии: материалы междунар. науч. конф. (г. Пермь, апрель 2015 г.). — Пермь: Зебра, 2015. — С. 6-16.

В статье рассматриваются сущность эмпатического познания и его возможности в разных системах деятельности человека. Описана модель эмпатического познания на уровнях межиндивидуального и межкультурного общения. Выдвинуто предположение, что эмпатическое познание должно быть включено в арсенал философских способов познания наряду с рациональным и сенсорным.

Ключевые слова: эмпатическое познание, понимание Другого, субъект-субъектные отношения.

 

Не зри внешняя моя,но воззри внутренняя моя.

Моление Даниила Заточника

 

Эмпатическое познание существует объективно и независимо от исследований по этой теме и даже от философии вообще. Исследователь только описывает этот способ познания. В философии феномен эмпатического познания первично зафиксирован, однако пока не стал предметом систематического исследования. Новизна представляемой статьи состоит в попытке доказать необходимость включения эмпатического познания в арсенал рефлексируемых философией способов познания, описать сущность и гносеологические перспективы данного способа познания, рядоположного сенсорному и рациональному.

Б. С. Шалютиным [8] впервые был сформулирован тезис о том, что эмпатическое познание является не просто одним из познавательных механизмов, а представляет собой самостоятельный, имеющий специфические формы, способ познания, логически рядоположный сенсорному и рациональному, из которого последний и вырастает. Что касается подробного анализа понятия «эмпатическое познание» и рассмотрения его особенностей в разных познавательных сферах, то данные вопросы ещё не были предметом внимания философской общественности, а потому стали предметом исследования автора этой статьи.

Хочется сконцентрироваться на ряде принципиальных моментов.

1.         Первое. Эмпатическое познание — это познание, основанное на эмпатии (вчувствовании). Оно представляет собой когнитивный механизм, возникающий и действующий преимущественно в контексте субъект-субъектных отношений. Эмпатическое познание позволяет понимать те составляющие и аспекты действительности, которые недоступны сенсорному и рациональному познанию, в основе чего лежит возможность зафиксировать Другого в качестве субъекта. Данная способность полностью отсутствует в сенсорном познании, в рациональное познании она присутствует в снятом виде, поскольку в данном способе познания сохраняется эмпатическое начало.

Присвоение познаваемому предмету «статуса» субъектности даёт познающему возможность на время «стать» данным предметом, «вселиться» в его смыслы, размышлять от его лица. Говоря словами И. А. Ильина: «необходимо стать верным рупором Предмета» [5]. Эмпатическое познание эксклюзивно в том плане, что предметы и явления окружающего мира могут быть познаны как субъекты на основе «эмпатического раскрытия» их внутреннего потенциала.

Эмпатическое познание может быть «вмонтированным», а может быть самостоятельным видом деятельности, надо различать эмпатическое познание и эмпатический аспект (компонент) в познании. Оно, во-первых, не является ни разновидностью, ни синтезом сенсорного и рационального, во-вторых, даёт познавательные результаты, недостижимые иными путями. В силу своего субъект-субъектного характера, эмпатическое познание, казалось бы, не обладает той объективностью, которую мы требуем от, например, научного знания. Однако в действительности оно позволяет и предвидеть, и предсказать основные доминанты поведения другого человека, возможный результат диалога и так далее. Конечно, в эмпатическом познании возможны ошибки, как и в других способах познания. Тем не менее, именно данный способ познания является основой для построения эффективного взаимодействия с другими субъектами.

В эмпатическом познании важнейшее значение обретает ценностный аспект, открывается возможность познать истину с позиций ценностной ориентации Другого. Существенная особенность эмпатического познания — установка на субъекта. Понять КОГО, а не понять ЧТО! Оно открывает новый объект — чужое сознание. Другой не только активный, но и чувствующий (ему может быть больно, его нельзя использовать и ставить над ним эксперименты; не навреди, не причини боль).

2.         Второе. Понимание — есть проникновение в смыслы Другого. Два индивида остаются автономными субъектами, но со-субъектными друг другу через со-переживание. Собственное пространство не должно быть деформировано пространством Другого, но должно как бы пересекаться с ним. В связи с этим эмпатическое познание порождает существенную специфику самой структуры познавательного процесса; само познание становится интерактивным, образуя субъект-субъектное познавательное взаимодействие. Непосредственным предметом эмпатического познания выступает другой субъект, контрагент. Однако этот контрагент — субъект не только действующий, но и познающий. Тем самым первый познающий субъект через эмпатическое познание открывает для себя мир глазами контрагента, обнаруживая те стороны мира, которые не видны с его собственной исходной позиции. В том числе это касается и неявных, неизвестных ранее характеристик самого познающего субъекта. Другой становится звеном интроспекции и самокоррекции. Возникает своего рода «матрешка» познания, позволяющая субъектам все глубже понимать друг друга, окружающий мир и своё место в нем.

3.         Третье. Эмпатическое познание действует в разных сферах, причем в каждой имеет свои особенности. Первая — «человек-человек» проявляется в системах «индивид-индивид» и «культура-культура».

Важно, скорее, не единство мыслей и чувств, а именно единение. И тогда понимание того, что представляет собой Другой, открывает новые горизонты, недоступные процессам чувственного и рационального способов познания. Что значит «знать Другого»? Это значит понимать его, ощущать его ценности, даже не вербализуя их. Я понимаю, в чём я могу положиться на этого Другого, я могу с высокой вероятностью предсказывать его поступки. Знание Другого носит эмпатической характер, через механизм вчувствования в сознании у познающего формируется некая когнитивная единица соответствия другому субъекту, которая живёт в его психике в качестве Другого. При этом и в качестве познающего, и в качестве Другого могут выступать не только индивиды, но и общества, культуры. Адекватное взаимное поведение различных обществ и культур невозможно без эмпатического познания, требующего в данном случае и определенной институционализации.

Достижение эмпатического единства двух субъектов возможно на основе создания некой системы общих категорий — соврЕ´менности и со-пространственности в процессе взаимодействия. Говоря о субъект-субъектном взаимодействии в системах «индивид-индивид» и «культура-культура», попытаемся выстроить некую возможную модель данного процесса, суть которой автору хочется выразить в стихотворных строках: «И в со-пространственность внедрясь, и со-мотивом отражаясь, создать ЕГО понятий связь, со-врЕ´менность прожить пытаясь. Со-интуицией скользя, предугадать витийство логик. И став на время тем «не-Я», предсказывать «не-Я» итоги. И по ступенькам этих вех мы вчувствуемся в ИНО-смыслы, и понимаем, человек Другой — портрет для меры истин. И пониманием дозрев, находим новые решенья. Уходит праведности гнев, поняв ТЕ ценностные тренья, систему ТУ внутри как часть. И, затаившись «ЗДЕСЬ» на время, мы чувствуем её «СЕЙЧАС», чтоб разгадать дилемм «ЗДЕСЬ» бремя. Призвав на помощь множеств «Я», в «не-Я» тропинки пролагая, откроем Другость бытия, поднявшись «ИЗ» до «Понимаю!» [3, с.63].

Особенности вероятного «механизма» эмпатического познания могут быть продемонстрированы на основе системы «человек-художественный образ». Эксклюзивность искусства, как системы познания, заключается в возможности создать образ, который будет функционировать как бы «сам по себе», образ, который может стать субъектом, предназначенным для познания как Другой со стороны субъекта его познающего.

Велики возможности эмпатического познания и в системе «человек-природа». Познание природы как субъекта предполагает особое к ней отношение, иные связи и взаимодействия, нежели утилитарную направленность использования её предметов и явлений в своих целях. А потому экологические и этические теории могут быть «переплавлены» в русле эмпатического познания, дающего возможность понимания природы как Другого, требующего к себе уважения субъекта. Необходимо создавать специальные учебные курсы уже в школе, для обучения детей эколого-эстетически-эмпатическому взгляду на природный мир. Автором разработан один из таких элективных курсов [2].

Далее, система «человек-техника». Познание техники в плане субъектности может помочь в плане проектирования технологических новинок, прогнозирования их вероятного «поведения». Специфика и возможности эмпатического познания «вращаются» вокруг лишь одной оси — «человека», которому дан дар познания как творчества. Можно создать машину, способную мыслить логически, но невозможно наделить её эмпатическим даром. В этом отличие системы «человек-техника» от системы «человек-человек». Техника и природа могут выступать как субъекты постольку, поскольку мы наделяем их субъектностью, то есть, мы воспринимаем их как субъекты.

4.         В качестве инвариантов эмпатического познания, помимо эмпатии (как процесса вчувствования), вероятно, могут быть названы понимание Другого, субъект-субъектные отношения, любовь, единство (но не слияние) познающего и познаваемого, воображение, вера, фантазия, интуиция и некоторые другие иррациональные компоненты.

Понимание, как участие — истинный путь познания. Но невозможно понять человека, не любя его. Различные исследователи отмечали этот фактор. Философ А. Ф. Лосев отмечал, что гениальность любящего в том, что он открывает в предмете своей любви то, что скрыто от нелюбящего. То есть, любовь (имеется в виду любовь к ближнему), как новое видение, становится инвариантом иного способа познания Другого. И потому, видимо, социолог Питирим Сорокин, говорил: о том, что наши общества, заботясь о выработке разных видов энергии, прежде всего, должны позаботиться о выработке главной энергии человечества — энергии любви. Когда будет много этой энергии, то и человечество будет развиваться по-другому.

Но говоря об единстве любящих, как со-причастных друг другу субъектов, важно подчеркнуть то, что процесс «вчувствования» в Другого не включает в себя полное тождество и слияние с иным субъектом коммуникации. В одной из работ философа М. М. Бахтина [1] есть размышление по данной проблеме. Он находит в Другом не просто предмет сочувствия (ибо в таком виде происходит его присвоение и колонизация), а равноправного партнёра, взаимодействие с которым определяет становление познавательной, эстетической, нравственной и иных форм социальной и культурной деятельности. Вероятно, это можно продемонстрировать, например, на символе гармонии белого и чёрного, их единения, их связанности плавными линиями и вкраплениями одного в другое.

Эмпатическое познание — познание посредством эмпатии, основано непосредственно на субъект-субъектном взаимодействии. Субъектность предполагает свободу и индетерминизм. Формы эмпатического познания репрезентируют Другого не в качестве тела, а именно как субъекта, то есть с его активностью и свободой. Суть данного способа познания способствует пониманию окружающего мира как бы «изнутри». Писатель-фантаст Ефремов И. А. в одном из романов написал о йогах: «Мы привлекаем информацию из внешнего мира через описание и эксперимент, нащупывая законы Вселенной. Вы же стараетесь познать мир изнутри, из себя, считая, что человек, как микрокосм, вмещает в себя всю неисчерпаемость бытия и полноту познания». [4, с.640].

Философ К. Ясперс попытался проследить синтезированную суть процесса эмпатического познания: «В ходе эмпатического познания другого человека одновременно осуществляется несколько процессов: эмоциональная оценка другого, попытка понять смысл его поступков, и основанная на этом стратегия изменения поведения, и построение стратегии своего собственного поведения, и последовательное взаимоотражение, содержанием которого являются воспроизведения внутреннего мира партнера по взаимодействию» [9].

Вероятно, можно говорить и об истинной философской основе эмпатического познания, поскольку, как философское знание пронизывает все сферы человеческой деятельности, так и эмпатическое познание позволяет проникнуть в своеобразие различных типов познавательных процессов (допуская временное тождество субъекта и объекта). Философия обращается и к тому, что лежит за пределами научного познания. И одним из процессов познания истины (и специфики познания кантовской «вещью в себе», в том числе) может стать процесс эмпатического познания, поскольку он позволяет познать истину через особые механизмы вчувствования, дающие познающему почувствовать эту истину как бы изнутри, что, несомненно, является более действенным механизмом, нежели внешние «атаки» на суть познаваемого (и с помощью приборов, и с помощью гипотез и теорий), которые, бесспорно, также имеют огромную познавательную ценность для познания истины, но которые не могут познать её в полной мере. И связующим звеном, вероятно, может стать эмпатическое познание, как один из механизмов процесса познания в целом.

Понятно, что эмпатическое познание имеет не только свои достоинства, но и свою ограниченность (как и другие способы познания). Так, например, в качестве ограниченностей эмпатического познания можно назвать, во-первых, субъект-субъектный характер познания, по существу, казалось бы, отрицающий объективность процесса. Но давно известно, что особенность гуманитарного взгляда на мир (и его «сила» в том числе) заключена в этой самой субъективности. Но этот же плюс становится и минусом, поскольку субъективность накладывает своеобразный отпечаток на процесс познания. Например, стоит отметить, что эмпатическое понимание может порой дать искаженную картину внутреннего мира другой личности вследствие того, что «эмпатирующий» (не познавший до конца суть данного процесса) пытается необоснованно перенести на Другого свои недостатки, привычки, эмоциональный опыт.

Во-вторых, ограниченностью эмпатического познания может, вероятно, выступить некий возможный этический момент данного процесса. Начнём с того, что проникновение в мир Другого и понимание его особенностей зачастую позволяет воздействовать на него в том направлении, которое выгодно моему «Я», а не Другому, что, кстати, не является сутью процесса эмпатического познания. У эмпатического познания могут быть недостатки в моральном плане из-за неправильного понимания сути данного процесса, поскольку выстраивание мира по образцу другого порой имеет в основе не сопереживание, а нечто иное — например, познание Другого с целью выявления его «ахиллесовой пяты» и использование этого открытия в своих целях. Ведь думать, что мы можем «воздействовать на Другого в нужном нам направлении», познав его особенности — по меньшей мире, попахивает элементами манипулирования.

На фоне ограниченности эмпатического познания как субъект-субъектного познания, стоит рассмотреть и проблему объективности и научности эмпатического познания. И стоит, видимо, задать себе вопрос: «А, что есть, по большом счёту, все научные открытия?». То есть, что из себя представляет понимание научной теории, открытия? Разве они основываются только на рассуждениях и опытах? Конечно, нет! Ведь, когда появляется какая-то новая мысль у учёного, чтобы её продумать до конца, он должен на мгновение хотя бы «стать» этой мыслью и развивать грядущие события от её лица (как порой у писателей бывает, их герои сами «подсказывают» выход из какой-либо ситуации, поскольку становятся истинными соавторами автора, который их создал). Таким образом, учёному предстоит как бы «прожить» свою мысль от начала до конца. «Самое главное назначение ученого — уметь созерцать сверхчувственное в чувственном; уметь видеть бесконечное и вечное в конечных формах знания» [6]. То есть, «вчувствование», вероятно, и есть та основа, которая способна примирить (и объединить) гуманитарное и естественнонаучное виды знания. «Настоящий ученый, являющийся инструментом в собственных, а не в чужих руках, в своей способности осуществлять акты трансценденции подобен музыканту, способному видеть чистую сверхчувственную форму [7]». И целое в данной системе не есть сумма его частей только, в процессе «взаимопересечения» возникают новые связи и отношения иной природы, например, такие феномены, как интуиция и некие иные иррациональные «компоненты». Понимание кантовской «вещи в себе» зависит от «вектора» её человеческого восприятия, её невозможно познать извне, а лишь изнутри.

Философское познание имманентно эмпатично, в том смысле, что содержит в себе существенный эмпатический компонент. Если мы будем говорить об эмпатическом познании, то в нём должна содержаться, вероятно, не оценка, которая опирается на мой опыт, а система ценностей Другого, которая опирается на его опыт (вернее, попытка понять его систему ценностей, «присвоив» её на время). Говоря об эмпатическом познании, стоит ещё раз подчеркнуть взаимосвязь рационального и иррационального компонентов в данном процессе. Допуская присутствие иррационального в процессе познания, остается предположить, что в эмпатическом понимании логика также не присутствует, или присутствует в сжатом виде (как определенный уровень, не играющий главенствующей роли).

Вопрос о том, как этот процесс реально происходит, т. е. «КАК» конкретно реализуются данные «трансформации», ещё ждёт своего исследования. Вероятно, динамику этого процесса можно выстроить через следующую цепочку: Восприятие чувств другого человека (через воображение, фантазию, интуицию или веру) → Идентификация (но не подражание: идентификация продуцируется внутренними мотивами индивида, а подражание — внешними факторами) → Эмпатическое понимание Другого и его отношения к миру (через его систему координат: появление субъектного репрезентанта (его энергетического ядра) → Рефлексия (формирование новых понятий в области «Я» на этой основе) → Появление интуитивных способностей понимать Другого с помощью приобретенных представлений и суждений → Познание мира и собственного «Я» на новой основе → Построение новых суждений и умозаключений → Выстраивание новой системы взаимоотношений «Человек и Мир» на уровне субъект-субъектного единства.

Рассуждая об эмпатическом познании, Б. С. Шалютин выявляет его формы и отмечает, что простейшая форма эмпатического познания — непосредственное эмпатическое чувствование. И описание эмпатии напрямую относится именно к нему, а «…индивидуальный субъектный репрезентант — это уже следующая, более высокая форма эмпатического познания: репрезентант конкретного Другого …Третья форма — обобщённый субъектный репрезентант, который также имеет своим когнитивным содержанием ожидаемое поведение, но — надындивидуального субъекта. Например — этноса» [8, с.27–28].

Теоретическая и практическая значимость исследования специфики и возможностей эмпатического познания заключаются в том, что его результаты могут быть использованы: для философского обоснования ещё одного способа познания, для обновления содержания вузовских курсов по философии; для разработки учебных курсов и спецкурсов по проблемам межиндивидуального и межкультурного общения, эколого-эмпатической проблематике; спецкурсов по социокультурной антропологии; политологии, методике преподавании иностранного языка.

 

Литература:

 

1.         Бахтин, М. М. Эстетика словесного творчества. — М.: Искусство, 1979. — 424 с.

2.         Бочкарева, С. В. Природосообразность жизненного уклада народов Крайнего Севера, основанного на эмпатическом познании Природы: элективный курс. — Салехард: ГОУ ДПО «ЯНОИПРКРО», 2010. — 58с.

3.         Бочкарёва, С. В. Размышления об эмпатическом познании [Текст]: монография / С. В. Бочкарева: под ред. докт. филос. наук. Б. С. Шалютина. — Челябинск: Цицеро, 2011. — — 179 с.

4.         Ефремов, И. А. Собрание сочинений в шести томах. Том 4. Лезвие бритвы. Роман приключений. — М., 1993. — 665 с.

5.         Ильин, И. А. О художественном совершенстве // И. А. Ильин. Путь к очевидности. — URL: http://www.paraklit.org/sv.otcy/I.Iljin (дата обращения 08.09.2011).

6.         Фихте И. Г. Лекция 4. О назначении ученого // Н. В. Громыко. Трансцендирование как базисная антропологическая конструкция в работе Фихте «О назначении ученого» 1811 года. — URL: http://www.circle.ru/reflexum/n12012004.html (дата обращения 21.05.2011).

7.         Фихте, И. Г. Лекция 1 «О назначении человека в себе» // Н. В. Громыко. Трансцендирование как базисная антропологическая конструкция в работе Фихте «О назначении ученого» 1811 года. — URL: http://www.circle. ru/reflexum/n12012004.html (дата обращения 21.05.2011).

8.         Шалютин, Б. С. О сущности и формах эмпатического познания // Вестник Курганского университета. Серия «Гуманитарные науки». — Вып. 1. — Курган: Изд-во Курганского гос. ун-та, 2005. — С. 26–30.

9.         Ясперс, Карл. Рациональное понимание и понимание через вчувствование (эмпатическое понимание). — URL: http://www.solarys-info.ru/articles/ article.aspx?id=6326 (дата обращения: 28.02.2010).

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle