Библиографическое описание:

Суховская Д. Н. Креативные пространства России как источники формирования общенациональных ценностей [Текст] // Новые идеи в философии: материалы междунар. науч. конф. (г. Пермь, апрель 2015 г.). — Пермь: Зебра, 2015. — С. 41-46.

Национальная идея в философии — систематизированное обобщение национального самосознания. Национальная идея определяет смысл существования того или иного народа, этноса или нации. Она может выражаться посредством произведений творчества или различных философских текстов.

Общенациональная идея как основа для национальной стратегии развития России, в фундаменте которой находилось бы соборное понимание целей и механизмов развития, так или иначе учитывается всеми российскими интеллектуальными силами, даже теми, кто выступает как против самой идеи, так и против национальной стратегии, противопоставляя им либеральные ценности [1]. Тем самым фактически признается то, что еще недавно табуировалось абсолютно — национальная идея, основанная на творческой и креативной традиции, — что является, безусловно, сильной стороной российской ментальности и государственности.

Российское влияние в мире даже до возникновения Советского Союза всегда рассматривалось как имеющее универсальную значимость. К сожалению, это уже не так — российские идеи приобретают все более и более националистический характер, они апеллируют исключительно к России, но уже никак не к миру в целом. Из этого признания следует, что нужна идея для мира, для человечества, т. е. Россия должна заявить о себе как об идеологическом лидере. Что Россия, как нация, опираясь на национальную систему ценностей, должна проецировать ее вовне, в мир.

В этой связи уместно напомнить, что творческие проявления и их продукты, — в широком понимании — это первооснова нации, ее общества и экономики, выходящее далеко за пределы ее узкого толкования, которое ассоциируется с искусством. Как отрасль экономики, креативные пространства включают в себя большинство отраслей и подотраслей, предоставляя широкий спектр услуг, оцениваемый в 12–14 % ВВП развитых стран [2]. Этот показатель неуклонно растет, обгоняя долю промышленного производства, а с появлением «креативной экономики» неизбежно выйдет на 1-е место.

Из этого положения следует как минимум три принципиальных вывода для России, способствующих формированию национальной идеи на основе креативного потенциала.

Если существующие тенденции развития творческих проявлений и креативной экономики будут сохраняться, то масштабы экономик, политическая и социальная мощь государств будут во многом предопределяться уровнем развития их креативных индустрий и секторов на новом этапе развития человечества, который условно обозначается как культурно-духовный (интеллектуально-духовный) этап.

В рамках исследования, мы предлагаем охарактеризовать возможную национальную идею России как творческую самореализацию потенциала каждого человека вместо активно популяризируемой сейчас «конкурентоспособности» [4]. Отметим, что «конкурентоспособность» предполагает принесение всех сил человека во имя некого прогресса, и, прежде всего, прогресса техноциноза, техносферы с подавлением биосферы как естественной среды обитания человека. При этом наблюдается интересный феномен — при помощи рекламы и СМИ у людей формируются все новые и новые искусственные потребности, во имя которых они вынуждены работать все больше и больше, постепенно превращаясь из людей, живущих в гармонии с самим собой, с семьей, близкими, друзьями, с другими людьми и природой в часть техносферы, обслуживающую развитие этой самой техносферы (техноценоза).

При этом разрастающаяся техносфера культивирует во все более зависимых от нее людях все новые и новые искуственные потребности. На удовлетворение этих избыточных потребностей тратится все больше и больше человеческого труда и биосферных ресурсов, что приводит к истощению как планетных ресурсов, так и человеческих сил. Синдром хронической усталости, резкий рост физических и психических заболеваний, особенно среди молодежи — свидетельство избыточного негативного давления мировых техноценозов на биосферу, частью которой является человек, его тело и психика [3].

В то же время, на наш взгляд, творческий потенциал человека, катализированный в современные научные технологии, приведет к уменьшению рабочего времени и повышению оплаты труда и качества жизни.

Экономика России в большей своей степени на данный момент ориентируется на сырьевую отрасль, что создает структурные барьеры для прихода креативных пространств как сектора экономики в Россию. По мнению зарубежных исследователей и аналитиков креативных пространств, российская экономика обладает потенциалом роста и, соответственно, существуют огромные возможности для креативных пространств, при этом необходимо обозначить барьеры для создания креативных пространств поселений на территории РФ [7].

Политические ограничения. Креативные пространства как самостоятельная сфера развития социума не стала одним из приоритетных в развитии и не нашла поддержки политики на государственном уровне для развития сфер культуры и экономики. Креативные пространства в России пока не стали отдельным сектором экономики, как в других странах мира. Это связано, прежде всего, с тем, что креативные пространства слабо актуализированы в публичном дискурсе общества в целом. Отсутствие политики как таковой не означает отсутствие заинтересованности отдельных участников рынка, в том числе поддержка идеи креативной экономики идет пока только снизу — со стороны общественных организаций и бизнеса. При этом для бизнеса финансовые инвестиции в культуру в большей степени ориентированы на сохранение культурного наследия и традиционных культурных ценностей.

Проблема политики в области креативных пространств весьма ощутима и может сказаться на будущей конкурентоспособности сектора в России. Именно законодательное закрепление и поддержка на уровне власти федеральной, региональной и муниципальной способствует раскрытию потенциала данного сектора.

В России активную роль играют регионы, а рост городов и формирование новой идентичности связано с поиском новых форм участия бизнеса в развитии культуры.

Политические проблемы креативных пространств ставят множество вопросов перед государством и местными властями, бизнесом и общественными организациями. Кто должен лоббировать культурные проекты? Какая форма участия ведущих акторов должна стать ведущей: партнерство или патернализм? На что в первую очередь должна обратить все заинтересованные в креативной экономике участники: на стратегию или частичные вливания?

Теоретические и практические ограничения. Россия пока отстает от ведущих стран мира в плане теоретической разработки и специалистов и консультантов, экспертов, так как область обладает достаточно высокой степенью специфичности, хотя и сопряжена с разного рода профессиями и специализациями в сфере культуры, менеджмента, экономики и права. Важным моментом является и обучение новых специалистов, причем данная проблема сопряжена и с проблемой зарождения креативного класса и идентификации с ним.

Культурные ограничения. В России до сих пор существует проблема одностороннего понимания творчества и традиционный взгляд на него связан с понятием «культурное наследие».

Однако в последние годы наблюдается широкий интерес к теме креативных пространств в России, в особенности на региональном и муниципальном уровнях власти. Были проведены картирование Петрозаводска и Архангельска и идея креативных пространств была поддержана региональными властями [5].

Очень быстро распространяется идея креативных кластеров, как одной из форм (в 2005 году первый кластер появился в Москве — Центр дизайна ARTPLAY в здании бывшей фабрики «Красная Роза», позже появились кластеры — «Арт-Стрелка» (в бывшем здании фабрики «Красный Октябрь»), «Фабрика», «Винзавод»).

Особое место в продвижении идеи и практической реализации креативных пространств занимает Институт культурной политики, который занимается аналитической, консультативной и проектной деятельностью в реализации идеи творческих индустрий в России.

С 2003 года осуществляется совместная программа Совета Европы, Министерства культуры РФ и Института культурной политики «План действий для России», а в феврале 2004 года при участии Института был создан Координационный совет по развитию творческих индустрий в России.

Первое агентство креативных пространств было создано в Москве в 2004 году — агентство «Творческие индустрии», в задачи которого входят реализация проектов креативной экономки, а также привлечение бизнеса в творческую сферу, а также формирование сектора креативных пространств в России. В Санкт-Петербурге при поддержке программы Европейского союза TASIS был создан «Центр развития творческих индустрий и пространств».

Для адекватного внедрения сектора креативных пространств в Россию важны такие компоненты как достижение профессионализма и стабильности во взаимодействия культуры и бизнеса. Необходимо расширение понимания культуры как сферы творческой деятельности и процесса изменений и инноваций и признание креативных пространств. Также развитию будет способствовать различные формы сотрудничества и партнерства всех заинтересованных сторон — государства, региональных и местных властей, общественных организаций, бизнеса и т. п. Необходимо также использование опыта ведущих стран мира в данной отрасли, при этом образование в сфере креативных пространств будет способствовать формированию корпуса профессионалов и экспертов в данной области.

Любые масштабные социальные преобразования требуют артикулированных целей развития, рассчитанного во времени проекта реформ и их субъекта — мотивированной амбициозной социальной группы, класса, этноса или иного сообщества. При этом субъект реформ должен обладать соответствующим мировоззрением, волей, экономической и политической заинтересованностью, а также опираться на достаточные ресурсы и возможности. Без любого из этих компонентов преобразования невозможны в принципе, таким образом, движущей силой формирования общенациональных ценностей в креативных пространствах, на наш взгляд, выступит креативный класс [6].

Россия, имеющая, безусловно, весомые конкурентные преимущества в области развития креативных пространств, осознав их значение, может сделать ставку на превращение в мирового лидера (не только в сфере творчества (культуры), но и, как следствие, политического, экономического), тем более что либерализм и секуляризм на Западе уничтожают культуру и духовность новомодными тенденциями постмодерна и сверхтолерантности.

Рост значения творчества и креативности, их места в экономике страны ведет к серьезным социальным сдвигам в обществе. Прежде всего стимулирует развитие креативного класса и делает его классом, определяющим будущее государства и нации. Во многом классом — идеологическим лидером, который способен не только вывести Россию из идеологического кризиса, но и сделать мировым лидером.

 

Литература:

 

1.         Ненько А. Стратегии репрезентации креативных сообществ в пространстве города // VII Ковалевские чтения «Перспективы развития современного российского общества и новые контуры социологической науки». Спб.: СПбГУ, 2012. С. 134–156.

2.         Суховская Д. Н. Креативное пространство как новая форма социальности // Управление мегаполисом. 2013. № 6 (36). С. 37–40.

3.         Высоковский А. Борьба за горожанина: человеческий потенциал и городская среда // Высшая школа урбанистики, Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики» [Электронный ресурс] URL.: http://mosurbanforum.ru/online/ (дата обращения: 04.03.2015).

4.    Суховская Д. Н. Реализация творческого потенциала населения через креативные пространства города: лофты, зоны коворкинга, арт-территории // Молодой ученый. 2013. № 10 (57). С. 650–653.

5.    Окара А. Н. Креативный класс как последняя надежда России [Электронный ресурс]. URL.: www.reflexion.ru/club/6–04–10 %20Okara.doc (дата обращения: 03.01.2015).

6.    Суховская Д. Н. Перспективы развития аграрного туризма в Ставропольском крае // Молодой ученый. 2013. № 2. С. 185–187.

7.    Еремина О. С. Этические аспекты в деятельности современных государственных и муниципальных служащих // Теоретические и прикладные вопросы науки и образования сборник научных трудов по материалам Международной научно-практической конференции 31 января 2015 г.: в 16 частях. Тамбов, 2015. С. 35–36.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle