Библиографическое описание:

Аймалетдинова Л. А. Проблема выражения авторской мировоззренческой концепции в эссеистике 20-21 веков [Текст] // Новые идеи в философии: материалы междунар. науч. конф. (г. Пермь, апрель 2015 г.). — Пермь: Зебра, 2015. — С. 1-6.

Эссе — литературный жанр, официально появившийся в 16 веке, и не теряющий своей популярности на протяжении всего периода своего существования, сегодня, в условиях информатизации, компьютеризации, демократизации современного общества, не просто сохранил актуальность, но и приобрел новое прочтение. Сегодня это не просто литературная форма, к которой обращается в своем творчестве узкий круг писателей, журналистов, литературных критиков, но, в первую очередь, — форма выражения мыслей современного человека, в независимости от его сферы профессиональной деятельности, образования, интересов.

«Эссе (франц. essai — опыт — набросок), жанр философской, литературно-критической, историко-биографической, публицистической прозы, сочетающий подчеркнуто индивидуальную позицию автора с непринужденным, часто парадоксальным изложением, ориентированным на разговорную речь» [1]

«Эссе — прозаическое сочинение небольшого объёма и свободной композиции на частную тему, трактуемую субъективно и обычно неполно. Философское з. Литературно-критическое эссе» [4]

Не смотря на то, что официально, как полностью сформировавшаяся литературная форма, эссе появилось только во Франции в 16 веке, чему способствовала фундаментальная работа М. Монтеня «Опыты», написанная в форме размышлений, эссеистика, по своей сути, существовала, (как одна из форм выражения индивидуальных переживаний, впечатлений, размышлений человека), задолго до этого периода. Вспомним близкие этому жанру, например, древнерусские «Слово», житийную литературу, содержащие преимущественное количество характерных черт эссе: эмоциональность, сиюминутность переживаний, широкий спектр обсуждаемых вопросов и т. д.

Эссе как форма соединила в себе такие специфические черты, недоступные ни для какого иного жанра, и приближающие его к философской форме, как: образность, стремление к мыслительному обобщению, рефлексивность, описательность, приближенность к свободному изложению.

Таким образом, «…эссе устремляется к тому единству жизни, мысли и образа, которое изначально, в синкретической форме, укоренялось в мифе. Впоследствии эта цельность мифа разделилась в развитии культуры на документально- историческое, художественно-образное и философско-понятийное мышление». [3]

Эссе — интегрирующий жанр, объединяющий в себе черты: статьи, дневника, рассказа и т. д. Подобно тому, как философия интегрирует теоретические знания человечества о бытии, эссеистика во многом, обобщает способы выражения мировоззренческой, общефилософской концепции человека.

«Эссеизм — это интегративный процесс в культуре, движение к жизне-мысле-образному синтезу, в котором все компоненты, исходно наличные в мифе, но давно уже разведенные дифференцирующим развитием культуры, вновь сходятся, чтобы опытно, экспериментально приобщиться друг к другу, испытать сопричастность к некоему необозначенному целому». [3]

Интимности эссеистике, еще большей ее направленности на внутренний, сакральный мир человека, во многом, способствовало (уже в 20–21 вв.) появление таких философских направлений, как психоанализ, феноменология, экзистенциализм. Именно философские вопросы, актуализирующиеся в 20–21 вв. (проблема взаимовлияния индивидуальности и общества, возникший интерес к сфере подсознания человека, коллективному бессознательному, вопрос человеческой экзистенции и ценности человеческой жизни как факта), — явились основным источником дальнейшего развития эссе как уже философской формы. Работы Ф.Ницше, С. Кьеркегора, З. Фрейда по большей мере, — не научные трактаты, а, скорее, философские опыты. «Авраам», «Дон Жуан», С. Кьеркегора, «Заратустра», «Дионис» Ф. Ницше соединяют в себе образность, и, в то же время, логичность, опору на эмпирику, и обобщение опытных доказательств посредством мысли и образа. Их произведения, своего рода, — совокупность мыслеобразов, для которых характерно не только эмоциональность, экспрессивность выражения, но и мировоззренческая мифологема, описание собственных размышлений, монодиалоги с внутренним «Я».

Во второй половине 19 — начале 20 вв. сама философия начинает расширять свои познавательные границы, проблематику, исследовательские возможности. Ее начинают волновать ряд вопросов, доселе неисследовашиеся философией. Благодаря позитивистам, экзистенциалистам, постмодернистам и т. д. философия прекращает быть сугубо академической наукой, и становится той базой, благодаря которой любой мыслящий человек теперь может не только попытаться постичь внешнюю сторону бытия, но и обратиться к исследованию собственного внутреннего «Я», (чему во многом способствовало распространение в научных кругах эссеистического жанра, как способа откровенного разговора с самим собой).

Специфика решения новых вопросов, опирающаяся на интуицию, самосозерцание, требовала и поиска новых форм выражения теперь уже не просто мысли, а мыслеобраза. Эссеистика в философии рубежа веков стала востребованной благодаря новому способу понимания, объяснения окружающего мира, не через рацио, а посредством интуиции, подсознания, чему во многом спосообствовали философия жизни А. Шопенгауэра и Ф. Ницше, психоанализ З. Фрейда, теория коллективного бессознательного Карла Густава Юнга.

Таковыми являются произведения А.Камю «Сизиф», А. Сент-Экзюпери «Цитадель», Г.Маркузе «Орфей». Они более напоминают не логически выверенные, построенные в соответствии со всеми канонами научные работы, а работы — размышления, работы — сопереживания, полные живого участия автора, эмоционального накала. Работы, говорящие читателю о том, что первостепенная задача автора здесь — не постулирование своих идей, декларирование собственной точки зрения, а разговор и рефлексия, постоянное сомнение, а значит, — непрерывный поиск истины, продиктованный критическим отношением, в первую очередь, к самому себе. И здесь совершенно уместно вспомнить слова родоначальника эссеистики М. Монтеня, так говорящего о своем труде «Опыты»: «Это искренняя книга, читатель. Она с самого начала предуведомляет тебя, что я не ставил себе никаких иных целей, кроме семейных и частных. Я нисколько не помышлял ни о твоей пользе, ни о своей славе. Силы мои недостаточны для подобной задачи. Назначение этой книги — доставить своеобразное удовольствие моей родне и друзьям: потеряв меня (а это произойдет в близком будущем), они смогут разыскать в ней кое-какие следы моего характера и моих мыслей и, благодаря этому, восполнить и оживить то представление, которое у них создалось обо мне». [2]

Жанр эссе в постклассической философии приобрел новое значение. Так, например, природе эссе созвучно такое направление в философии 20 века, как феноменология. Феноменология — философское направление, главным объектом которого является сам феномен конкретной вещи, явления, предмета, объекта исследования. Иллюстраторами такого созвучия эссеистики и философии феномена, являются сами названия ряда эссеистических зарисовок М. Монтеня: «О боевых конях», «О запахах». Здесь, в познавательном процессе объекта исследования главным критерием является не что иное, как «интенциональность», — понятие, выявленное Э. Гуссерлем и Ф. Брентано.

«Интенциональность» — (в переводе с латыни — намерение), — термин, определяющий саму направленность сознания человека на какой-либо объект. Интенциональность, так же, как и сама суть эссе — не что иное, как заинтересованность автора, исследователя в каком-либо объекте, что соответствует процессу субъективной оценки и живого переживания, наблюдения и описания этого наблюдения.

Еще одним направлением современной философии, проблематика которого полностью соответствует всем характеристикам и возможностям эссе, является экзистенциализм. Стоит заметить, что философы-экзистенциалисты являлись, в первую очередь писателями, поэтому уже изначально, их метод познания был тесно слит с литературой и со всеми ее закономерностями, среди которых на первое место вышли: образность, эмоциональность, лаконичность, — все те черты, которые характерны и для эссеистики. В работах Ф. Кафки, Ж.-П.- Сартра, Г. Марселя, литература выходит за рамки литературы, и проникает в сферу философии, так же, как и эссе выходит за рамки литературы, и является не чисто литературным жанром, а т. н. жанром литературно-философским. Таким образом, экзистенциализм, так же, как и феноменология именно благодаря специфике эссеизма получили возможность слить воедино логику и образность, литературу и философию.

Несколько иное прочтение термину «интенциональность» дает, например, такое направление современной философии, как философия аналитическая. Здесь «интенциональность» тесно связана с теорией речевых актов Дж. Остина. Свидетельством этому может служить его работа «Слово как действие». Дж. Остин сделал вывод, что фразы и предложения, употребляющиеся от первого лица, утрачивают характеристики истинности или ложности и уже не воспринимаются респондентом таковыми, но приобретают свойства непосредственного действия. Они не содержат описания реальности, но в них содержится сама реальность. Дж. Остин назвал эти фразы-действия «перформансами» или «речевыми актами». Совокупность этих перформансов — речевых актов, и являются (пускай и косвенно), но главным зерном эссеистики, — мысли в действии.

Во многом специфика эссе созвучна такому направлению 19–20 веков, как эмпириокритицизм. Философия Э. Маха, пропагандирующая «экономию мышления», не признавала, по сути, ничего, кроме собственных ощущений индивида и совокупности суждений об этих ощущениях. Здесь все метафизические понятия и критерии истинности, ложности и т. д., отходят на второй план, и особую актуальность приобретает субъективная оценка, причем, оценка сиюминутных ощущений, размышления человека о своем собственном чистом опыте. Именно этот субъективный идеализм позитивистов и сближает эмпириокритицизм и саму суть эссе — освещение собственного суждения, относительно чего-либо.

Эссеисстика актуализируется именно в 20 веке еще и потому, что общество постиндустрии так или иначе, подвержено такому явлению, как «аномия» (нестабильное состояние), ознаменованное потерей единых ценностных ориентиров и несформированностью новых аксиологических моделей. Современная социо-культурная обстановка, требующая активной личностной позиции каждого из нас, требует и формирования и нового типа мышления, — особого типа высказывания собственной точки зрения. Формой, отвечающей непосредственно современному способу существования человека в информационном обществе, соответствующей новой социокультурной модели своей динамичностью, экспрессивностью, индивидуальной яркостью, стало сегодня эссе, свидетельством чему является процесс всеобъемлющей эссеизации, не только литературы 20 века, но и философии, что говорит о появлении принципиально новой модели выражения внутреннего «Я» человека постиндустрии, когда, эссеистика, раскрывая себя в полной мере как жанр, в то же время, помогает человеку информационного общества обрести самого себя, углубиться в постижение собственных возможностей, понять свое предназначение, — свою собственную экзистенцию.

 

Литература:

 

1.                  Большой энциклопедический словарь, М., АСТ, Астрель, 2003, 1248 с.

2.                  Мишель Эйкен де Монтень. Опыты. Избранные эссе. М., Эксмо. 2008, 528 с.

3.                  Проективный философский словарь, СПб., Алетейя, 2004 г., 512 стр.

4.                  Толковый словарь русского языка. Ожегов С. И., М., АСТ., 2014, 896 с.

 

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle