Библиографическое описание:

Гашева Л. П., Губайдуллина Н. Ю. Трансформационные процессы в современной фразеологии на материале художественных текстов [Текст] // Филология и лингвистика: проблемы и перспективы: материалы II междунар. науч. конф. (г. Челябинск, апрель 2013 г.). — Челябинск: Два комсомольца, 2013. — С. 19-22.

Фразеология русского языка необычайно разнообразна. Она употребляется во всех стилях речи вследствие уникальной способности фразеологизмов немногими словами сказать многое, поскольку они определяют не только предмет, но и его признак, не только действие, но и его обстоятельства. Многогранность русской фразеологии указывает, прежде всего, на богатое историческое наследие, воплощает в себе непостижимую русскую душу, ведь не случайно большинство фразеологизмов получило жизнь именно в народе. В дальнейшем, по мере становления письменности и литературы, фразеологию развивали публицисты и писатели, оставляя после себя целый сноп новых открытий в этой области.

Фразеология русского языка служит для создания образности и выразительности речи. Она необыкновенно богата и разнообразна по своему составу, обладает большими стилистическими возможностями.

Всестороннее изучение фразеологической системы современного русского языка позволяет нам глубоко проникнуть в сложную и разнообразную жизнь устойчивых сочетаний слов, получить представление об их основных структурно-семантических и стилистических типах, узнать их происхождение и особенности функционирования, помогает объективно и правильно оценивать творческие поиски писателей и публицистов.

В настоящее время лучше всего изучены фразеологические обороты с точки зрения их семантической слитности и стилистического использования в художественной литературе и публицистике.

Русские писатели давно уже используют выразительные средства фразеологизмов в различных эстетических целях. Во второй половине XVIII века фразеологизмы, как правило, употреблялись в произведениях низкого стиля — комедиях, сатирических произведениях — с целью характеристики персонажа через его речь.

В произведениях писателей-реалистов XIX века сфера использования русской фразеологии расширяется. Вовлечение фразеологизмов как выразительных языковых средств в художественные тексты связано с творчеством А. С. Пушкина. Он вводит фразеологизмы в прозаические и стихотворные тексты, в речь персонажей и авторскую речь. Пушкин одним из первых русских писателей трансформирует фразеологические обороты или употребляет их в необычном контексте, что способствует расширению значения фразеологизма. Например:

Зарецкий, некогда буян,

Картежной шайки атаман,

Глава повес, трибун трактирный,

Теперь же добрый и простой

Отец семейства холостой… (гл. VI, IV).

В этом случае фразеологическое сочетание отец семейства употреблено в необычном контексте. Определение холостой противоречит значению фразеологизма. И в результате фразеологизм приобретает расширительный метафорический смысл, служит ироническим намеком на безнравственные поступки Зарецкого в молодости.

Фразеологизмы широко используются в русской классической литературе второй половины XIX — начала XX вв. В советской литературе эту традицию творческого использования богатств русской народной речи активно поддерживали М. Горький, М. Шолохов, К. Паустовский, А. Твардовский, В. Шукшин. Ее продолжают В. Белов, В. Астафьев, В. Распутин.

Эффект от фразеологизма существенно возрастает, если автор обыгрывает буквальный смысл его компонентов, изменяет его лексический состав, включает его в новые, необычные для него сочетания. Все стилистические особенности фразеологических единиц делают их активным языковым средством.

Писатели часто творчески преобразуют фразеологические обороты, восстанавливая или усиливая в них образность, особенно при выражении иронии, юмора, придавая оборотам новое речевое содержание, сохраняющее связь с фразеологическим.

Для нас наибольший интерес представляют трансформированные фразеологические единицы, то есть измененные в своей структуре или с иным значением.

Под окказиональными (индивидуально-авторскими) преобразованиями фразеологических единиц мы понимаем творческое изменение (трансформацию) семантики или структуры фразеологических единиц с определенной стилистической целью. Индивидуально-авторские преобразования характеризуются яркостью и индивидуальностью.

Типы контекстуальных трансформаций фразеологических единиц рассматриваются в работах таких ученых, как Л. К. Байрамова, Н. Л. Шадрин, А. А. Эльгаров, Е. Ф. Арсентьева, С. И. Вяльцева, Д. Н. Давлетбаева, Э. И. Халатникова, С. П. Волосевич и др.

Под трансформацией фразеологических единиц понимается необычное, лишенное автоматизма использование фразеологических единиц с изменением формы и содержания (в одном случае семантические изменения являются явными, в другом — изменение формы слегка преобразует семантику фразеологических единиц). При этом происходит приспособление фразеологизма к требованиям контекста.

Нами были рассмотрены следующие авторы и их произведения: В. Пьецух «Нобелевская речь», «Полуподвал», «Эволюция продолжается», «Шкаф»; Л. Улицкая «Медея и ее дети»; Н. Нечаева «Возвращение»; Л. Филатов «Про Федота-стрельца, удалого молодца»; В. Токарева «Птица счастья»; В. Распутин «Новая профессия».

В выше указанных произведениях встречаются фразеологические единицы, которые употребляются без трансформации состава, то есть в качестве готовых единиц:

Нобелевской премии не видать как своих ушей (В.Пьецух «Нобелевская речь»).

словом, мы валяли дурака (В.Пьецух «Полуподвал»).

Поскольку выносить сор из избы нашему руководству было не с руки (В.Пьецух «Полуподвал»).

Извините, я как снег на голову (Л.Улицкая «Медея и ее дети»).

помогала вещи складывать и плакала в три ручья (Л.Улицкая «Медея и ее дети»).

можно было и бежать из города куда глаза глядят, да только в чужих людях без средств к существованию не прожить (В.Пьецух «Шкаф»).

Ольга битых четыре часа просидела в шкафу ни жива ни мертва, опасаясь дышать полной грудью (В.Пьецух «Шкаф»).

Тут же задал стрекача! (Л.Филатов «Про Федота-стрельца, удалого молодца»).

теперь можно за порядочную мзду выехать хоть к черту на рога (В.Пьецух «Эволюция продолжается»).

Автоматическое использование ФЕ без изменений их формы и содержания так или иначе вносит в текст экспрессивность, поскольку фразеологизмы по своей природе эмоционально или экспрессивно окрашены и выполняют определенную стилистическую задачу, делают речь более выразительной, живописной и лаконичной.

В анализируемых нами произведениях встречаются ФЕ с трансформацией состава. Во-первых, мы наблюдаем прием сокращения компонентного состава ФЕ (эллипсис ФЕ):

А коварного стрельца

Сей же час стереть с лица (Л.Филатов «Про Федота-стрельца, удалого молодца»).

Стереть с лица земли — жестоко расправиться, погубить, истребить кого-либо. Этот фразеологизм претерпевает изменения: Л.Филатов сокращает его, сохраняя при этом его значение. Таким образом, автор придает речи лаконизм и живость. Причем это произведение написано в стихотворной форме, и здесь эллипсис ФЕ нужен для сохранения рифмы, для поддержания ритма текста.

К приемам, изменяющим состав фразеологического оборота, относится и замена одного компонента фразеологизма другим, синонимичным или сходного значения:

кто шел в каморку… языком молоть (В.Пьецух «Полуподвал»).

Существует фразеологизм чесать язык — говорить зря, заниматься болтовней, пустословить. Автор заменяет его глагольный компонент компонентом молоть, в результате чего значение фразеологизма остается неизменным.

В анализируемых нами произведениях встречается еще несколько аналогичных примеров:

пережила… такое тяжелое потрясение, что ей отказал язык (В.Пьецух «Шкаф»).

Здесь происходит замена компонента отнялся (Язык отнялся — кто-либо внезапно потерял способность говорить (обычно от удивления, страха и т. п.).) на отказал, но значение выражения сохраняется.

и теперь мне в профкоме намылят холку (В.Пьецух «Шкаф»).

Существует фразеологизм намылить голову — сильно бранить кого-либо, делать строгий выговор, внушение кому-либо. В рассказе «Шкаф» В.Пьецух трансформирует данную ФЕ, заменяя компонент голову на более экспрессивный элемент холку. В Толковом словаре русского языка Ожегова С. И. и Шведовой Н. Ю. читаем: холка — у лошади, быка и некоторых других животных: часть шеи, смежная с хребтом, а также грива, растущая на этом месте. В переносном значении намылить холку кому-нибудь — устроить нагоняй, взбучку. Таким образом, употребляя данный компонент во фразеологизме, автор снижает его стилистическую окраску, приближая к просторечию, но при этом сохраняя смысл всей единицы в целом.

Ты морочить мне мозги

Даже думать не моги! (Л.Филатов «Про Федота-стрельца, удалого молодца»)

Компонент мозги — это сходный по значению с компонентом голова элемент фразеологизма. Поэтому Л.Филатов смело производит их замену, не нарушая семантики ФЕ (Морочить голову — сбивать с толку, намеренно вводить в заблуждение; приставать с глупыми вопросами или пустяками; обманывать, дурачить кого-либо.), но, как в примере, выше указанном, снижая речь персонажа с точки зрения стилистики.

Опосля дождя в четверг

Дам ишо медальку сверх (Л.Филатов «Про Федота-стрельца, удалого молодца»).

Фразеологизм после дождичка в четверг — неизвестно когда или никогда изменен структурно вследствие замены компонентов: после

опосля. Новый компонент несет в себе просторечный, разговорный характер, что приводит к снижению высказывания, речь персонажа приближается к народной. Что касается значения новой ФЕ, то оно остается тождественным исходному фразеологизму.

Таким образом, замена одного или нескольких компонентов фразеологизма возникает в связи с потребностью обновить ФЕ, что заостряет внимание на уже шаблонизированном образе. Актуализация этого образа позволяет повысить экспрессивность фразеологизма и тем самым добиться большего эмоционального воздействия на читателя.

К одному из видов лексического преобразования относится также добавление к исходному составу фразеологизма новых слов. Этот прием называют еще вклиниванием. Однако введение новых слов может и существенно изменять смысл фразеологического выражения, поэтому здесь уже идет речь о трансформации состава и семантики:

Ты ее поди пропил, бессовестная твоя морда, а на меня вешаешь всех собак! (В.Пьецух «Шкаф»)

Расширение состава ФЕ вешать собак с помощью местоимения всех способствует усилению эмоциональности, появляется дополнительный смысловой оттенок: проявление действия в большей степени.

Поляки первые взбунтуются, потому что мы им поперек горла неполные триста лет (В.Пьецух «Полуподвал»).

В этом примере к исходному фразеологизму становиться поперек горла — очень мешать, сильно досаждать кому-либо, делаться невыносимым добавляется компонент неполные триста лет, который усиливает семантику данной ФЕ.

Говоря о ФЕ с трансформацией состава и семантики, следует отметить и такой прием, как замена части узуального фразеологизма окказиональным фрагментом:

Целый день генерал ум в кулак собирал. Все кумекал в поте лица — как избавиться от стрельца (Л.Филатов «Про Федота-стрельца, удалого молодца»).

В данном примере преобразуется фразеологизм работать, трудиться в поте лица. Происходит замена глаголов, вследствие чего частично изменяется семантика ФЕ: от узуального оборота берется наиболее широкое, обобщенное значение ‘с большим усердием, а в окказиональной части сосредотачивается более узкое, конкретное, актуальное содержание ‘думал’.

Исследование художественных произведений современной литературы позволяет определить основные приемы индивидуально-авторской обработки и употребления фразеологических оборотов:

  1. ФЕ без трансформации состава.

  2. ФЕ с трансформацией состава:

    • прием сокращения компонентного состава ФЕ (эллипсис);

    • замена одного компонента фразеологизма другим, синонимичным или сходного значения;

    • грамматические изменения ФЕ.

  1. ФЕ с трансформацией состава и семантики:

    • добавление к исходному составу фразеологизма новых слов (вклинивание);

    • замена части узуального фразеологизма окказиональным фрагментом.

В результате трансформации и актуализации ФЕ становится органической частью текста, тесно сплетается с лексическим окружением. Однако при этом преобразованная ФЕ не отрывается полностью от исходного фразеологизма, поскольку окказиональная единица должна быть понята читателем. Поэтому ключом к правильному восприятию и интерпретации авторской ФЕ служит общеупотребляемая единица.


Литература:

  1. Абдуллина, А. Р. Проблемы выявления ключевых компонентов в ФЕ русского языка / А. Р. Абдуллина // Русская и сопоставительная филология. — Казань, 2007. — 193 с.

  2. Арсентьева, Е. Ф. Типы контекстуальных трансформаций фразеологических единиц / Е. Ф. Арсентьева, А. Р. Ахметшина. — Наб. Челны: Рудик, 2002. — 298 с.

  3. Ашукин, Н.С., Ашукина М. Г. Крылатые слова. Литературные цитаты. Образные выражения / Н. С. Ашукин, М. Г. Ашукина. — М.: Правда, 1986. — 768 с., ил.

  4. Бакина, М. А. Структурно–семантические преобразования фразеологических единиц в современной поэзии / М. А. Бакина. — М.: Норон, 1980. — 121 с.

  5. Гвоздарев, Ю. А. Рассказы о русской фразеологии: Кн. для внеклас. чтения учащихся ст. классов / Ю. А. Гвоздарев. — М.: Просвещение, 1988. — 192 с.: ил. — (Мир знаний).

  6. Жуков, В. П. Словарь русских пословиц и поговорок: Ок. 1200 пословиц и поговорок. — 5-е изд., стер. / В. П. Жуков. — М.: Рус.яз., 1993. — 537 с. — (Малая б-ка словарей рус.яз.).

  7. Жуков, В. П. Школьный фразеологический словарь русского языка: Пособие для учащихся / В. П. Жуков. — М.: Просвещение, 1980. — 447 с.

  8. Зимин, В. И. К вопросу о вариантности фразеологических единиц / В. И. Зимин. — Тула: Кросс, 1972. — 173 с.

  9. Мокиенко, В. М. Загадки русской фразеологии / В. М. Мокиенко. — М.: Высш. шк., 1990. — 160 с.

  10. Приходько, В. К. Приемы и средства создания словесной образности: учебное пособие по дисциплине «Стилистика и риторика» для студентов-филологов / В. К. Приходько. — Хабаровск: Изд-во Дальневосточ. гос. гуманит. ун-та, 2006. — 243 с.

  11. Розе, Т. В. Большой фразеологический словарь для детей / Т. В. Розе. — М.: ОЛМА Медиа Групп, 2008. — 224 с., ил.

  12. Субботина, Л. А. Фразеологический словарь русского языка для школьников / Л. А. Субботина. — Екатеринбург: У-Фактория, 2006. — 412 с.

  13. Федоров, А. И. Образная речь / А. И. Федоров. — Новосибирск: Наука, 1985. — 120 с.

  14. Чепасова, А. М. Семантико-грамматические классы русских фразеологизмов: учеб. пособие / А. М. Чепасова. — Челябинск: Изд-во Челяб. гос. пед. ун-та, 2006. — 144 с.

  15. Шанский, Н. М. Фразеология современного русского языка: учеб. пособие для вузов по спец. «Русский язык и литература». — 3-е изд., испр. и доп. / Н. М. Шанский. — М.: Высш. шк., 1985. — 160 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle