Библиографическое описание:

Цветкова А. Н. Контраст как механизм создания концовки в композиции английской народной сказки [Текст] // Филология и лингвистика: проблемы и перспективы: материалы II междунар. науч. конф. (г. Челябинск, апрель 2013 г.). — Челябинск: Два комсомольца, 2013. — С. 74-76.

Термин «концовка» применяется в учении о композиции, обозначая теми или иными способами выделенный завершающий компонент произведения, образующий композиционную параллель к зачину. В теории текста концовка рассматривается как предельный сегмент развертывания повествования, в котором, как правило, можно наблюдать относительное завершение сюжетной линии произведения и своего рода аккумуляцию эмоциональной оценки и главной идеи автора [1, с.24].

Рассмотрение данного элемента композиции в структуре текста английской народной сказки в рамках теории диктемного строения текста, выдвинутой М. Я. Блохом [2, с.58], позволит выявить систему смысловых взаимоотношений языковых единиц различного уровня, формирующих сюжетное противопоставление в рамках текстов данного жанра при помощи подтекста. Традиционное восприятие сказочных сюжетов сформировано у читателя благодаря особенной форме изложения текстов данного жанра, формы, которая, в свою очередь, влияет на емкость и глубину языка текста, т. е. содержания. М. Я. Блох рассматривает диктему в качестве элементарной единица языка, реализующей четыре его основные функции — тематизирующую, стилизующую, номинативную, предикативную. Семантика контраста затрагивает все эти функции. Например: «When they got there, everyone was horror-struck to see what had happened to Ann. Gone were her lovely gold tresses, her dark eyes, and rosy cheeks — instead, how silly she looked with her grey sheep’s face surrounded by whooly fleeces».(The Two Princesses) [3, c.48] Семантический механизм образности в контексте контраста основан на актуализации разных семантических признаков слова. Выразительное противопоставление в данном отрезке текста базируется на лексических маркерах контраста — «her lovely gold tresses, her dark eyes, and rosy cheeks» / «her grey sheeps face surrounded by whooly fleeces», представленных в тексте антонимичными словосочетаниями; подчеркнуто симметричным расположением в синтаксической структуре, усилено графически (знак тире). Благодаря такой организации языковых знаков в тексте противопоставляются два импрессивных образа: «до» и «после» волшебного превращения, традиционного для сказочного сюжета. Повторяемость образов сказки является одной из ее характерных жанровых черт, позволяющих достигать коммуникативной направленности текста в целом. Совокупность семантики языковых знаков и их организации в диктеме приводят к реализации семантики контраста, получившей развитие на протяжении всего текста [4, c. 257].

Концовку английской народной сказки характеризует непосредственная связь с действием, выражающаяся в сообщении о развязке фабулы, в некоторых случаях с включением авторской оценочной реплики; в данном исследовании концовка будет рассматриваться на материале диктемы/диктем, завершающих текст. Для примера воспользуемся концовкой сказки, приведенной ранее для анализа зачина “The Cauld Lad of Hilton”:

“‘I’ve taken your cloak, I’ve taken your hood;

The Cauld Lad of Hilton will do no more good.’

And with that it vanished, and was never seen or heard of afterwards.” [5, c. 215].

Данная концовка представляет собой комбинацию диктемы, выраженной языковой структурой прямой речи, отражающей непосредственные слова персонажа, и диктемы, передающей последовательность его действий, завершающей фабулу рассказа, отражающей не только непосредственную тему завершения данного случая из жизни персонажей, но и описывающей перспективу дальнейшего развития действия в виде его полной законченности. Подобная тематическая особенность диктемы выявляется в подавляющем большинстве проанализированных нами сказочных концовок, что позволяет признать за закрытой концовкой доминирующее положение в жанре сказки. Композиционно-речевая форма закрытой концовки представляет собой повествование, где равноправие элементов в логической структуре строится сочинительной синтаксической связью, с характерным акциональным тема-рематическим строем, как правило, отраженным в перечислении глаголов прошедшего времени, создающим последовательность событий. Именно для закрытого типа концовки характерно наличие языковых формул или клише, отражающих переход к будущему, как правило, счастливому: “…and they all lived happy as could be ever afterwards” (The Fish and the Ring) [5, c. 203], “…where he and his lady lived in great joy and happiness all the rest of their days” (Jack the Giant-Killer) [5, c.116], “And they lived happy all their days” (Nix Nought Nothing) [5, c.39], “And so they was happy ever arter” (Cap O’Rushes) [6, c.142], и т. п. Окончательность финала также подчеркнута особым проявлением хронотопа, отражающего возвращение к обобщенному выражению времени, представленному в зачине: ‘At Hilton Hall long years ago, there lived a Brownie that was the contrariest Brownie you ever knew’ — ‘was never seen or heard of afterwards’ (The Cauld Lad of Hilton) [5, c. 212–215], и противопоставляющемуся времени развивающегося действия. Иными словами, особая, рамочная структура текста, создаваемая зачином и концовкой, реализуется в противопоставлении неопределенного фонового времени сказочной реальности текущему времени развития сюжета, отражающегося в последовательной смене событий.

Вариантом закрытой концовки также является подтип, выраженный диктемой или группой диктем, не несущих прогнозирующей информации по дальнейшему развитию событий, но завершающих конкретный сюжет, который формируется диктемой-повествованием как композиционно-речевой формой:

As soon as the cat had lapped up the milk, the cat began to kill the rat; the rat began to gnaw the rope; the rope began to hang the butcher; the butcher began to kill the ox; the ox began to drink the water; the water began to quench the fire; the fire began to burn the stick; the stick began to beat the dog; the dog began to bite the pig; the little pig in a fright jumped over the stile; and so the old woman got home that night.” (The old woman and her pig) [5, c. 24].

Контраст в концовке возникает на основе конвергенции стилистических средств, состоящей из синтаксического параллелизма, усиленного особым видом повтора — анадиплосисом, устанавливающим в тексте отношения особого рода смысловой эквивалентности, создающим прозаический ритм, делающим контрастность последнего элемента в цепочке повтора, противопоставленного по диссимилятивному ритму, наиболее выразительной.

Общей микротемой для диктем, воплощающих подобный вид концовки является возвращение в исходное место повествования (чаще всего, домой), что создает отношения рамки между зачином и концовкой, проявляющиеся в общности локальной характеристики как компонента хронотопа. Для подобной концовки также характерно повествование как наиболее динамичная речевая форма, с акцентом на глаголы как носители семантики действия. Композиционная рамка противопоставляет быструю смену событий в зачине и концовке и поступательное развитие действия в основной части текста.

Исследование текстов английской народной сказки позволяет выделить еще один, менее распространенный вариант концовки, не предполагающий наличие клишированного выражения хронотопа в тексте, и, соответственно, не возвращающий читателя к обобщенному представлению времени или места, а передающий лишь окончательность данного конкретного сюжета, безотносительно его будущего развития. Подобные концовки эксплицируют лишь окончание действия, выражаясь в диалоге персонажей, и предоставляют читателю самому сделать выводы о происходящем завершении фабулы:

“Give me my bone!”

And this teeny-tiny woman was a teeny-tiny bit more frightened, but she put her teeny-tiny head out of the teeny-tiny clothes, and said in her loudest teeny-tiny voice, “TAKE IT!” (Teeny- tiny) [5, c.145].

Контраст в приведенной диктеме, реализуется в номинативной функции диктемы на противоположности глаголов “Give”/ “TAKE”, усиленной графическими средствами, маркирующими интонационное выделение, что в совокупности с синтаксическим параллелизмом контрастивной пары и лексической избыточностью описания действий персонажа, основанной на многократном повторе, создает стилистический эффект обманутого ожидания.

Аналогичная организация языковых единиц в концовке сказки представлена и в следующем примере, где для наглядности реализации контраста приведено несколько диктем, завершающих текст сказки:

“What hast thou done with thy red lips?

All withered and wasted away.

What hast thou done with thy golden hair?

All withered and wasted away.

What hast thou done with thy Golden Arm?

THOU HAST IT!” (The Golden Arm) [5, c. 145].

Так, элемент малой вероятности, формирующий последнюю строку, противопоставлен ритму, организующему структуру предыдущих двух диктем, основанному на синтаксическом параллелизме и лексических повторах. Контраст, создаваемый в структуре последней диктемы означает нарушение непрерывности восприятия читателем текста, что создает стилистический эффект обманутого ожидания и повышает экспрессивность участка текста.

Таким образом, концовка сказки тематически представлена двумя типами: закрытый и условно-закрытый(концовка-возвращение). Выразительность контраста обоих типов формируется в диктеме, реализующей свои языковые функции во взаимодействии языковых единиц низлежащих уровней, т. е. сформированность противопоставления в смысловом плане достигается путем контрастного соположения единиц лексических, структурно-предикативных, создающих противопоставление в стилевом соотношении языковых единиц, что,в свою очередь, реализует противопоставление образов как наивысших единиц образно-персонажной структуры текста, передавая сюжетное противопоставление. Экспрессивность обоих типов концовок наиболее очевидно проявляется в контрастной реализации хронотопа, как элемента образного строя текста; если в первом случае противопоставляется текущее время и место событий его неопределенному будущему (“they lived happily ever after”), то во втором типе противопоставляется текущее действие и его завершение (“she returned home”). Реализуя противопоставление между поступательным развитием текущего действия и его завершением в концовке, контраст является механизмом выдвижения концовки в сильную позицию текста, организовывая импрессивную информацию в рамках макроконтекста. Большинство концовок проанализированного материала представлено композиционно-речевой формой повествования.


Литература:

  1. Винокурова И. Ж. К вопросу о вычленении зачина и концовки // Вопросы филологических наук — № 4. — М.: «Спутник+», 2004 — С.21–29.

  2. Блох М. Я. Диктема в уровневой структуре языка, ВЯ, 2000, № 4, с 56- 67.

  3. Английские сказки: учеб. Пособие / в пересказе Д. Ривза. — М.: Астрель: АСТ, 2005. — 191 с.

  4. Цветкова А. Н. Прямой и косвенный контраст в тексте английской народной сказки // Вестник ЛГУ имени А. С. Пушкина. Серия Филология. — СПб, 2010. — Т. 1. — № 1. — С. 256–263.

  5. Jacobs J. English Fairy Tales. G. P. Putnam’s sons, New York, third edition, revised. 1890–277 c.

  6. Народные сказки Британских островов. Сборник / Сост. Дж. Риордан. -М.: Радуга, 1987.-368 с.




Обсуждение

Социальные комментарии Cackle