Библиографическое описание:

Батурина О. А. Репрезентанты концепта «Любовь» в русском языке (на материале произведений Б. Л. Пастернака) [Текст] // Филология и лингвистика: проблемы и перспективы: материалы II междунар. науч. конф. (г. Челябинск, апрель 2013 г.). — Челябинск: Два комсомольца, 2013. — С. 38-40.

В предыдущих публикациях мы старались показать, что макрополе концепта «Любовь» включает в себя четыре микрополя I ступени: «Эмоциональное напряжённое, сердечное чувство», «Чувство искреннего расположения и привязанности», «Стремление пробуждать потребность в ответном чувстве», «Стремление к представленности в жизни другого» [1].

Анализ стихотворений позволил увидеть, что микрополе первой ступени «Чувство искреннего расположения и привязанности» включает в свою структуру три микрополя второй ступени. В данной статье рассмотрим подробнее содержательные характеристики и языковые средства, с помощью которых выявляются признаки второго из микрополей второй ступени «Преклонение перед объектом любви».

Дефиниция преклонение имеет следующие значения: 1/ см. преклонить, 2/ глубокое уважение, восхищение. Чувство преклонения [4]. В поэтических текстах Б. Пастернака лексема преклонение встречается во втором значении. Преклонение перед объектом любви проявляется, в первую очередь, в отношении героя к женщине: «А я пред чудом женских рук,/Спины, и плеч, и шеи/И так с привязанностью слуг/Весь век благоговею» [7]. Преклонение обеспечивается в данном случае возможностями семантики глагола благоговеть: 1/ глубочайшее почтение [4], 2/ преклонение перед высшим, чувство любви человека к тому, что превосходнее его самого [9], 3/ чувство благоговения …состоит из любви, из полного подчинения чему-то высшему и таинственному, из сильного чувства зависимости, почтения, страха, благодарности за прошедшее и упования на будущее благо. Чувство благоговения — одно из вечных, незыблемых основ нравственной жизни человечества, наряду с чувствами стыда и жалости [9]. В сочетании весь век благоговею сема преклонения получает характеристику постоянства. Ведь сочетание весь век имеет значение: «… навсегда» [4]. Всю свою жизнь лирический герой согласен преклоняться перед женщиной. Возвышенное отношение к женщине — это одна из главных тем в творчестве Б. Пастернака: «Но на свете есть так называемое возвышенное отношение к женщине» [7]. Это проявляется в сравнении женских рук, плеч, спины и шеи с чудом. Перефразируя, скажем: …женщина — и есть чудо, то есть «… нечто поразительное, удивляющее своей необычностью» [4]. Приведем ещё пример: «Горьких губ изгиб целуя:/Были дивны веки/Царственные, гипсовые» [7]. Обратим внимание на семантику прилагательного царственный: «Величественный и горделивый, величавый» [7]. В данном фрагменте стихотворения лексема царственный употреблена в значении «величественный», то есть «исполненный величия» [7]. Здесь сема преклонения обеспечивается семантикой существительного величие, которое имеет возможность передавать значение «наличие в ком — нибудь выдающихся свойств, внушающих преклонение, уважение» [7].

Объект любви занимает в жизни лирического героя центральное место, порой становясь смыслом его жизни, и чувство любви становится настолько сильным, что любящий не просто любит, а молится на любимую [8]: «Казалось не люблю, — молюсь/И не целуя, — мимо/Не век, не час плывет моллюск,/Свеченьем счастья тмимый» [7]. Сема преклонения обнаруживает себя в семантике глагола молúться, который употреблён в третьем переносном значении — «беспредельно любить, боготворить кого — что — нибудь» [4]. Заметим, что лексема боготворить, в свою очередь, имеет определение «преклоняться перед кем — нибудь». Можно предположить, что преклонение в данном случае получает характеристику обожествление любимой. В словарных дефинициях обожествление представлено значением: «2. Любить до преклонения» [4], что может подтвердить наше предположение о наличии данной характеристике.

В анализируемых поэтических текстах мы обнаружили, что объектом любви у Пастернака может выступать не только отдельный человек (любимая), но и целый народ: «Превозмогая обожанье,/Я наблюдал, боготворя./Здесь были бабы, слобожане,/Учащиеся, слесаря» [7]. Преклонение в данном отрывке стихотворения представлено значениями глагола боготворить (беззаветно любить, преклоняться перед кем- чем — нибудь) [4] и существительного обожанье (питать к кому — чему — н. чувство сильной любви, преклоняться перед кем — чем — н) [4]. Лирический герой Б. Пастернака преклоняется перед русским народом, испытывая к нему искреннюю привязанность.

Языковой материал произведений Б. Л. Пастернака показывает, что преклонение перед объектом любви обнаруживает себя в проявлении верности к кому — чему — либо: «Драгоценные женские письма!/Я ведь тоже упал с облаков./Присягаю вам ныне и присно:/Ваш я буду во веки веков» [7].Сразу несколько элементов текста указывают здесь на верность как качество преклонения. Во — первых, это употребление глагола присягаю, который употреблён в значении: «давать присягу кому — нибудь. Присягать на верность» [4]. Во — вторых, притяжательное местоимение ваш употреблено в значении «принадлежащий вам.».. [4]. Другими словами, лирический герой Б. Л. Пастернака «...даёт официальное обещание» [4] «находиться в чьей — нибудь собственности, в чьём — нибудь обладании.».. [4]. А в сочетании во веке веков сема преклонение опять же получает характеристику постоянства, так как данное словосочетание в словарных дефинициях имеет значение «...навсегда» [3]. По сути, поэтический герой торжественно, обещает хранить вечную верность женским письмам. Интересно, что словосочетание драгоценные письма имеет значение: «очень важный, очень ценный для кого — нибудь предмет. Это письмо — семейная драгоценность [4]. Исходя из вышесказанного, осмелимся предположить, что употребление подобной синтаксической конструкции указывает на трепетное отношение героя к женским письмам, а, возможно, ко всему тому, что связано с женщиной.

На периферии описываемого микрополя второй ступени, то есть снижая уровень концентрации характеристики, находятся средства, представляющие преклонение перед объектом любви через переносные значения. Например, непременным периферийным компонентом данного микрополя выступает лексема волнение: «Голос маленькой птички ледащей/Пробуждает восторг и сумятицу/В глубине очарованной чащи» [7]. В нашем языковом материале мы обнаружили, что наиболее часто поэт описывал душевное волнение: «состояние душевного беспокойства, сильная тревога. Возможное проявление — побледнение, заикание, дрожание колен, срывающийся голос, быстрая речь, нервные движения рук, кусание губ, хождение из угла в угол и др. Отмечают, что от сильного волнения может быть зевота; при скрываемом волнении нередко ритмичное выстукивание ногой, рукой или пальцем, бывает затрудненное дыхание. Типичная реакция — индукция, подозрение, беспокойство (если партнеру по общению непонятна причина волнения субъекта), эмпатия. Может сочетаться со страхом, недовольством, дискомфортом, чувством неопределенности, ожиданием. Может смениться облегчением, спокойствием, гневом, тревогой, радостью» [10]: «О женщина, твой вид и взгляд/Ничуть меня в тупик не ставят./Ты вся — как горла перехват,/Когда его волненье сдавит» [7]. В поэтических текстах Б. Пастернака лирический герой достаточно часто испытывает волнение во время встречи или при расставании с любимой, сопровождающееся затруднением дыхания. Например, горла перехват, где лексема перехват имеет значение: «спазматическое движение» [4]. А в «Охранной грамоте» Б. Пастернак так описал волнение: «С перехваченной от волненья глоткой, я мямлил что –то отсохшим языком и запивал свои ответы частыми глотками чаю, чтобы не задохнуться или не сплоховать как — нибудь ещё» [7]. Именно так поэт представляет нам душевное волнение, сопутствующее любовному чувству. Нередко волнение своего героя Пастернак показывает через описание других предметов: «… даже антресоль/При виде плеч твоих трясло» [7].

При анализе материала поэтических текстов Б. Л. Пастернака мы обнаружили, что герой преклоняется перед талантом, испытывая восторг: «Ты так играла эту роль! Я забывал, что сам — суфлёр!» [7]. Обратившись к данным лексикографических источников, мы обнаружили, что восторг — это «восхищение, «большой подъём чувств», высшая точка радости, счастья. Состояния восторга чаще возникают в толпе, заворожённой каким-то событием, ярким выступлением оратора, а также в маниакальном состоянии. Во всех упомянутых состояниях индивид в это время совершенно забывает о себе, его ощущение собственного Я как бы растворяется в том, что он в это время воспринимает. Иными словами, в состоянии восторга сознание становится изменённым до степени, способной существенно нарушить адаптивное поведение и адекватную оценку реальности» [10]. В представленных стихотворных строках глагол забывал передаёт следующее значение: «2/ упустить из сознания, перестать держать в мыслях» [4]. Именно так представлено восхищение героя талантом любимой. Воркачёв в своих работах отмечает, что чувство любви сопровождается стрессовостью, динамизмом и пр. Любовь преобразует человека, воздействует на его характер и психику [2]. Приведём пример к сказанному: «Голоса приближаются:-/Скрябин./О, куда мне бежать/От шагов моего божества!» [7]. Лексема божество употреблено в цитируемом контексте во втором своём значении: «предмет обожания, преклонения» [4], что подтверждает наше предположение о преклонении лирического героя перед талантом. Отметим, что Б. Пастернак с ранних лет боготворил Скрябина: «…я не столько вез ему свои сочинения, сколько давно превзошедшую всякое выраженье любовь…» [7].

Подводя итог вышесказанному, можно предположить, что микрополе второй ступени «Преклонение перед объектом любви» занимает важное место в структуре концепта «Любовь» и характеризуется следующими признаками: преданностью, верностью, постоянством, обожествлением любимой. Заметим, что описание структуры и семантического состава всех микрополей позволит более подробно описать концепт «Любовь» как он представлен в поэтических текстах Б. Пастернака.


Литература:

  1. Батурина О. А. Филологические науки. Вопросы теории и практики (входит в перечень ВАК). Тамбов: Грамота, 2012. № 7. Ч. 2. С. 39–44. ISSN 1997–2911.

  2. Воркачев С. Г. Концепт любви в русском языковом сознании // Коммуникативные исследования 2003: Современная антология. Волгоград, 2003.

  3. Ефремова Т. Ф. Новый словарь русского языка. М., 2000.

  4. Ожегов С. И., Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка. М., 2000.

  5. Попова З.Д, Стернин И. А. Когнитивная лингвистика. Воронеж, 2007.

  6. Пастернак Б. Л. Собрание сочинений в 5 т. М., 1989- 1992.

  7. Пастернак Б. Л. Полное собрание сочинений: в 11 т. М.: Слово/Slovo, 2004.

  8. Свидерская О. А. Лексема «любовь» как ядерный компонент одноименного концепта в русском языке (на материале поэзии Б. Пастернака). Пермь, 2010.

  9. Соловьев В. Философский словарь. Ростов, 1997.

  10. Филиппов А. В., Романов Н. Н., Летягова Т. В. Тысяча состояний души. Краткий психолого- филологический словарь, 2011.


Обсуждение

Социальные комментарии Cackle