Библиографическое описание:

Павлова А. В. Значение повествования от лица автора в повести И. С. Тургенева «Вешние воды» [Текст] // Филология и лингвистика: проблемы и перспективы: материалы II междунар. науч. конф. (г. Челябинск, апрель 2013 г.). — Челябинск: Два комсомольца, 2013. — С. 32-34.

Литературный талант И. С. Тургенева был достойно оценен еще при жизни писателя, притом не только в России, но и за рубежом. Немецкий критик Юлиан Шмидт писал, что «по силе своего поэтического таланта Тургенев не уступает никому из ныне живущих писателей Европы» [6]. Выдающийся талант И. С. Тургенева высоко оценивал С. А. Венгеров, отмечавший особую способность писателя глубоко проникать в душу русского человека.

Исследователями творчества И. С. Тургенева отмечался его талант повествователя, способность к изображению реалистического, проникновенного русского пейзажа, умение ясно и глубоко обрисовать характер русского человека. М. Б. Храпченко, специалист по истории и теории литературы, указывал на способность писателя «живо и реалистично изображать своих героев, так, что устраняются всякие преграды между ними и читателем» [6]. Какими же художественными средствами достигается этот эффект? Одним из них, без сомнения, является форма повествования от лица автора. Очень показательной в этом плане является повесть И. С. Тургенева «Вешние воды» (1872), раскрывающая читателю историю любви двух молодых людей, историю их внутренних переживаний и ситуацию потери возможного близкого счастья.

И. С. Тургенев, описывая историю развития отношений Дмитрия Павловича Санина с Джеммой, а затем с Марьей Николаевной Полозовой, глубоко проникает во внутренний мир героев, прослеживает возникновение и развитие в одном случае искренней, настоящей любви («Санин и Джемма полюбили в первый раз; все чудеса первой любви совершались над ними» [7, с. 234]), а в другом — страсти. Немало способствует этому избранная писателем форма повествования от третьего лица, позиция всезнающего и всепроникающего автора. На фоне других повестей И. С. Тургенева 1870-х годов, где повествование ведется от имени рассказчика, сам факт обращения к подобной повествовательной форме многозначителен. Он говорит о стремлении И. С. Тургенева как можно полнее постичь души своих героев.

В повести «Вешние воды» экспозиция посвящена не рассказчику, как это было в таких повестях И. С. Тургенева, как «Ася» и «Первая любовь», а основному герою. С первых же строк произведения читатель проникает во внутренний мир Дмитрия Санина, с такой полнотой изображенный писателем.

Образы и события даны в повести «Вешние воды» через воспоминания. Эта обращенность в прошлое, в историю душевного мира Дмитрия Павловича Санина овеяна элегическим тоном. Повесть предваряют такие строки из старинного романса:

Веселые годы,

Счастливые дни –

Как вешние воды,

Промчались они! [7, с. 153]

Действительно, юность и молодость Санина давно прошли. И. С. Тургенев пишет, что сейчас герою минуло уже пятьдесят два года, а вспомнились ему события тридцатилетней давности, когда он был совсем еще молод. Поводом к воспоминаниям послужил гранатовый крестик, на который Санин случайно наткнулся в шкафу среди бумаг. Это был крестик Джеммы…

История Дмитрия Павловича Санина — это история запоздалого прозрения, осознание невозвратности молодости, бесплодия и пустоты оставшейся жизни. Вспоминает Санин, но воспоминания его облечены в форму повествования от автора. Аналитический метод изображения создает дополнительную глубину и увеличивает возможности показа самого процесса внутренних переживаний и мыслей героев, характер их душевной жизни. Автор постоянно включается в повествование. В логической последовательности он представляет своих героев, посвящает читателя в их прошлое, а также рассказывает об их дальнейшей судьбе. И. С. Тургенев выступает то как историк, то как моралист. Интересно, что автор то со стороны смотрит на героев и их поступки, то в точности передает их мысли, сомнения, внутренние тревоги. Позиция всезнающего автора позволяет передать динамику внутренних душевных процессов. В результате этого читатель становится свидетелем напряженной борьбы главного героя с самим собой, со своими переживаниями. Писатель четко передает, как Дмитрий Санин то уступает своим желаниям и страстям, то осуждает себя за это.

Форма повествования от лица автора создает у читателя иллюзию сопричастности самонаблюдениям и самоанализу героев. Особенно ярко это проявляется в эпизодах, которые окрашены авторским тоном печали, сочувствия своим героям или, наоборот, радости за них.

Особую роль в повести «Вешние воды» играет несобственно-прямая речь, часто включаемая И. С. Тургеневым в повествование. Напомним, что несобственно-прямая речь — это отрывок повествовательного текста, передающий слова, мысли, чувства, восприятия или только смысловую позицию одного из изображаемых персонажей, причём передача текста повествователя не маркируется ни графическими знаками, ни вводными словами, иначе говоря, не выделена ни пунктуационно, ни синтаксически. Несобственно-прямую речь впервые активно стал использовать в русской литературе А. С. Пушкин, после чего этот прием прочно закрепился в художественной литературе. Несобственно-прямая речь на синтаксическом уровне не выделяется из авторской, но сохраняет лексические, стилистические и грамматические элементы, присущие речи говорящего. Благодаря ей мысли персонажей передаются как бы изнутри: «Не имей он надежды скоро и благополучно окончить дело, за которым приехал в Висбаден, опрометью бросился бы он оттуда назад — в милый Франкфурт, в тот дорогой, теперь уже родственный ему дом, к ней, к возлюбленным ее ногам… Но делать нечего! Надо испить фиал до дна, надо одеться, идти обедать — а оттуда в театр… Хоть бы завтра она его поскорее отпустила!» [7, с. 274]. Это один из многих в повести «Вешние воды» отрывков, где объективное поначалу описание переходит незаметно во внутреннюю речь героя. Голос автора накладывается на голос персонажа, и в итоге открывается дополнительная глубина в характере героя. Такого глубокого проникновения в душевное состояние героя нет в произведениях с посредником, когда рассказ ведется с индивидуальных и ограниченных позиций одного из персонажей.

Повествование от автора помогает достичь высочайшего психологизма, глубокого постижения души героев, их сомнений, переживаний, тревог, колебаний, борьбы. И. С. Тургенев тонко передает чувства, переживаемые героями, показывает их в ходе возникновения и развития, в сложном переплетении мотивов и желаний. Авторские пояснения проникают в показ движения таких чувств, которые сами герои не в силах в себе осознать. Сопровождающий повествование авторский голос, анализирующий, объясняющий, всюду проникающий, оценивающий, прослеживает все подробности внутреннего состояния персонажей.

Правда, у И. С. Тургенева голос автора не сопровождает повествование непрерывным потоком, как у Л. Н. Толстого. Он комментирует действие и открыто обнаруживает себя лишь в тех случаях, когда возникает необходимость объяснить то, что могло бы остаться непонятным читателю или пройти мимо его сознания.

Бывает так, что иногда И. С. Тургенев ссылается на жизненный опыт читателя, не вдаваясь в описание душевного состояния персонажа: «Санин вернулся домой… и предался тем ощущениям только что осознанной любви, которые и описывать нечего: кто их испытал, тот знает их томление и сладость; кто их не испытал — тому не растолкуешь» [7, с. 233].

Но вот, после неожиданного и резкого поворота сюжета, когда на смену ясному и чистому чувству приходит страсть к дурной женщине, затронувшая темные и страшные стороны души главного героя, а вместе с нею и запутанность, сложность отношений, роль автора значительно возрастает. Он теперь постоянно находится над героем, старается объяснить его нравственные колебания. С какой поразительной точностью И. С. Тургенев проникает в подсознательные глубины человека! Именно подсознательные, ибо герой как бы свободен он ни был в своих поступках, не свободен в чувствах, мыслях и ощущениях. Дмитрий Санин порой старается заглушить в себе нравственное чувство, заставить замолчать совесть. Он приводит для себя внутренние аргументы, которые могли бы оправдать его поведение и укрыться от собственного осуждения: «Презрение он бы почувствовал к себе, если б ему удалось хотя на миг сосредоточиться…» [7, с. 293].

Повествование от лица автора, а не от лица рассказчика, как выяснилось, дает большое количество преимуществ в изображении внутреннего мира героев произведения. Положение автора, которому доступно многое, позволяет описывать канву событий, анализировать не только доступное глазу наблюдателя, но и фиксировать, каким образом рождались в душе человека те или иные решения, какие начала вступали в противоречие, как сплетались различные чувства и настроения.

В повести «Вешние воды» И. С. Тургенева много автобиографического, как и в повестях «Ася» и «Первая любовь». Это признавал сам писатель. В повести «Вешние воды» звучат самые сокровенные его мысли. А образ Дмитрия Санина, несмотря на критическое отношение к нему самого автора, внутренне близок писателю. Несомненно, что «Вешние воды» — одно из самых личных произведений И. С. Тургенева. Он признавался, что писал эту повесть с особенной любовью и с большим удовольствием.


Литература:

  1. Зайцев, Б. К. Жизнь Тургенева: Литературная биография / Б. К. Зайцев. — М.: Дружба народов, 2000. — 224 с. — (Русская классика в школе.)

  2. Недзвецкий, В. А. История русского романа XIX века: неклассические формы: Курс лекций / В. А. Недзвецкий. — М.: Издательство Московского университета, 2011. — 152 с. (Университетские курсы лекций.)

  3. Недзвецкий, В. А. И.С. Тургенев: логика творчества и менталитет героя: Курс лекций для магистрантов / В. А. Недзвецкий. — М.: Издательство Московского университета, 2011. — 208 с.

  4. Недзвецкий, В.А., Полтавец, Е. Ю. Русская литература XIX века. 1840–1860-е годы: Курс лекций / В. А. Недзвецкий, Е. Ю. Полтавец. — М.: Издательство Московского университета, 2010. — 376 с. (Университетские курсы лекций.)

  5. Писарев, Д. И. Женские типы в романах и повестях Писемского, Тургенева и Гончарова: Сочинения в четырех томах. Том 1. Статьи и рецензии 1859–1862 / Д. И. Писарев. — М.: Государственное издательство художественной литературы, 1955. — 345 с.

  6. Тимашова, О. В. Писатели, критики, исследователи о Тургеневе: избранные цитаты [Электронный ресурс] / О. В. Тимашова // Издательство «Лицей». — http://www.licey.net/lit/clas19/kritikiTurgenev.

  7. Тургенев, И. С. Первая любовь: Повести / Вступ. ст. В. И. Порудоминского /

  8. И. С. Тургенев. — М.: Просвещение, 2001. — 321 с.: ил.




Обсуждение

Социальные комментарии Cackle