Библиографическое описание:

Мехтиева Ш. М. Феминистическое воззрение Низами [Текст] // Современная филология: материалы II междунар. науч. конф. (г. Уфа, январь 2013 г.). — Уфа: Лето, 2013. — С. 17-19.

В статье на основе научно-теоретического и художественного материала рассматривается прогрессивное отношение великого азербайджанского поэта и мыслителя Низами Гянджеви к женщине, опережающего не только восточные, но и западные взгляды на проблему. Автор приходит к выводу, что выдвинутые восемь столетий назад Низами положения о месте и роли женщин в обществе не потеряли своей актуальности и в наши дни.

Ключевые слова: отношение к женщине, Низами Гянджеви, антифеминистические взгляды, права женщин.


Basing оn scientific theoretical аnd works the author reveals the progressive attitude оf the grеаt Azerbaijan роеt and philosopher Nizami Gyandzevi to the woman and рroves his views to be even more advancedwith eastern and even western views of that time. Тhe author comes to а conclusion that Nizami's viewa concerning women's status role го1е in the society being ехрressed еight centuries аgо are still acute today

Кеу words: women's status, Nizami Gyandzevi, antifeminist views, women's rights.


В формировании взгляда на женщин у Низами Гянджеви (1141–1209), чьи произведения опираются на исламское право, Коран и хадисы, сыграли важную роль указанные источники. Вместе с тем Низами как великий мыслитель и философ имел свой собственный взгляд на эту проблему, а как выдающийся поэт сумел художественно выразить и отобразить в произведениях свои воззрения. Не следует забывать, что в прогрессивном отношении Низами к женщине незаменимую роль сыграла его этническая (тюркская) принадлежность.

Во времена Реформации и Ренессанса в Европе, хотя и отмечались некоторые продвижения вперед в отношении к женщине и ее роли в обществе, но в целом антифеминистические воззрения существовали в XVIII—XIX веках, даже вплоть до ХХ века, и проявлялись в трудах таких философов, как Ж.-Ж. Руссо, А. Шопенгауэра, Ф. В. Ницше и др.

В пропаганде и обосновании псевдофилософии патологической ненависти к женщине особенно отличался Артур Шопенгауэр. Философ, не скрывающий свою глубокую ненависть и неприязнь к женщине, пишет: «Низкорослый, узкоплечий, широкобедрый пол мог назвать прекрасным только отуманенный половым побуждением рассудок мужчины: вся его красота и кроется в этом побуждении. Но женщина всегда и во всем обречена только на посредственное господство, именно посредством мужа, каковым она только и может обладать непосредственно...

Мы с нашею старофранцузскою галантерейностью и нелепым женопочитанием — этим высшим цветом германской глупости, которое послужило только тому, чтобы сделать их до того высокомерными и беззастенчивыми, что они порою напоминают священных обезьян Бенареса, которые в сознании своей святости и неприкосновенности позволяют себе все и вся» [1, с. 74–75).

Фридрих Ницше считал, что обман является непревзойденной способностью женщин. Он призывал мужчин, «образцов честности и верности», к осторожности в отношении к этим лживым и хитрым существам.

В сравнении с подобными «философиями» и всякими антифеминистическими воззрениями, считающимися анахронизмом в современном мире, взгляды Низами на женщину, перешагнувшие мировоззрения своей эпохи на несколько столетий, выглядят как целостная философская система.

Между тем продолжение антифеминистических мыслей философов реакционного толка, выражающееся в унижении чести и достоинства женщин, содержании их в положении рабов перед мужчинами, про слеживается в творчестве О. Вейнингера в начале ХХ века. Хотя прошел огромный временной отрезок — свыше 2000 лет с эпохи Аристотеля, отличающегося реакционностью мыслей о женщине, но сочинение О. Вейнингера «Пол и характер» является как бы продолжением и развитием подобных «идей» мыслителя Древнего мира. В этом отношении О. Вейнингер выступает как бы «достойным продолжателем» Фомы Аквинского. Вслед за Аристотелем, считающим мужчину творческой формой, а женщину пассивной материей, тот самый Вейнингер, приписывающий женщине отсутствие собственного внутреннего движения, пишет: «Женщина — ничто, потому из нее можно сделать все».

Естественно, что из сказанного не следует делать выводы о превосходстве Востока над Западом относительно положения женщин в обществе. Хотя в последнее время встречаются сочинения, содержащие подобные псевдонаучные положения. Однако автор поддерживает точку зрения многих ученых: как на Западе, так и на Востоке под влиянием феодальной идеологии и мировоззрения долгие времена существовала мысль о женщине как неполноценном существе в сравнении с мужчиной.

В силу сказанного обратимся к труду Адама Меца «Мусульманский ренессанс»: «В 323–934 годах ханбалиты — крайнее консервативное крыло в исламе — ежедневно выступали в столице против безнравственности: они вторгались в дома знатных особ, выпускали вино из бочек, избивали певиц, разбивали их музыкальные инструменты и запрещали мужчинам появляться на улице с женщинами или юношами... Обычаи благочестия вообще весьма неодобрительно относились к тому, чтобы женщина выходила за пределы дома. Халиф ал-Хаким, намеревавшийся возродить ранний ислам, запретил всем без исключения женщинам выходить из дому, а сапожникам — шить им туфли. Повивальные бабки и женщины, занимающиеся обмыванием покойников, должны были иметь при себе письменное разрешение» [2, с. 291].

Автор отмечает, что эта традиция в дальнейшем перешла в Европу, широко распространилась в Испании, а в середине XVII века и в Италии, так как в этот период женщина на улицах этих стран была явлением редким.

Абу-ль-Аля аль-Маарри, выдающийся арабский поэт и ученый XI столетия, великий мыслитель эпохи Ренессанса, учитель великого азербайджанского литературоведа и языковеда Хатиба Табризи, один из светлейших умов человечества того времени, критиковал пороки и недостатки современного общества, неподобающие человеку деяния. При этом он специально останавливается на проблемах женщин. Он считал позором то, что мужчины 60–70-летнего возраста женятся на девочках, а юные жены как бы взамен дожидаются кончины своих мужей. Все это автором поставлено в один ряд с иными общественными пороками: бесчеловечностью судей, невежеством подданных, двуличием духовенства, бестолковостью ученых и бахвальством поэтов [3, с. 126].

Предшественники Низами, творившие в том же литературно-культурном регионе: Фирдоуси, Фахраддин Гюргани, Са нан Газнави — не смогли отойти от указанной позиции в отношении к женщине. Достаточно указать то, что Фирдоуси, считающийся одним из величайших поэтов мира, объявил женщину «нечистью», посоветовал закопать ее, как дракона, являющегося проявлением зла.

В формировании феминистического воззрения Низами определенную роль сыграли Момине-хатун, Захида-хатун, Инанджхатун и другие тюрчанки, жившие в те времена и занятые активной политической деятельностью, принимавшие непосредственное участие в разрешении ряда судьбоносных вопросов в жизни государства Атабеков [4]. В воссоздании ряда образов женщин-правителей немаловажную роль сыграло вдохновение поэта, полученное им от знакомства, непосредственного наблюдения и дошедших до него сведений о той или иной женщине. Это не означает, что названные женщины были идеальными политиками, дипломатами или правителями и являлись прямыми прототипами образов Низами. Не будем забывать и то, что Низами обычно для создания своих образов берет знакомых исторических личностей, как бы их очищает от всего грязного и в обычном человеческом облике представляет своему читателю посредством художественного слова.

Прогрессивное отношение поэта к женщине вообще, отличающееся от мнения предшественников и современников, при влекло внимание исследователей, которые высоко оценили его позицию и место в отношении к женщине не только в истории азербайджанской литературы, но и в истории литературы Ближнего и Среднего Востока, да и в истории всей мировой литературы.

Ученый-теоретик, один из крупнейших исследователей азербайджанской литературы, Яшар Гараев по этому поводу отмечает: «В истории художественной мысли Востока первую женщину ренессансной природы и свежести (да и целую их плеяду) воссоздает Низами. Лейли и Мехин Бану, Ширин и Нушаба далеки от всякого средневекового покрывала — тюля, чадры, яшмага и тому подобных. Характерные им внутренняя стихия, свобода размышления и принятия решений, благородство и прозрачность — вот что считается главным богатством женщин в «Хамсе» («Пятерица»)» [5, с. 157].

Эта лаконичная, но меткая и точная оценка женских образов Низами, данная ученым, имеет большое значение в том плане, что она в силе адекватно отражать недостигаемые успехи поэта в отношении к женщине в художественно-философском мышлении Востока в целом. Естественно, что различные исследователи творчества Низами в разные времена анализировали его женские образы, но именно Я. Гараеву удалось-таки обобщить существующие научные положения и дать исчерпывающую оценку творчеству выдающегося мыслителя.

Влияние положительного отношения Низами к женщине на последующих писателей очевидно, хотя мы встречаем у его последователей и негативное отношение к женщине. Например, азербайджанский поэт Авхади Марагалы в 1333 году написал свою энциклопедическую поэму «Джами Джам», в которой находим неоднозначное отношение к женщине. В своей поэме он поучающе беседует о деяниях плохих женщин, призывает мужчин быть осторожными и бдительными в отношении к женщинам, не поддаваться женским соблазнам. По мнению поэта, плохим женщинам не следует раскрывать глаза, учить их грамоте и давать образование [6].

Между тем положительные женские образы Низами в подавляющем большинстве своем просвещенные, образованные, знающие люди. Тем самым поэт подчеркивал, что женщины и мужчины играют одинаковые роли в обществе. В этом духе он хотел воспитать и перевоспитать своих современников и потомков, содействовать формированию у них уважительного отношения к женщине.

Следует отметить, что труд Низами в этом направлении не оказался напрасным. Так, в разных источниках констатируются уважительное и признательное отношение к женщинам, характерное для тюркской общественной среды, широко распространенные обычаи и традиции относительно заслуг женщин. Все это говорит о том, что Низами является уникальным мыслителем и поэтом в истории мировой литературы, поскольку восемь столетий назад поднятые им вопросы и данные на них порой на уровне современности ответы удивляют социологов и философов наших дней. Женщины, составляющие прекрасную половину человечества, в произведениях Низами нашли свое художественное отражение со всей красотой и величавостью, верностью и искренностью.

Одна из основных черт литературно-философских размышлений Низами заключается в его новом, прогрессивном подходе к личности женщин, составляющих половину человечества и лишенных играть надлежащую роль в жизни общества.

В этой области проведены определенные исследования, однако в новых исследованиях будут выявлены все феминистические взгляды поэта, дана их адекватная оценка. Это имеет немаловажное значение не только для литературоведения, но и для разрешения ряда проблем правового государства и гражданского общества в Азербайджане.


Литература:

  1. Васильев К. Любовь. — Прогресс, 1982. — 384 с.

  2. Мец А. Мусульманский ренессанс. — М.: Наука, 1973. -475 с.

  3. Шидфар Б. Я. Абу-ль-Аля Аль-Маарри. — М.: Наука, 1985. — 214 с.

  4. Буниядов З. Азербайджанское государство Атабеков (1136–1225). — Баку

  5. Элм, 1998. — 280 с.

  6. Гараев Я. История: близкая и далекая. — Баку: Сабар, 1996. — 714 с.

  7. Авхади М. Джами-Джам. — Баку 1970. — 273 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle