Библиографическое описание:

Бурсина О. А. К проблеме о принадлежности терминов к различным морфологическим классам (на примере терминосистемы социальной работы) [Текст] // Современная филология: материалы II междунар. науч. конф. (г. Уфа, январь 2013 г.). — Уфа: Лето, 2013. — С. 59-62.

В современном языкознании и терминоведении в частности еще не получил однозначного ответа вопрос о существовании термина в форме одной части речи (а именно имени существительного) или о возможности принадлежности его к разным частям речи. Острые дискуссии по данной проблеме велись среди лингвистов в XX веке. В 30-е года XX века Г. О. Винокуром было выдвинуто положение о подчеркнутой номинативности термина, что подразумевало существование термина только как имени существительного или как словосочетания на его основе. Хотя ученый и признает, что в техническом языке употребляется очень много глаголов, но настаивает на том, что непосредственно в терминологию они входят в форме абстрактного имени существительного. Данный ход размышлений разделялся многими лингвистами в свое время (О. С. Ахманова, Н. А. Щеглова, О. Д. Митрофанова и др.) и был применим не только к глаголам, но прилагательным и наречиям.

А. А. Реформатский отчасти поддержал идеи О. Г. Винокура, однако признал, что наряду с существительными, терминами могут быть глаголы, прилагательные и наречия. Конечно, существительному он отдавал приоритет и считал их предпочтительнее. По его мнению, остальные части речи могли быть включены в терминологию в том случае, если они не могли подвергнуться синонимической замене именем существительным.

Однако одностороннее и прямолинейное положение Г. О. Винокура имело немало противников. Так В. П. Даниленко говорит о том, что термины, выраженные другими частями речи, также способны выражать определенные понятия и иметь определенное содержание вне конкретных сочетаний этих терминов с другими терминами. Л. Хоффман, С. Г. Казарина, В. П. Даниленко, Ф. А. Циткина и даже О. С. Ахманова приводят в своих работах достаточно примеров для подтверждения противоположного мнения о том, что терминами могут быть, по крайней мере, 4 части речи: имя существительное (приоритетно), имя прилагательное, наречие и глагол. Именно в такой последовательности они количественно представлены в терминологиях (от большего к меньшему).

Как справедливо отмечает О. С. Ахманова, в большинстве европейских языков, включая английский язык, система существительного очень сильно развита, в ее рамках имеются неограниченные возможности образовывать отглагольные существительные и отвлеченные прилагательные. Из этого можно заключить, что теоретически состав терминосистем таких языков может быть исчерпан только существительными. Однако даже при таких условиях терминируемые понятия гораздо шире, чем семантические возможности имени существительного как средства выражения этих понятий.

Прилагательное в терминологии используется чаще всего в своей классифицирующей функции и выступает, как правило, в составе словосочетаний в качестве терминоэлемента. Терминологизация имен прилагательных приводит к изменению лексико-грамматических и лексико-семантических свойств: утрачиваются оттенки качественности, приобретаются семантико-морфологические свойства относительных прилагательных, следствием чего становится невозможность образования степеней сравнения и краткой формы. Шамсутдинова Р.Р., исследуя медицинские термины татарского языка, говорит о том, что прилагательные в терминологии стремятся к выражению родо-видовых отношений между понятиями, выполняя функцию уточнения.

В.П. Даниленко, анализируя взаимоотношения имени и глагола относительно сферы употребления и сферы фиксации, пишет о возможности использования в сфере функционирования в качестве терминов различных частей речи, поскольку, хотя семантика глагола неэквивалентна семантике термина-существительного, тем не менее, термин-глагол дает более суженное по объему, по сравнению с именем, понятие конкретного процесса, явления, описываемого в данной конкретной ситуации: «терминами можно считать такие глаголы, которые... именуют важное основное понятие науки, называют основные процессы данной дисциплины» [В. П. Даниленко, 1973, с. 82].

В ходе исследования системы терминов социальной работы представляется возможным рассмотрение в ее составе 4 знаменательных частей речи: имен существительного и прилагательного, глагола и наречия.

Термины-существительные являются важнейшим лексико-грамматическим средством для выражения понятия о процессах, состояниях, действиях, деятелях, предметах, качествах.

Существительные, употребляемые в качестве терминов, имеют те же грамматические категории, что и существительные общелитературного языка: число, падеж (сares task, childs (material) circumstances, childrens legislation, childrens resource center, Downs child, survivors benefit).

Так же как существительные из общего словарного фонда, термины-существительные по форме могут быть простыми (abuse, adult, age, anger, case), производными (disempowerment, education, ex-partner, ex-spouse, hospitalization, immobility, incapacity, isolation, masculinity, medication) и составными, в том числе сложнопроизводными (alcohol-addicted, anxiety-depression, asylum seeker, birthrate / birth rate, boarding school, checklist).

Значение одушевленности может передаваться с помощью аффиксов –-er, -or, -ist, -holic, -ian, -ant, -ent, -ee, (abuser, alcoholic, assessor, autist, clinician, dependant/ dependent, earner, employee).

Следует отметить наличие однокоренных пар терминов-существительных и терминов-глаголов: abuse – to abuse, advocate – to advocate, care – to care, convict – to convict, disadvantage – to disadvantage, discharge – to discharge, divorce – to divorce, harm – to harm, neglect – to neglect, nurse – to nurse, support – to support, witness – to witness. В данном случае имеет место конверсия, один из морфологических способов терминообразования, с направлением конверсии по модели N=>V. В результате терминосистема пополняется терминами-глаголами, которые, как показал анализ терминов, употребляемых в специальной литературе для социальных работников, могут выражать профессиональное понятие и выступать в качестве термина. Чаще всего термины-глаголы соотносятся с однокоренным термином-существительным, из чего следует, что в терминологии социальной работы термины-глаголы в основном существуют на базе соотносимого с глаголом термина-существительного (to adopt - adoption, to befriend - befriender, to bring up - upbringing, to child-sitchild-sitting, to cohabit - cohabitation, to depress - depression, to diagnose - diagnosis).

В сфере функционирования термин-глагол демонстрирует наличие тех же грамматических категорий, что и глагол общелитературного языка: время, вид, залог, наклонение. Используются как личные формы глагола, так и неличные (причастие, герундий, инфинитив).

Что касается терминов-прилагательных, то в сфере функционирования их свойства действительно несколько ограничены по сравнению с прилагательными общелитературного языка. Прилагательные выполняют функцию уточнения понятия, являясь маркерами родовидовых отношений между предметами, понятиями, явлениями. Соответственно, чаще всего термин-прилагательное представляет собой терминоэлемент номинативного терминологического словосочетания (intellectual development, interpersonal development, inter-professional approach, interventive work, investigative approach, investigatory procedure, male-dominated occupation, marital breakdown, maternal health).

Как и в общелитературном языке в исследуемой терминосистеме имеет место процесс субстантивации прилагательных. В числе отобранных примеров терминов встречаются следующие ЛЕ, используемые в качестве субстантивированного прилагательного и прилагательного (adolescent, bi-sexual, blind, contraceptive, disabled, elderly, heterosexual, homeless, individual, infant, lesbian, male, minor, old, peer, professional).

В терминосистеме социальной работы представлены производные термины-наречия, образованные от основы терминов-прилагательных при помощи аффикса -ly. Наречия, образованные с помощью других аффиксов, или сложные наречия, состоящие из двух основ, не выявлены в исследуемом корпусе терминов. Данная особенность вытекает из области функционирование термина-наречия, который в исследуемых примерах состоит в синтаксической связи с прилагательным, указывая на признак последнего или уточняя его. В такой функции могут выступать только наречия – производные от прилагательных, а суффикс –ly является наиболее узнаваемым и часто употребляемым для производства наречия именно от прилагательного, а не от существительного, местоимения или числительного. Приведем следующие примеры терминологических словосочетаний с термином-наречием в составе: (cognitive-behaviourally oriented therapist, mentally disordered offender, psychoanalytically oriented psychiatrist, socially excluded member, sexually transmitted disease).

На этапе рассмотрения принадлежности терминов к различным морфологическим классам встает вопрос о разграничении сложных слов (сложнопроизводных существительных типа boarding school, asylum seeker и др., глаголов типа bring up, child-sit, kick out и др.) и синтаксических словосочетаний. Поскольку такого рода образования представляют собой единое целое с точки зрения семантики, имеют общее ударение по части фонетики и слитное или через дефис, довольно часто раздельное написание по части орфографии, то в данной работе они отнесены к сложным словам-терминам. Следует отметить, что для общеупотребительных сложных слов такого типа характерно чаще слитное или через дефис написание, реже – раздельное. Особенностью исследуемой терминологии является наличие большого количества раздельнооформленных сложных слов-терминов. Одной из причин такого положения дел является то, что термин, выражая специальное, порой довольно узкое понятие, неизбежно наращивает свою звукографическую оболочку, оформляясь, в том числе, в сложнопроизводное слово. Следующей причиной этому видится принадлежность терминологии социальной работы к классу научных терминологий общественных и гуманитарных наук, термины которых в основном представляют собой термины-определения. Такие термины-определения, в отличие от номенклатурных терминов точных наук, непосредственно связаны с концепцией конкретной области и не обладают определенной устойчивостью номенклатурного термина. Сложнопроизводные слова-термины как нельзя лучше отвечают вышеуказанной специфике и, соответственно, могут быть отнесены либо к терминам-существительным, либо к терминам-глаголам.

Итак, как показывает материал исследования, имена существительные не являются единственным средством выражения специального понятия в области социальной работы, однако бесспорным остается факт, что существительные являются основной, преобладающей частью речи для выражения научного или прикладного понятия. Корпус терминов социальной работы имеет преимущественно именной характер, представляя научные и прикладные знания о процессах, состояниях, действиях, деятелях, предметах, качествах.

Также в корпусе терминов социальной работы представлено большое количество терминов-прилагательных, которые необходимы для построения терминологических словосочетаний и передачи с их помощью узкого специального понятия.

Особенностью данной терминологии является количественное преобладание терминов-глаголов над терминами-наречиями, которые, образуясь на базе термина-прилагательного, встречаются единично. Термины-наречия функционируют и могут быть рассмотрены только в пределах терминологического словосочетания, где они выполняют функцию уточнения.

Большая часть терминов данной области являются консубстанциональными терминами, т.е. по форме они совпадают с общеупотребительными словами, что еще раз доказывает, что данная терминосистема (как и любая другая) является частью, подсистемой литературного языка, обеспечивая при этом коммуникацию в сфере научно-профессиональной деятельности и знания.

Анализ научной литературы по данному вопросу и исследование конкретной системы терминов социальной работы подтверждают, что на современном этапе развития терминоведения ученым представляется правомерным включение различных морфологических классов в состав терминосистем. При этом ядром любой терминосистемы будут являться имена существительные или номинативные словосочетания. Что касается количественного распределения между тремя другими частями речи (прилагательное, наречие, глагол), то следует рассматривать каждый конкретный корпус терминов отдельно.


Литература:

  1. Головин Б. Н. «Термин и слово» // Термин и слово. Межвузовский сборник. Горький: изд. ГГУ им. Н. И. Лобачевского, 1980, с. 3-12.

  2. Гринев-Гриневич С. В. Терминоведение: учебное пособие для студентов высших учебных заведений / С. В. Гринев-Гриневич. – М.: Издательский центр «Академия», 2008. – 304 с.

  3. Винокур Г. О. О некоторых явлениях словообразования в русской технической терминологии. // Труды Московского института истории, философии и литературы. Т.5.сборник статей по языковедению. М., 1939. – с. 3-54.

  4. Даниленко В. П. Русская терминология / В. П. Даниленко. – М.: Наука, 1977. – 246 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle