Библиографическое описание:

Хворова О. В. Структура ревизских сказок Российского государства 18 века [Текст] // Актуальные проблемы филологии: материалы междунар. науч. конф. (г. Пермь, октябрь 2012 г.). — Пермь: Меркурий, 2012. — С. 89-91.

В истории русского литературного языка XVIII век представляет значительную веху. Справедливо замечание В. М. Живова о том, что «восемнадцатое столетие - эпоха радикального преобразования русской языковой ситуации, захватывающего все уровни русского языка и все сферы его функционирования» [3, с.13]. По мнению Л. Ф. Копосова, в это же время резко возрастает количество деловых текстов, которые представляют собой сотни разновидностей документов, различающихся по целевой установке, содержанию, языковым особенностям [5, с.32]. Эти тексты обслуживали самые различные потребности общества и составляли неотъемлемую часть делопроизводства петровского и постпетровского периодов.

Начиная с эпохи приказного делопроизводства, особое внимание уделялось такому важному элементу делопроизводства, как оформление документа. Коткова Н. С. утверждает, что это отражалось как на внешней форме (документы писались на узких полосках бумаги – «столбцах» в виде сплошного текста), так и на внутренней схеме изложения, то есть формуляре (внутри текста в определенном порядке располагались необходимые лексические средства, устойчивые обороты, языковые формулы, свойственные сфере официально-делового общения) [6, с.131]. Семыкин Д. В., анализируя такие документы, как Чердынские ревизские сказки 1711 года, отмечает, что «деловые документы во все времена отличались определенным набором штампов, шаблонов, которые проявляются как на лексическом, так и на синтаксическом уровне» [7, с.22]. По мнению большинства современных исследователей, текст имеет «графическую схему», оформленную с помощью обязательных формул: «Структура документа и его формуляр – это два взаимосвязанных явления – каждому разделу структуры соответствует определенная формула (формулы) и устойчивый прием (приемы)» [1,с. 136].

Исследователь Бондаренко О. В., рассматривая историю деловой письменности, подчеркивает необходимость проведения анализа формуляра документа и выделения из текста композиционных элементов. Поэтому с нашей точки зрения, является важным проследить особенности формуляра и структуры ревизской сказки российского государства 18 века.

При рассмотрении ревизских сказок нами учтены методика дипломатического анализа актов, так и современные подходы к осмыслению структуры и формуляра деловых текстов 17-18 веков. Считаем, что старорусский деловой текст предстает как система субтекстов, которые, взаимодействуя друг с другом в линейной прогрессии текста, обеспечивают его композиционно-смысловую целостность.

В русской дипломатике формуляр – это состав и порядок следования клаузул в документе (Лаппо-Данилевский, 1920); в таком значении термин формуляр использует В. Я. Дерягин [2, с.4].

Интересно отметить, что долгое время четкого формуляра ревизской сказки не существовало: во время двух первых ревизий учитывались только лица мужского пола с указанием возраста; начиная с третьей ревизии, вводится печатный бланк сказки, начинает учитываться и женское население, увеличивается количество данных, которое обязательно должна сообщать сказка по каждому учитываемому человеку. Только с седьмой ревизии (1815 г.) формуляр складывается окончательно: вводится новая, более простая форма структурирования данных, запись начинает вестись по семьям. С этого момента ревизская сказка содержит в себе следующие клаузулы: название (год, месяц, число подачи, губерния, уезд, село, владелец крепостного селения, если сказка дана по помещичьему селу), графу с номером семьи, цифры состава семьи «по последней ревизии», число и состав «выбывших» и «прибывших» лиц, временно отсутствовавших, и итоговые данные «ныне налицо». В заключение стоят подписи ответственных лиц. В сказку записывалась одна семья за другой, на левой половине листа - мужчины, на правой - женщины. Хотелось бы отметить, что форма и содержание ревизских сказок, начиная с третьей ревизии, не претерпели сколько-нибудь существенных изменений.

Таким образом, в ревизской сказке содержится следующий объем сведений:

  • № двора по ревизии (10-я ревизия указывает соответствующий № по 9-й ревизии),

  • фамилия, имя и отчество главы семьи, всех проживающих совместно родственников мужского пола,

  • возраст по предыдущей ревизии,

  • отметка о выбытии или об отсутствии во время ревизии (и с какого времени),

  • возраст по текущей ревизии;

  • имена и отчества всех родственниц женского пола,

  • отметки о выбытии или об отсутствии во время ревизии (и с какого времени),

  • возраст на время проведения ревизии.

Рассмотрим особенности построения композиции текста «Ревизской сказки Черноисточинского завода 1763 г.» (фонд: 643; опись: 1; дело: 105). Изучая текст ревизской сказки, мы определили, что данный жанр в деловой письменности имеет свою специфику. Согласимся с Качалкиным А. Н., который считает, что сказки – это письменные показания по определенному вопросу, и подавались они по разным поводам, когда администрации нужны были сведения по какому-либо делу, известные авторам сказок [4,с. 82].

Композиционную структуру исследуемого текста сказки образуют тестовые отрывки, характеризующиеся своей темой и законченной информацией, относящейся к этой теме.

Составитель текста сказки не указан. Рукопись датирована 1763 годом; дата встречается один раз: на титульном листе: «за 1763 годъ». Документ написан, очевидно, гусиным пером или чернилами, имеющими в настоящее время различные оттенки коричневого цвета. Текст написан на листе с обеих сторон. Написан он скорописью, характерной для начала 18 века. Одной из важнейших примет, характеризующих скоропись этого периода, - является наличие связных написаний. В исследуемой ревизской сказке встречаются, например, соединения двух букв (нъ, ор, мя, ев). Знаки препинания (запятые, точки) практически не встречаются. Документ имеет форму тетради, в которой помещены две таблицы.

В данной ревизской сказке содержатся сведения о численности податного населения, указывается географическое размещение, состав по возрасту, полу, общественное и семейное положение. В языке этого жанра деловой письменности просматриваются приемы употребления, свидетельствующие о наличии стилистических норм, которые имели широкое распространение в сфере российского делопроизводства 18 века. «Чистота» стиля не всегда строго выдерживается. Количество специфических высоких или разговорных элементов варьируется в жанре в зависимости от языковой принадлежности автора.

Делопроизводство требовало точности, ясности изложения и быстроты написания текста. Отсюда и вытекает основной принцип построения ревизской сказки как документа: при четко обозначенной структуре максимальная экономность письма. Сказки – это особая разновидность деловых текстов, где подчинительные конструкции употребляются в единичных случаях на фоне общего «сочинительного» строя этих документов.

- у него жена Евдокея Ивановна дочь сорок а одного года взята до бывшей ревизии при Черноисточинском заводе сиротой а откуда был ее род не памятует для того что после отца и матери своей осталась она с малых лет (л.1)…

Для них характерно отсутствие подчинительных конструкций или их незначительная употребительность как единичных вкраплений в текст, построенный по преимуществу на основе союзного и бессоюзного соединения предложений.

- у него жена Марфа Корнилова дочь пятидесяти трех лет взята до бывшей ревизии Верхотурского уезда в прежде бывшей деревне Висимской где ныне построен онаго ж господина статскаго советника Никиты Акинфиевича Демидова Висимошайтанской завод а откуда отец ее родом бывал того не памятует для того что после его осталась она в малых летах (л.7)…

Для этих текстов характерно союзное употребление союзов-частиц и, а, да, именно им принадлежит в большинстве случаев определяющая роль в синтаксическом строе подобных текстов.

Таким образом, преобладание в синтаксической структуре текста сочинительных конструкций определяется содержанием памятника, что, в свою очередь, зависит от его назначения: сообщение определенных сведений для тех или иных целей. В ревизских сказках представлен перечень фактов и событий, их констатация не определяет установления между ними каких-либо логических отношений, поэтому, естественно, в синтаксическом строе подобных текстов будет преобладать сочинительная связь, подчинительные конструкции не типичны для них.

Сказки 18 века включают вступительную, констатирующую и заключительную части. Информационное наполнение «вступления» в текстах сказок определяется рядом факторов, среди которых важную роль выполняют основания составления документа и профессиональные навыки писцов. В ревизских сказках, отличающихся высокой формализованностью и строгой регламентацией содержания, «вступление» включает ссылку на законодательный акт, служащий причиной документов.

Констатирующая часть сказок, отражающая основную тематику документа, более свободна в содержательном плане. В ревизских сказках – это представление сведений о лицах мужского пола в семье (есть ли эти лица в переписи, платят ли подушный налог, сведения о месте жительства, наличие служащих в доме и других лиц мужского пола: крепостных, наемных жильцов и.т.д. [5,с.233].

Заключительная часть документов выделяется из текста в отдельный абзац.

- переведен в жительство в Нижнотагильский оного ж господина статского советника Никиты Акинфиевича Демидова завод и там к ревизии в скасках объявлен будет (л.8)…

Сказки XVIII века характеризуются строгой схемой изложения, изменением формы представления традиционных композиционных элементов и возникновением новых. Это позволяет говорить о восемнадцатом столетии как о начальном этапе формализации и стандартизации документного текста.

Таким образом, в ходе исследования текстов сказок, мы пришли к выводу, что ревизская сказка представляет собой уникальный для истории языка лингвистический материал. Лингвотекстологический анализ русской деловой письменности 18 века во всем ее региональном многообразии сегодня становится одной из актуальных задач исторического языкознания.


Литература:

  1. Багрянцева Г. И. Филологический анализ документального текста (на материале служебной переписки периода коллегиального делопроизводства): Автореф. дис. … канд. филол. наук. Москва, 1986.

  2. Дерягин В. Я. Об историко-стилистическом исследовании актовых текстов // Вопр. языкознания. 1980. №4. С. 4.

  3. Живов В. М. Язык и культура в России XVIII века. М.: Школа «Языки русской культуры», 1996. С.13.

  4. Качалкин А. Н. Жанры русского документа допетровской эпохи. Часть II. М. , 1988.

  5. Копосов Л. Ф. Изучение истории русского языка по памятникам деловой письменности. М., 1991.

  6. Коткова Н. С. Выявление московских лексических норм 17 века путем сравнения с периферийными данными// Иванов В. В., Сумкина А. И. История русского языка и лингвистическое источниковедение. М., 1987. С. 131-150.

  7. Семыкин Д. В. Антромонимия Чердынской ревизской сказки 1711 года (к проблеме становления официального русского антропонима). Дис. … канд…филол. наук. Пермь, 2000.

  8. Сумкина А. И. Зависимость синтаксического строя некоторых памятников деловой письменности XVIII века от их содержания//История русского языка. Памятники 11-18 веков/ Котков С. И., Панкратова Н. П. М., 1982.С 232-257.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle