Библиографическое описание:

Милетова Е. В. Лингвистические особенности современного англоязычного искусствоведческого дискурса [Текст] // Актуальные проблемы филологии: материалы междунар. науч. конф. (г. Пермь, октябрь 2012 г.). — Пермь: Меркурий, 2012. — С. 67-75.

Научный переворот конца XX столетия и переход на совершенно новый уровень изучения языка, выходящий за пределы предложения и текста, привел к тому, что вопрос о связи процесса вербальной репрезентации знаний человека с глубинными механизмами его ментальной деятельности зазвучал особенно остро. Именно влияние и значимость когнитивной активности индивида объясняет чрезмерную популярность когнитивной лингвистики, приоритетной целью которой считается анализ и специфика феномена «дискурс», являющегося предметом многочисленных споров ученых.

В рамках настоящей статьи попытаемся определить природу современного англоязычного искусствоведческого дискурса, сделав акцент на его лингвистические особенности.

Сразу отметим, что существуют различные подходы к рассмотрению природы искусствоведческого текста. Так, например, некоторые специалисты, в частности, У.А. Жаркова, трактуют искусствоведческий дискурс, как «аллюзию к названию науки об искусстве». При этом его сущность – любой текст, в котором критик преследует своей целью «ведать искусством» (Жаркова, 2011: 49-50).

В работах А.П. Булатовой искусствоведческий дискурс определяется как «вербализованный опыт мышления относительно области объектов, бытующих как произведения искусства, организованный в рамках стратегий восприятия, авторитета, оценочности и других искусствоведческих стратегий» (Булатова, 1999: 44). Ключевым моментом для автора является процесс восприятия, поскольку любое произведение искусства подразумевает ответную реакцию зрителя/ слушателя.

Наша трактовка дискурса искусствоведа сводится к тому, что искусствоведческий дискурс, представляет собой целенаправленную деятельность применительно к сфере искусства, осуществляемую ее участниками в форме устной и письменной речи, в соответствии с принятыми в обществе правилами, нормами, стандартами.

Следует сказать, что искусствоведческий дискурс описывает пространство произведений искусства. Процесс коммуникации в данном пространстве осуществляется невербально, то есть кодированная посредством знаков, символов, красок информация интерпретируется усилиями критика, эксперта вербально, приобретая вторично знаковый характер и становясь более доступной широким массам. В силу того, что мнения критиков носят ярко выраженный субъективный характер, можно утверждать, что тексты по искусству представляют собой неиссякаемый ресурс, пополняющийся регулярно новыми идеями, толкованиями, не теряющими своей актуальности с течением времени.

Безусловно, современный искусствоведческий дискурс имеет ряд особенностей. Художник нового поколения более прагматичен, отчасти, циничен, он не является возвышенным творцом, воспевающим прекрасное, а тесно связан с реалиями повседневной жизни, диктующими ему свои правила игры (Козловская, 2003: 71-72). В результате возникают деловые отношения между художником и зрителем (критиком), в которых материально-денежная составляющая выступает неотъемлемой частью, например:

7) The commercial value of art has usurped its spiritual value, indeed, seems to determine it. Art's esthetic, cognitive, emotional and moral value – its value for the dialectical varieties of critical consciousness – has been subsumed by the value of money.

Art has never been independent of money, but now it has become a dependency of money. Consciousness of money is all-pervasive. It informs art – virtually everything in capitalist society – the way Absolute Spirit once did, as Hegel thought. Money has always invested in art, as though admiring, even worshipping, what it respected as its superior – the true treasure of civilization – but today money's hyper-investment in art, implicitly an attempt to overwhelm it, to force it to surrender its supposedly higher values, strongly suggests that money regards itself as superior to art (www.artnet.com).

В данном случае критик размышляет о роли и ценности искусства в его денежном эквиваленте (commercial value of art), пытается провести параллель между ними (Art's esthetic, cognitive, emotional and moral valuehas been subsumed by the value of money; Art has never been independent of money, but now it has become a dependency of money) и выявить более сильное звено в цепи, которым выступает денежный ресурс (today money's hyper-investment in art, implicitly an attempt to overwhelm it, to force it to surrender its supposedly higher values, strongly suggests that money regards itself as superior to art).

Подобная тенденция носит негативный характер, поскольку традиционное чувство красоты и изящества отходит на второй план, уступая позиции веяниям нового времени. В контексте этого мы говорим о том, что произведения искусства сегодня - это товар, представляющий огромную ценность, прежде всего, материальную, преследующий основную цель - приносить высокие дивиденды, как самому художнику, так и владельцу частных коллекций. В результате происходящего, выстраиваются отношения, в которых деньги играют едва ли не ведущую роль, где все подчинено законам экономической науки.

Следующей особенностью рассматриваемого типа дискурса является своеобразная терминологическая база, заслуживающая пристального внимания ученых. Современную терминосистему данного типа коммуникации исследователи делят на классы. Так, А.П. Булатова говорит о собственно терминах, «квазитерминах» и общеупотребительной лексике. По словам автора, термины выступают как знаки дискурса, общеупотребительные слова и словосочетания несут дополнительное значение и применяются для именования специфических объектов, «квазитермины» – «частотные в конкретном дискурсе отрезки речи (как правило, именные), имеющие большую степень устойчивости и сочетающие в семантике дескриптивное и оценочное значение (Булатова, 1999: 51-52).

Не вызывает сомнения тот факт, что лексическая наполняемость претерпела ряд изменений с течением времени в результате своего рода переворота, имеющего место в сфере искусства.

Здесь мы имеем в виду те случаи, когда автор искусствоведческой статьи, используя свой природный дар и уникальную способность уловить мельчайшую деталь, ускользающую от внимания простого обывателя, описывая стиль, техники художника, вводит корпус своих терминов. Приведем пример:

8) French post-impressionist painter Henri Matisse produced works of such innovative daring and aesthetic vigour, they remind us that, before the advent of celebrity youth culture, artists were often expected to mature into a more spirited adventurousness. Exhibited here are startlingly lyrical late images, transposed on to lithographic plates from arrangements of scissor-cut painted paper. One can eulogize on Matisse's mastery of colour, the push and pull of his pictorial depths but, like all great art, it is impossible to say what makes these works so extraordinary. They just are (www.guardian.co.uk).

Здесь мы наблюдаем словотворчество автора, реализуемое посредством использования термина «scissor-cut», служащего для обозначения неповторимой техники мастера. Подобная тенденция, отмеченная в 21,25% выборки, весьма частотна в сфере прилагательных, например, the most pleasure-inducing of all artists, a soul-searching artist, a clear-eyed artist, a mirror-type effect, low-life scenes и др., поскольку именно корпус прилагательных позволяет очень точно и красочно передать качество, дать оценку тому или иному явлению.

Доля терминов, имеющих непосредственное отношение к текстам по искусству, в масштабах нашей выборки не столь значительна (≈12%); как правило, они используются для обозначения объектов, стилей, направлений и служат своего рода маркерами сферы искусства. Обратимся к примеру:

9) One of the most influential artists in the history of twentieth-century painting, Paul Cézanne (1839–1906) has inspired generations of modern artists. Generally categorized as a Post-Impressionist, his unique method of building form with color and his analytical approach to nature influenced the art of Cubists, Fauvists, and successive generations of avant-garde artists (www.metmuseum.org).

Мы наблюдаем, что слова Post-Impressionist, Cubists, Fauvists, avant-garde artists называют направления и представителей соответствующего течения в искусстве. Задача автора в данном контексте заключается в демонстрации своих знаний, поскольку, как отмечалось ранее, всякий критик, искусствовед стремится «ведать искусством», подчеркивая незыблемый авторитет собственного мнения.

Для современного искусствоведческого дискурса характерно появление новых терминов, слов, зачастую заимствованных из других областей, например, curator, performance и др.:

10) A lost masterpiece by Henri Matisse is going on public display for the first time in three decades. The Plum Blossoms (1948), one of a series painted by Matisse in southern France, has evaded the gaze of curators and scholars since the 1970s. Now the Museum of Modern Art in Manhattan has acquired the painting, one of the artist's last major works, following an approach from an art dealer (www.guardian.co.uk).

В приведенном отрывке отмечаем употребление слов display, curators, dealer, которые изначально не имели отношения к искусству, тем не менее, позже прочно закрепились в лексиконе критиков и искусствоведов. Доля обозначенных новообразований, реализуемых преимущественно семантикой имени существительного, незначительна, в масштабах нашей выборки составляет (≈9,5%).

Следует сказать, что имя прилагательное, репрезентируемое указанными лексическими единицами – явление весьма редкое, имеющее скромный показатель в выборке – 2,1 %. Приведем один из немногочисленных примеров:

Willem de Kooning was a painter's painter. He knew exactly how to push and pull the oil around the canvas so the surface happenings appear to have been bred by an act of nature. He knew everything to arouse curator interest and a great desire to search for his real message (www.guardian.co.uk).

Здесь лексема curator, находясь в препозиции к слову interest, определяет его и вербализуется семантикой имени прилагательного.

При анализе эмпирического материала нами были отмечены случаи употребления понятий, не ограничивающихся сферой искусства, а имеющих широкий диапазон применения, например:

11) His oils on canvas and linen are the best he has made. Solid, muscular and brushed into existence with a perfunctory, get-it-done-quickly vigor, each is also dreamy and elusive: a lovely symphony of subtly modulated organic tints quietly electrified by otherworldly light (www.latimes.com).

Так, слова oil (масляные краски), canvas (холст), существуют и вне данного контекста и могут относиться к пласту общеязыковой лексики.

Кроме того, мы обнаружили, что в целом тематические тексты по искусству располагают корпусом иноязычной лексики (≈8%), например:

12) Botticelli is so clear and crisp. Totally uninterested in chiaroscuro or ambiguity or even the poetry of landscape, he has a harshness of line that makes him the perfect artist for the hardnosed merchants who funded the Florentine Renaissance — and yet, paradox of paradoxes, he is one of art's supreme mystics.

His tough lucidity tricks the commonsense eye into accepting the occult. Slender arms and legs, polished leaves, a centaur's beard — all are visualized by Botticelli like pieces of imaginary sculpture held under the smooth surfaces of his pictures. And yet, nothing is real at all. The sea is too green to be wet, the women too beautiful to live, their dancing feet don't even touch the earth. Botticelli is so popular, so lovely — and yet if any artist could drive you mad with his conundrums, it would be him (www.guardian.co.uk), где слово «chiaroscuro» – образец подобного рода заимствования.

Наряду с существительными нами были отмечены случаи употребления заимствованных имен прилагательных, имеющих относительно скромный показатель в масштабах выборки (≈3%), приведем пример:

13) Titan began to set Venice on its ear with a jazzier style: intensified color patches and virtuoso brushstrokes front and center, and a more 3-D-looking naturalism, all on canvas (lighter weight, larger formats and when rolled up, extremely portable) (www.newsweek.com).

В данном контексте мы встречаем словосочетание virtuoso brushstrokes, в котором имеется заимствованное прилагательное «virtuoso», служащее для передачи оценки мастерства и таланта художника.

Отметим, что по критерию научности искусствоведческие тексты необходимо отнести к разряду научных или научно-популярных, при этом они могут быть написаны как научным, так и разговорным языком, сравним примеры:

  1. Tintoretto's "modern" and subversive quality starts with his shockingly dramatic spatial effects. The Italian Renaissance developed perspective as a means to create a realistic illusion of three-dimensional space: Tintoretto stretches this idea to bursting point by using absurdly long and vast perspectives. This is taken to the most surreal effect in his painting of Venetian heroes stealing the corpse of St Mark from an eastern city, imagined as a receding palatial vista under a sky of storm and fire (www.guardian.co.uk).

Здесь мы наблюдаем изобилие научных слов, фраз и весьма экспрессивных эпитетов, обслуживающих коммуникацию в пределах искусствоведческого дискурса: shockingly dramatic spatial effects, a realistic illusion, three-dimensional space, surreal effect.

  1. China’s red-hot art market is not cooling. Today’s biggest draws are paintings done in the realistic style… (www.newsweek.com).

В данном контексте обозначим употребление фраз red-hot art market и is not cooling, благодаря которым повествование приобретает разговорный оттенок и содержит в себе эмоциональный компонент, реализуемый посредством лексических единиц red-hot и cooling, характеризующихся яркой экспрессией и принадлежащих к разговорно-бытовому стилю речи. Очевидно, что прилагательное red-hot, состоящее из двух сем red и hot, объединенных на основании ассоциативной связи (красный – горячий), несет смысловую нагрузку всего текста. Полагаем, автор статьи преследует определенные цели, и подобное словотворчество не является случайным, поскольку критик с одной стороны, дает оценку рынку спроса произведений искусства (hot) и, с другой – имплицитно демонстрирует политическую идеологию, существующую в стране (red), в соответствии с которой складываются вкусовые предпочтения и запросы публики.

Кроме того, автор статьи может демонстрировать свое безучастное отношение к тому или иному произведению и, наоборот, высказывать свои суждения и подчеркивать личную оценку, например:

  1. Throughout his long career, Monet consistently depicted the landscape and leisure activities of Paris and its environs as well as the Normandy coast. He led the way to twentieth-century modernism by developing a special style that strove to capture on canvas the very act of perceiving nature (www.metmuseum.org).

17) The image is undoubtedly stark and cold, but it somehow manages to come across as rich, even beautiful. It is perfectly composed in the way it leads the viewer's eye to "discover" the dinosaur anew each time (www.guardian.co.uk).

В первом примере мы говорим не столь о безучастном отношении к личности художника, сколь о констатации факта, выражении мысли, не вызывающей сомнения, споров среди ценителей искусства. С точки зрения лексического наполнения утверждение понятно, доступно широкому кругу читателей. Полагаем, что данный текст можно назвать безэмоциональным, поскольку в нем не используются основные средства, участвующие в создании эмоционального фона. К числу наиболее значимых приемов относятся, на наш взгляд: междометия, вопросительные и восклицательные предложения, эмоционально-оценочная лексика, реализуемая преимущественно семантикой имени прилагательного. Именно отсутствием вышеуказанных маркеров экспрессивности, имени прилагательного в первую очередь, объясняется общая безэмоциональность и «сухость» контекста.

Во втором – автор высказывает свою точку зрения относительно произведения искусства, дает личную оценку, используя для этого ряд эпитетов: undoubtedly stark and cold, rich, beautiful. Cемантически фраза undoubtedly stark and cold за счет прилагательных stark и cold подразумевает оценку со знаком (-), что подтверждают их дефиниции: stark – very plain in appearance, with little or no colour or decoration (LDCE, 2006: 1617); cold – unfriendly or lacking normal human feelings such as sympathy, pity, humour, etc. (LDCE, 2006: 291).

Однако мы отмечаем, что в данном случае речь идет о положительной оценке, передаваемую усилиями лексем rich, beautiful, имеющих, в свою очередь, семантику оценки со знаком (+). Проанализируем значения лексем: rich – strong and attractive (LDCE, 2006: 1414); beautiful – extremely attractive to look at; very good or giving you a great pleasure (LDCE, 2006: 116). Очевидно, что рассматриваемые лексические единицы содержат сему “being attractive”, используемую для выражения положительной оценки. Кроме того, общая положительная оценка превалирует за счет употребления конструкции perfectly composed с наречием perfectly, имеющего следующие словарные значения: 1. completelyused to emphasize what you are saying; 2. in a perfect way (LDCE, 2006: 1220).

Подобное явление мы наблюдаем и при передаче негативных эмоций:

18) The volcanic artist appears to be darkly comic, cranky, arrogant, angry, self-doubting, and monstrous (www.newsweek.com), где прилагательные darkly comic, cranky, arrogant, angry, self-doubting, monstrous служат средством выражения отрицательной оценки, о чем свидетельствуют их дефиниции. В справочных изданиях зафиксированы следующие значения указанных лексических единиц: darkly comic – dealing with something that is bad or upsetting in a funny way (LDCE, 2006: 396); cranky – strange; bad-tempered (LDCE, 2006: 366); arrogant – behaving in an unpleasant or rude way because you think you are more important than other people (LDCE, 2006: 69); angry – feeling strong emotions which make you want to shout at someone or hurt them because they have behaved in an unfair, cruel, offensive etc. way, or because you think that a situation is unfair, unacceptable etc. (LDCE, 2006: 49), self-doubting, являющееся производным от self-doubt – the feeling that you and your abilities are not good enough (LDCE, 2006: 1488); monstrous –very wrong, immoral, or unfair; unusually large; unnatural or ugly and frightening (LDCE, 2006: 1064). Очевидно, что все представленные единицы содержат общую сему “being bad/ unpleasant”, усилиями которой передается негативная оценка автора искусствоведческой статьи.

Обратимся к следующему примеру:

19) Painting is something obscene and vicious, and utterly compelling, when Bacon wields the brush. His studio, preserved as a sealed room into which you peer anxiously as if you were looking into a poisonous snake's glassed box, is at once a monument to the solitude and mystery of creation and a scary claustrophobic nightmare in pink and purple and unshaded light bulbs. His paintings are like that, too. Bacon found himself as a painter in the repressive aftermath of the Second World War, with paintings that turn surrealism inside out and expose the mind's viscera. But it is the Old Masters, their rich cream surfaces and heavy frames on velvet wallpaper, with whom Bacon converses. His series of paintings of imprisoned, suffering, ridiculous popes meditate on Velázquez's great ruddy-faced Pope Innocent X and on the tyranny of the portrait; there is an idea in Bacon of art as violence, as cruelty, and his eviscerated nudes are never the objects of sentimental compassion. His art can oppress in the mass but when you come across one of his paintings in some dull and predictable collection of postwar art, it's like meeting the most horrible, fascinating old bastard in the club (www.guardian.co.uk).

Здесь критик отождествляет студию автора с его творчеством a scary claustrophobic nightmare in pink and purple, а возможность непосредственно увидеть картину – с встречей с ужасным «ублюдком» the most horrible, fascinating old bastard, высказываясь весьма экспрессивно, вызывая, тем самым, отторжение читателя.

Также следует отметить, что критик может говорить об искусстве в общих чертах и детально, подробно описывая отдельно взятую работу. Приведем примеры:

20) The perfection of Raphael's art, which once made him the most revered painter of all, has done much to harm his popularity in modern times. Today he is in the curious position of being at once indestructibly famous, irremovably in the canon, and yet largely unloved.

People are trained now to dislike art like Raphael's without really looking at it: the very words that praise it - harmonious, proportionate, and classical - condemn it to oblivion in a world that despises those virtues.

Nothing is ever likely again to restore Raphael to the status of a popular classic - but nor will the museums be taking his works off the walls any time soon because he is, like it or not, one of the supreme visual creators who ever lived (www.guardian.co.uk).

21) Art becomes a spirited game of interpretation in Ivan Seal's small-scale oil paintings. The objects he shows seem ordinary enough: you could be looking at the handle of a chisel, left casually hanging off the edge of a block, or a lump of clay rolled into a sausage. What Seal paints appears so plain and simple it's almost funny. Yet there's something not quite right about these little canvases.

Up close, his dense painted surfaces refuse to settle down: the intricate detail of an ornamental clock or a stack of shredded paper becomes a mutating jumble of color that does not seem to reflect real life. He often sets his subject matter against limitless black backdrops, like the objects have just been thrown up from the void. In fact, Seal paints largely from memory at the rate of a work a day, making his approach improvised and automatic. Yet with the paint applied in thick brushstrokes, or sculpted with a palette knife, the artworks themselves are very much of this world. They dart back and forth between reality and the distortion of things remembered (www.guardian.co.uk).

В первом примере критик повествует о новой тенденции в мире искусства, размышляя о том, что сегодня сюжеты и образы, изображаемые Рафаэлем, не столь близки зрителю. Их актуальность ставится под сомнение, поскольку новая эпоха предполагает рождение новых идеалов, новых образов, сюжетов, а амплуа мастера в настоящее время не находит должного отклика у достопочтенной публики. В статье читаем: «… he is in the curious position of being at once indestructibly famous, irremovably in the canon, and yet largely unloved». При этом критик высоко ценит творчество художника, используя эпитеты harmonious, proportionate, and classical, которые имеют общую сему “good, attractive”, о чем свидетельствуют их дефиниции: harmonious parts, colours etc. that are harmonious look good or work well together (LDCE, 2006: 742); proportionate – something that is proportional to something else is in the correct or most suitable relationship to it in size, amount, importance, etc. (LDCE, 2006: 1316); classicalbelonging to a traditional style or set of ideas (LDCE, 2006: 270). Положительная оценка всего повествования подтверждает закономерность о том, что «если составляющая часть объекта оценки характеризуется как красивая, привлекательная, то и весь объект в целом воспринимается красивым» (Алимурадов, Каратышова, 2010:88)

Во втором случае автор искусствоведческой статьи рассматривает творчество художника, описывая его манеру, акцентируя внимание на широкий диапазон изображаемых им объектов: the handle of a chisel, a lump of clay. Критику удается при помощи целого ряда эпитетов (a spirited game, plain and simple, funny, dense painted surfaces, intricate detail, limitless black backdrops, approach improvised and automatic, thick brushstrokes) придать повествованию эмоциональный компонент, поддерживая, тем самым, живой интерес со стороны читателей. Проанализируем лишь некоторые дефиниции: plain – very clear, and easy to understand or recognize (LDCE, 2006: 1247); simple – 1. not difficult or complicated to do or understand; 2. made in a plain style, without a lot of decoration or unnecessary things added (LDCE, 2006: 1538). Очевидно, что представленные эмоционально-оценочные прилагательные содержат сему “being simple” и служат языковым материалом для передачи субъективной оценки критика.

Говоря об особенностях искусствоведческого дискурса, следует остановиться на способе донесения, являющемся весьма важным параметром рассматриваемой области знаний. Способ донесения трактуется нами как возможность получения той самой информации читателем/зрителем посредством того или иного канала сообщения. Нами были определены 3 наиболее значимых способа передачи информации: 1) специализированные научные искусствоведческие журналы; 2) публицистические газеты и журналы, содержащие соответствующие рубрики; 3) ресурсы Интернет и социальные сети. Каждый из представленных каналов имеет свою специфику, прежде всего, имеется в виду назначение и выполняемые функции, целевая аудитория и лексическая наполняемость.

Научные журналы по искусству предназначены для узкого круга читателей, разбирающихся в вопросах искусствоведения. В подобных текстах отмечено преобладание слов и словосочетаний, относящихся к научному стилю речи, например:

22) The Futurists believed that a prerequisite to artistic progression was the destruction of the past and its attributes: libraries, opera houses, theatres, and museums. In their bid to revolutionize the cultural landscape, they did not wish to be influenced or compromised by the achievements of their predecessors, and they advocated that superseding artists should likewise cast Futurism aside. In subsequent years, proponents of other avant-garde movements also embraced hostile rhetoric, though the destruction of which they spoke remained metaphorical (www.metmuseum.org).

Здесь мы отмечаем употребление искусствоведческих терминов (Futurists Futurism, avant-garde, landscape) и книжной лексики (prerequisite, predecessors, superseding, subsequent, metaphorical), которые в совокупности придают повествованию научный характер и затрудняют понимание простого обывателя.

23) Edward Hopper was one of the greatest masters of 20th-century American realism. His paintings are often formally severe in manner – the light can be harsh and the shadows sharp. There is a strange, unnerving stillness at their centre, they lack warmth and amiability. His eye was a harsh and bleak one (www.independent.co.uk).

Здесь наблюдаем особую экспрессию, несвойственную научному стилю речи, достигаемую различными средствами как грамматическими, так и семантическими. Во- первых, с точки зрения грамматики, отмечаем употребление формы превосходной степени имени прилагательного greatthe greatest. Во- вторых, с позиции синтаксиса, наличие однородных членов предложения также способствуют созданию эмоционального фона. Наконец, изобилие форм эмоционально-оценочных прилагательных (the greatest, severe, harsh, sharp, strange, unnerving, a harsh and bleak one), придают повествованию особую экспрессию, что подтверждают их дефиниции: great – 1. very large in amount or degree; 2. very good; 3. important or having a lot of influence (LDCE, 2006: 709). Данное прилагательное содержит сему “being good”. severe – someone who is severe behaves in a way that does not seem friendly or sympathetic, and is very strict or disapproving; very plain with little or no decoration (LDCE, 2006: 1503); harsh – unpleasantly bright; ugly and unpleasant to look at (LDCE, 2006: 743); sharp – if an image or picture is sharp, you can see all the details very clearly (LDCE, 2006: 1510); strange – unusual or surprising, especially in a way that is difficult to explain or understand (LDCE, 2006: 1640), unnerving является производным от глагола “unnerve”, имеющего значение “to upset or frighten someone so that they lose their confidence or their ability to think clearly (LDCE, 2006: 1812). D

Ресурсы Интернет и социальные сети придают массовый характер искусству, посвящая в него любого желающего. Для того, что насладиться искусством эпохи Возрождения, лучшими творениями великих мастеров, совсем не обязательно пересекать границы и вообще отправляться в музей, галерею. Достаточно только хорошо владеть и активно использовать компьютерные технологии, предоставляющие уникальную возможность увидеть все своими глазами. Так, сегодня вполне реален аукцион, выставка, реализуемый посредством глобальной сети Интернет. Кроме того, широкому кругу заинтересованных читателей предоставляются отзывы, рецензии и иного рода тематические тексты, распространяющиеся через социальные сети. Приведем пример отзыва о выставке, встреченного нами в сети Интернет:

24) The symbolic associations to history and fame are only part of Vermeer’s allegory on the art of painting. For Vermeer, painting meant more than conveying abstract principles in a realistic form. Its very essence was built on the conviction that an artist needed a thorough understanding of the laws of nature to create a convincing illusion of reality. Such is the seductive beauty of his paintings that their subtle artifice often goes unnoticed. Vermeer succeeded to give the image a sense of life through his masterful observation of the light that illuminates the figures and objects in the room. He also applied his sophisticated knowledge of the rules of linear perspective to give the interior the appearance of a credible space, and to emphasize the painting’s most important components (www.metmuseum.org).

Здесь мы вновь отмечаем частотное употребление имен прилагательных (≈10%), служащих ярким определением мастерства и таланта художника. Подобная тенденция свидетельствует о том, что главным вербализатором категории «качество» является имя прилагательное.

Анализ распределения имен прилагательных по сферам употребления позволяет сделать вывод о том, что рассматриваемый корпус лексем превалирует в сети Интернет. В масштабах нашей выборки на долю примеров из глобальной сети приходится 62,3%. Второй по частотности выступает публицистическая сфера, составляющая 27,4% от общего количества примеров в выборке и, наконец, научная сфера, имеющая более скромный показатель по выборке – 10,3%.

Для текстов по искусству в современном английском языке характерно преобладание именных форм над глагольными, прежде всего, имеются в виду имена прилагательные, обслуживающие коммуникацию между художником и наблюдателем. Именно этим и объясняется исследовательский интерес к данной области знания, актуальность и новизна проблемы. Обратимся непосредственно к тексту:

25) Peter Paul Rubens leaves you with colours clinging, like snail mucus, to the tracks of your mind. Excuse the disgusting image, but there is something gooey, organic, membraneous to Rubens. He is stereotyped as the painter of rolling flesh, and so he is. But it is what Rubens does to flesh, the agonies and torments and delights to which he subjects naked men and women, that sends you out of Lille's Palais des Beaux-Arts with a touch of the vapours.

Most of all it is the colour he finds in flesh that sticks in the brain. Grey, blue, green, yellow - Rubens sees European skin in just about every colour except pink. If people are white, they are white like a star. Sometimes they are golden. More often they are particoloured ruddy tapestries. And quite a lot of the time, they are an unhealthy olive (www.guardian.co.uk).

Как видно из контекста доля прилагательных весьма высока (≈23 %), глагольные же формы имеют сравнительно скромный показатель (≈14 %).

Анализируя тематические тексты с позиции стилистики, нельзя не отметить, что текстам по искусству свойственна инверсия, на долю которой приходится 23,75% текстового употребления в масштабах нашей выборки. Применительно к английскому языку, где наблюдается прямой порядок слов в предложении, данный прием носит ярко выраженный прагматический характер, заключающийся в том, что критик, пытаясь привлечь внимание зрителя и как-то выделить наиболее значимую информацию, делает акцент, расставляет логическое ударение там, где это необходимо. Например:

26) For the elements of Gauguin's mystique are apparent enough: a portentousness of pose or motif, a figure catching one's eye with a look of grave interrogation, a woman foursquare and impassive as an oceanic statue. Figures distanced, isolated, backs turned or in profile, squatting, crouching, lying face down or flat on their back, stiff-limbed as dolls. Strange fruit, haunted clearings, statues that appear alive, living people as immobile as statues: and all carefully placed in a time-stopped Eden (www.guardian.co.uk).

Здесь отметим, сложное по структуре предложение, присутствие однородных членов, обособления, подчеркивающих информационную нагруженность, являющуюся своего рода маркером научности и авторитетности дискурса. Кроме того, автор использует приемы и техники рассказа, вызывая чрезмерный интерес читателя, сближая искусствоведческую статью с художественным произведением, что свидетельствует о мастерстве автора-писателя.

Хотя в текстах по искусству мы можем наблюдать инверсию, в целом, синтаксическая структура искусствоведческой статьи вполне прогнозируема, т.е. в первую очередь, речь идет о самом художнике, основных вехах его творчества, направлении, манере и др. и только потом – непосредственный анализ и интерпретация отдельно взятого произведения. Например:

27) The best traditions of American realism are maintained by Andrew Wyeth…His highly humanitarian art enjoys tremendous popularity with the American people; it is well known abroad and exercises a decisive influence over American artists. Wyeth’s art is loved for the visual poetry with which he clothes even the most common scenes and a deep sympathy for the plain people and their surroundings.

None of Wyeth’s pictures, perhaps, has made a deeper impression than Cristina’s World. It has become the most beloved Wyeth’s painting… The barren, hash landscape and the indomitable human spirit provide the drama. Cristina’s twisted body in a faded pink dress under the pitiless glare of light becomes a symbol of refusal to admit defeat, the epitome of human courage and loneliness. Deep, controlled emotion is accomplished by the wide, empty composition of the picture, its subtle, muted colouring … (www.guardian.co.uk).

В представленном фрагменте критик знакомит читателей с личностью художника, характеризуя его творчество, подчеркивая всеобщею известность и любовь целевой аудитории. Далее искусствовед плавно переходит к описанию конкретного произведения, постепенно углубляясь в его анализ.

Здесь вновь отметим особый эмоционально-оценочный характер всего текста, достигаемый различными средствами (семантическими, грамматическими): наличие огромного корпуса (18,3 %) оценочных прилагательных (tremendous, deep, plain, barren, hash, wide, empty и др.). Грамматически фрагмент маркирован использованием однородных членов, обособления, превосходной степени прилагательных. Все перечисленные средства участвуют в создании эмоционального фона текста.

С точки зрения стилистического анализа современного англоязычного искусствоведческого дискурса, следует отметить ту важную роль, которую играют в нем метафоры, имеющие в своем значении элемент оценки. Исходя из результатов исследования эмпирического материала, мы пришли к выводу о том, что 48% выборки обозначены использованием данного стилистического приема. Обратимся к примерам:

28) It would be hard to think of a more beautiful image of summer evening light turning field to fire than this delicately luminous painting. The parched road begins among the cooling foreground shadows, implicitly where we stand, and stretches across the still-warm field to the trees in the distance. It feels like the cusp of autumn, certainly the end of summer's lease. Levitan was master of the "mood landscape", which catch the understated beauty of provincial Russia with a tinge of melancholy (www.guardian.co.uk).

Отметим здесь несколько случаев использования метафоры: summer evening light turning field to fire, master of the "mood landscape", catch the understated beauty of provincial Russia with a tinge of melancholy, которые позволяют автору статьи более красочно, эмоционально передать необходимую информацию читателю, поддерживая его живой интерес к теме обсуждения.

Приведем еще пример:

29) Monet has the power to obsess. No artist is as misconceived in the popular imagination as this painter of haystacks and cathedral facades in misty, melting twilight. Monet is loved. But he is also sometimes slighted as an easy artist, fit to decorate a table mat but not to namedrop as a hero of modern art.

It's a strange misunderstanding. Monet slips easily into our perceptions not because he is "easy", but because of his profound receptiveness to atmosphere and ability to recreate it on canvas. His paintings are impregnated with mood, saturated in suggestion. Their nostalgia, elusiveness and delicacy speak to irrational parts of the mind. The reason his paintings give immediate pleasure is not that they are cheap entertainments but because they bypass the prosaic parts of our consciousness and reach us deep down (www.guardian.co.uk).

В данном контексте наряду с метафорами: the power to obsess, slip easily into our perceptions, elusiveness and delicacy speak to irrational parts of the mind, give immediate pleasure, they bypass the prosaic parts of our consciousness and reach us deep down критик применяет сравнениевесьма распространенный прием, предоставляющий ему уникальную возможность дать оценку художнику, его творчеству, отдельно взятой работе посредством аналогии с чем-либо или кем-либо. В нашем случае происходит отождествление художника с героем современного (as a hero of modern art) искусства, при этом автор подчеркивает неповторимость стиля мастера, столь доступный и понятный, он способен затронуть глубины сознания зрителя.

Анализ выборки показал, что в текстах по искусству встречаются различные виды метафоры, причем их количественное соотношение весьма неоднородно.

Наиболее частотна (38,6 %) стертая метафора, используемая в общепринятом значении, например:

30) His elegant, crystal-clear photographs and articulate publications have inspired several generations of artists (www.metmuseum.org), где сочетание inspired several generations of artists представляет собой образец стертой метафоры.

Вторую позицию занимает развернутая метафора, вербализующаяся последовательно в определенном фрагменте или целом сообщении, занимает второе место по частотности в нашей выборке (26,2 %). Обратимся к примеру:

31) Gauguin cultivated and inhabited a dual image of himself as, on the one hand, a wolfish wild man and on the other, a sensitive martyr for art. His notoriety helped to promote his astonishing work, which freed color from mimetic representation and distorted form for expressive purposes. Gauguin pioneered the Symbolist art movement in France and set the stage for Fauvism and Expressionism (www.metmuseum.org).

Метафора-формула – третий по частотности вид метафоры, характеризующийся стереотипностью и устойчивостью лексического наполнения (18,1 % – в масштабах выборки). Например:

32) For many, Picasso is none other than the artist who carried painting into the twentieth century, the personification of the advent of a new age in art felt in the same way as it was in industry, economy and ideology (www.ukessays.com), где метафора the advent of a new age in art является лексически устойчивой фразой, при помощи которой критик воспевает талант Пикассо, служащего своего рода олицетворением пришествия новой эры в искусстве.

Резкая метафора, суть которой заключается в том, что она сводит слова, различные по значению, имеет сравнительно небольшой показатель частотности текстового употребления (10,4 % – в масштабах выборки). Например:

33) Turner's sequence of watercolours, made as the Houses of Parliament burned down right before his eyes, is one of the great wonders of the watercolour world (www.guardian.co.uk), где сочетание sequence of watercolours представлено словами, различными по значению, смысл которых раскрывается лишь в контексте.

Наконец, реализованная метафора, имеющая прямое значение, используемая в контексте для создания комического эффекта, представлена наименьшим количеством примеров из нашей выборки (6,7 %). Рассмотрим пример:

34) Musgrove’s style of figural surrealism carries themes of environmental issues and endangered wildlife concerns with unique humor, depicting anomalous extinct (and fictitious) animal species. The artist’s imaginative work is painted and sculpted with inventive attention to the anatomical details of his subjects. Through a combination of biological attributes both real and imagined, Musgrove’s work illustrates his creative take on evolution, presenting an alternative theory of un-natural selection that would conceivably cause Charles Darwin to turn over in his grave (www.nyartsmagazine.com).

Здесь отмечаем использование стилистического приема, вербализующего идею о том, что великий ученый, автор теории эволюции «перевернется в могиле» при виде «креативных», полных вдохновения работ художника. Именно благодаря наличию метафоры передается комизм всей ситуации.

Полагаем, что стилистическое исследование искусствоведческих текстов будет неполным без анализа эпитетов, выступающих маркированным определением предмета или явления, на долю которых приходится 82,7 % материала выборки. Очевидно, что искусство, как ни одна другая сфера располагает богатейшим ресурсом описательных лексических единиц для выражения чувств, эмоций и оценки. При этом автор статьи может использовать как стертые эпитеты, прочно закрепившиеся в лексиконе носителей языка, так и яркие, экспрессивные, сравним примеры:

35) William Blake (1757–1827), one of the greatest poets in the English language, also ranks among the most original visual artists of the Romantic era. Bible was the greatest work of poetry ever written, and comprised the basis of true art, as opposed to the false ideal of Classicism.

36) Picasso comes across as boorish and infantile, suspicious and primitive, thoughtful, cunning, clever. He's full of clashing elements, just as his paintings have that distinctive combination of the conceptual, the flashy, the metamorphic and the violent (so that when he's sentimental or sweet in his art it can be wonderfully disarming).

В примере (35) отмечаем наличие стертых эпитетов: the greatest, the most original, visual, true, false, содержащих эмоционально-оценочный компонент, определяющих существительные в постпозиции. Со временем обозначенные лексические единицы потеряли красочность и оригинальность и сегодня их можно отнести к пласту общеупотребительной лексики.

Пример (36) иллюстрирует изобилие ярких и экспрессивных эпитетов. Наряду с общеупотребительными прилагательными primitive, thoughtful, cunning, clever, являющимися образцами стертых эпитетов, отмечаем присутствие «свежих», оригинальных определений: clashing, flashy, sweet, wonderfully disarming, которые в контексте приобретают особый оттенок смысла.

Обратим внимание, что искусствоведческие тексты призваны передавать факты, критик не ставит перед собой задачу установить причинно-следственную связь событий или явлений, т.е. в контексте искусствоведческого дискурса сложно представить трансформацию типа N is a Adj., because.… Рассмотрим следующий пример:

37) Picasso is one of the most famous artists of the twentieth century. He created his art in Paris, the heart of the artistic world. He saw things in a totally different way than anyone else did. His drawings and sculptures portrayed objects and people in a cubism form of art. The objects or people were disorientated which depicted a type of mood or feeling or emotion in the drawing (www.oppapers.com), где утверждение *Picasso is one of the most famous artists of the twentieth century, because he created his art in Paris, the heart of the artistic world, because he saw things in a totally different way than anyone else did …* будет некорректно. Очевидно, что данная особенность текстов по искусству служит подтверждением идеи об авторитетности знатока искусства и о субъективном характере его суждений.

В силу того, что искусство приобретает все большую свободу, разрушая все стереотипы и грани дозволенного, отметим присутствие в нем корпуса лексем эротической семантики, например:

38) Caravaggio's Sleeping Cupid” has been haunting me for days. Coming across this picture in the Pitti Palace in Florence, I was caught by all that is disconcerting and uneasy in the art of this painter and street-fighting man.

The young god of love lies slumbering, seen in a bright – candle? – light that picks him out from nocturnal, almost subterranean, shadows. But something is wrong. Is this a baby or an older boy? What is that huge patch of shadow engulfing his thighs? Why does he have broad, feminine hips?

Ancient mythology includes not just Cupid, but also Hermaphrodite. The unconscious lover god in this painting seems hermaphroditic, although definitely with male parts: his penis is there, in the shadows.

Caravaggio, it has been argued, used a boy with arthritis as his model. Maybe, although confident medical interpretations of works of art need to be taken with a pinch of salt – it is not as if Caravaggio left a set of clinical notes. What is certain is that his queer picture does bizarre things to a familiar western image

Caravaggio goes beyond allegory: his Cupid is real, fleshy, and exhausted by the work of desire. Sex has worn him out – this sick child. Illness, death, and perhaps the end of libido are all darkly intimated. It is a great, scary painting (www.guardian.co.uk).

Здесь мы наблюдаем, что анатомические названия частей тела hip, penis, и слова, имеющие эротическую семантику hermaphrodite, hermaphroditic, fleshy, sex, libido служат языковым материалом, используемым автором при описании творения художника. Поскольку предметом наших исследовательских интересов является категория качества, передающаяся преимущественно одной частью речи, именем прилагательным, подчеркнем наличие в контексте прилагательных с явно эротической семантикой, о чем свидетельствуют их дефиниции: hermaphroditea living thing that has both male and female sexual organs (LDCE, 2006: 763); fleshy – 1. having a lot of flesh; 2. having a soft thick inner part (LDCE, 2006: 611).

Безусловно, данная область знаний не исчерпывает себя перечисленными характеристиками, рамки настоящей статьи позволили нам рассмотреть наиболее существенные ее особенности с точки зрения лингвистики.

Полагаем, что искусствоведческий дискурс как отдельная дискурсивная сфера нуждается в более детальном изучении, поскольку язык есть живой, динамично развивающийся организм, эволюционирующий на протяжении всего периода своего существования, что еще раз служит подтверждением актуальности обсуждаемого вопроса.


Литература:

  1. Алимурадов, О.А., Каратышова, М.А. Красота в языке: гендерный и прагмалингвистический анализ комплиментарного речевого поведения [Текст]. – Пятигорск: СНЕГ, 2010. – 140 с.

  2. Булатова, А.П. Лингво-когнитивный анализ искусствоведческого дискурса (тематические разновидности – музыка, архитектура) [Текст]: дис. … канд. филол. наук: 10.02.01 / Булатова Александра Петровна. – М., 1999. – 276 с.

  3. Жаркова, У.А. Воплощение знаковой природы изобразительного искусства в искусствоведческом дискурсе (на материале немецкоязычных музейных каталогов) [Текст]// Вестник Челябинского государственного университета. Вып. 60. № 33. 2011.– С.49-52.

  4. Козловская, М.В. Особенности искусствоведческого дискурса на английском языке в XX веке и на современном этапе [Текст]: дис. … канд. филол. наук: 10.02.04 / Козловская Мария Вадимовна. – М., 2003. – 130 с.

  5. Longman Dictionary of Contemporary English [Текст]/ New Edition. – Oxford, Longman, 2006. – 1950 p.

  6. The Guardian – [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www. guardian.co.uk/.

  7. The Independent – [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.independent.co.uk/.

  8. The Los-Angeles Times – [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.latimes.com/.

  9. Newsweek – [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.newsweek.com/.

  10. www.artnet.com – [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.artnet.com/.

  11. www.metmuseum.org – [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.metmuseum.org/.

  12. www.oppapers.com – [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.oppapers.com/.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle