Библиографическое описание:

Косолапова Т. В. Тенденция развития зарубежных гендерных лингвистических исследований в профессионально-ориентированной сфере [Текст] // Актуальные проблемы филологии: материалы междунар. науч. конф. (г. Пермь, октябрь 2012 г.). — Пермь: Меркурий, 2012. — С. 61-64.

В последней трети XX столетия многомерное, расширяющееся и по-разному толкуемое многочисленными исследователями разных областей знания понятие «гендер» становится центральной категорией междисциплинарной научной области знания под названием «гендерные исследования». В науку термин «гендер» был введен в 1958 г. психоаналитиком университета Калифорнии, США Робертом Столлером, который он понимал как социальное проявление принадлежности к определенному полу, или «социальный пол», в отличие от пола физического. Его концепция строилась на разделении «биологического» и «культурного», проявляемого индивидом в процессе жизни и самореализации. Р. Столлер предложил исследовать пол в биологии и физиологии, а гендер оставить для исследований в области психологии, социологии, культурологии. Предложение Р. Столлера о разведении биологической и культурной составляющих в изучении вопросов, связанных с полом, дало толчок к формированию особого направления в современном гуманитарном знании – гендерным исследованиям. Данное научное направление претерпело ряд этапов становления от символико-семантической гипотезы и биологического детерминизма до собственно гендерных исследований, начавшихся в 70 – 80 гг. XX в. и активно развивающихся сегодня. Пройдя долгий путь своего научного становления и обоснования, лингвистические гендерные исследования коснулись практически всех областей языка и речи. Одним из наиболее актуальных из динамично развивающихся направлений является изучение гендерных особенностей, реализуемых в профессионально-ориентированной сфере. Сегодня возникает необходимость в их систематизации и осмыслении для проведения дальнейших более глубинных исследований профессиональной речи мужчин и женщин.

Ш. Кендалл и Д. Таннен в своей совместной работе «Gender and Language in the Worklace» выделяют две основных группы исследований гендера в профессиональной коммуникации: 1) работы, изучающие общение представителей обоих полов в коллективе (how men and women interact in groups); 2) работы, посвященные выявлению того, как в профессиональной коммуникации происходит конструирование статуса эксперта, т.е. авторитетного и компетентного лица (how men and women enact authority in professional positions) [9]. Проведенный нами анализ теоретической базы зарубежных исследований в профессиональной сфере позволил расширить предложенные характеристики групп и обобщить их в следующей классификации. На наш взгляд, сегодня выделяются пять основных зарубежных научных направлений, изучающих проявление гендера в профессиональной сфере: 1) направление, изучающее реализацию коммуникативных стратегий на рабочем месте (Johnstone 1993; Kendall 1997; Nelson 2012; Preisler 1986; Tannen 1994; Schnurr 2009), 2) исследование гендерных особенностей проявления власти и дискриминации (Bradley 1998; Yelvington 1995), 3) изучение стратегий успешности мужчин и женщин на работе (Brzezinski 2011; Evans 2000; Frankel 2004, 2007; Freeman 2010; Heim 2005; Hoffman 1974), 4) исследование гендерных черт, проявляемых в специфических профессиональных сферах (Brown 1987; DeLaat 2007; McIlwee 1992; Ocon 2006; Powell 1994, 2010; Sparkling 2011; Steedman 2009; Williams 2010; Zuckerman 1995), а также 5) лингвистические исследования профессиональной речи мужчин и женщин (Cameron 2008; Coates 1997; Miller 2006; Nilsen 1997; Plante 2009; Rayson 1997; Smith 2012; Tannen 1990). Остановимся подробнее на нескольких исследовательских работах в рамках выделенных нами выше направлений.

Одной из первых работ, освещающей разнообразные коммуникативные стратегии на рабочем месте, является труд Д. Таннен «Talking from 9 to 5: Women and men at work». Автор анализирует речь мужчин и женщин в различных профессиональных ситуациях – при решении проблем, в отношениях, когда женщина является руководителем – пытается дать объяснение, почему мужчины и женщины обращаются к разным стратегиям коммуникативного взаимодействия на работе. В своей книге Таннен придерживается мнения, что гендер не является основным фактором выбора того или иного коммуникативного поведения, а представлен элементом комплекса личностных факторов (территориальных, классовых, этнических, религиозных, возрастных и духовных). Таннен отмечает, что стратегии общения у мужчин и женщин на рабочем месте представляют собой коммуникативные ритуалы (conversational rituals), которые реализуются как коммуникативные тенденции и не являются абсолютными нормами речевого поведения. Женщинам труднее находить подходящие коммуникативные тенденции, поскольку они исторически позже вошли в группу работающих и являются по мнению Таннен, «исторически не типичными работниками» [18, с. 21-132]. В более поздних работах Таннен выявляет ряд специфических гендерных особенностей реализации коммуникативных ритуалов на работе. Исследование способов выражения вежливости женщин и мужчин на рабочем месте приводит ее к выводу, что женщины-руководители в большей степени, чем мужчины, стремятся отдавать приказы, избегая при этом высокомерия и повышения авторитарности. Женщины перед тем, как критически отозваться о работе подчиненных, предпочитают оценить ее положительные стороны, тем самым вуалируют критику. Женщины-подчиненные чаще мужчин консультируются по производственным вопросам, создавая таким образом в глазах мужчин образ сотрудников с недалекими, поверхностными знаниями [9]. С. Шнурр занимается исследованием гендерного проявления лидерства в профессиональной культуре. Так, она рассматривает лидерство как комплексный концепт и исследует лингвистические особенности реализации лидерских качеств, а также проявление чувства юмора в профессиональной сфере. По мнению автора, лидерство в группе не может быть гендерно-нейтральным по характеру, т.к. маскулинные способы достижения руководящей должности принимаются обществом как норма [16, с. 7-20].

О гендерных особенностях проявления власти и дискриминации женщин на рабочем месте говорит Г. Брэдли в книге «Gender and power in the workplace». Используя оригинальный лингвистический материал, собранный на основе интервью мужчин и женщин из пяти общественных организаций, автор рассматривает, как гендерные процессы проявляются в различных профессиональных сферах. Автор разрабатывает новый подход в изучении стратегий получения власти и подавления мужского доминирования женщинами и гендерные стратегии мужчин, пытающихся сдерживать женские «посягательства» на власть. Сейчас этот подход активно используется в западных исследованиях комплексного проявления властных отношений на работе между мужчинами и женщинами [1, с. 45-128]. К. Елвингтон в книге «Producing power: Ethnicity, gender and class in a Carribbean workplace» рассматривает отношения подчиненных и руководства на одной из фабрик о. Тринидан в Карибском море, где автор работал в течение года. Елвингтон пришел к выводу, что 80 % подчиненных являются женщинами, а абсолютное большинство административных должностей занято белыми мужчинами. Автор концептуализирует гендерные факторы социализации мужчин и женщин, находящихся на разных классовых ступенях, определяет лингвистическое своеобразие проявления гендерных, этнических и классовых различий на работе [19].

Стратегии успешности мужчин и женщин – одно из наиболее популярных направлений в западной науке. Основной сферой интересов исследований является анализ мужских поведенческих установок, лингвистическое осмысление речи руководителей-мужчин и создание на базе маскулинных стратегий успешности их женские варианты, помогающие женщинам продвинуться по карьерной лестнице. По мнению М. Брзезински, высокостатусная работа всегда оценивается обществом как мужская. Женщины, желающие иметь равные шансы на борьбу за лидерство и успех в карьере, интуитивно подстраивают свое профессиональное поведение и речь под мужские установки [2,с. 150-172]. Г. Эванс также рассматривает разнообразные стратегии успешности и говорит о том, что женщины, добившиеся успеха на работе, все чаще жалуются на то, что чувствуют озадаченность, злость, потерянность, ощущение ловушки, захваченности условиями, подавленность, сокрушенность. Причиной этого является бездумное перенятие мужских моделей коммуникативного поведения, в которых женщины вследствие незнания правил «игры в бизнес» вынуждены предполагать, импровизировать и даже блефовать. Бизнес, по мнению Эванс, является индивидуальной или командной игрой, правила для которой написаны мужчинами только потому, что рядом не было женщин [5, с. 60-148]. П. Хайм также придерживается мнения о том, что бизнес – это особый вид игры, в которой женщины должны научиться быть не только успешными членами команды, но и лидерами этой команды [8]. Интересны исследования мужчин, направленные на помощь женщинам в получении желаемой руководящей должности. Так, Л. Франкел в двух книгах под общим названием «Nice girls dont get it» изучает наиболее распространенные ошибки, мешающие женщинам добиться успеха. Автор считает, что для женщины создать благоприятное впечатление и быть милой гораздо важнее, чем добиться успеха. Для этого Франкел разграничивает понятия «милой девочки» (nice girl) и «успешной женщины» (winning woman). По мнению автора, если убрать некоторые особенности поведения, препятствующие созданию успешного образа (детские ожидания, влияние родителей, непонимание своих сильных и слабых сторон и т.д.), большинство женщин могут стать полноценными уважаемыми руководителями [6, 7]. Освещение проявления гендера в специфических профессиональных сферах мы находим в книге Ж. Делаат «Gender in the workplace», где обобщенно рассматриваются мужские и женские стереотипы поведения на работе, освещаются пять причин женских неудач на работе [4]. Г. Паувел и Дж. МакИлви занимаются исследованием гендерных факторов, влияющих на продвижение мужчин и женщин по карьерной лестнице в сферах менеджмента и инженерии [10, 14, 15].

Лингвистические исследования профессиональной речи мужчин и женщин являются сегодня одним из наиболее популярных направлений. Здесь обращают на себя внимание два типа работ: работы, освещающие гендерные асимметрии профессиональных слов и выражений, зафиксированные в словарях, и работы, освещающие гендерные различия как в устной, так и в письменной формах профессиональной коммуникации. К первому типу можно отнести, например, работы А.П. Нильсен. В словаре Вебстера она обнаружила 517 названий профессий с признаками двух родов, 385 с признаками только мужского рода и 132 с признаками женского рода. Объяснение этой диспропорции исследовательница видит в исторически сложившихся особенностях разделения профессиональной деятельности, где мужчинам принадлежит неоспоримое первенство. Кроме того, мужчины дали названия многим профессиям, которые теперь используются в языке, именно поэтому на пять мужских профессий приходится одна женская [12]. К работам второй группы можно отнести, например, исследования Дж. Коутс живой речи мужчин и женщин в бытовой и частично в профессиональной сферах. Автор считает, что женщины чаще, чем мужчины, прибегают к использованию вводных конструкций. В доказательство автор дает следующие объяснения полученным выводам: 1) женщины более склонны к обсуждению вопросов, требующих такта, им важны человеческие чувства; 2) женщины избегают любых проявлений категоричности, т.к. не хотят выступать в роли эксперта, а имеют цель сократить дистанцию между собой и собеседником; 3) женщины используют вводные конструкции (типа I mean, I think, well, just, sort of) для поддержания беседы, обеспечивая принцип кооперации. Однако отказ от выступления в роли эксперта означает сейчас для женщин потерю рабочего престижа и места в первичном сегменте рынка труда [3]. Среди прочих исследований можно отметить работу Д. Миллера «Pathways in the workplace», в которой автор придерживается мнения о том, что профессиональное общение находится под влиянием расовых и гендерных особенностей [11]. Р. Планте в работе «Doing gender diversity» изучает реализацию гендерных моделей коммуникативного поведения между сотрудниками, имеющими различные сексуальные ориентации. Автор фокусирует внимание на самом понятии «гендер» и считает, что он существует, проявляется социокультурно и обязательно функционирует в речи [13]. К. Смит в книге «Reading and writing in the global workplace» разрабатывает региональные особенности проявления гендера в профессиональной коммуникации [17].

Все вышеперечисленные исследования касаются, по большей части, гендерных аспектов устной деловой коммуникации, а также исследований профессионального тезауруса и социокультурных особенностей, проявляемых в профессиональной сфере. Динамичная тенденция их развития является безусловной и представляет научную ценность для современных гендерных лингвистических исследований, проводимых не только зарубежом, но и в России.


Литература:

  1. Bradley, H. Gender and power in the workplace [Текст]: Analysing the impact of economic change / H. Bradley. – England: Palgrave Macmillan, 1998. – 262 p.

  2. Brzezinski, M. Knowing your value: women, money, and getting what you’re worth [Tекст] // M. Brzezinski. – N.Y.: Weinstein Books Publishing, 2011. – 187 p.

  3. Coates, J. Men talk: Stories in the making masculinities [Teкст] / J. Coates. – Blackwell Publishing Limited, 1997. – 285 p.

  4. DeLaat, J. Gender in the workplace: A case study approach [Teкст] / J. DeLaat. – 2nd ed. – Sage Publications, Inc, 2007. – 144 p.

  5. Evans, G. Play like a man, win like a woman: What men know about success that women need to learn [Teкст] / G. Evans. – N.Y., Broadway Books, 2000. – 187 p.

  6. Frankel, L.P. Nice girls don’t get it: 99 ways to win the respect you deserve, the success you’ve earned, and the life you want [Teкст] / L.P. Frankel. – N.Y.: Time Warner Book Group, 2007. – 190 p.

  7. Frankel, L.P. Nice girls don’t get the corner office: 101 unconscious mistakes women make that sabotage their careers [Teкст] / L.P. Frankel. – N.Y.: Time Warner Book Group, 2004. – 255 p.

  8. Heim, P. Hardball for women: Winning at the game of business [Teкст] / P. Heim. – England: Plume, 2005. – 352 p.

  9. Kendall, S. Gender and language in the workplace [Teкст]: Gender discource / S. Kendall, D. Tannen // Ed. by R. Wodak. – London: Sage, 1997. – 189 p.

  10. McIlwee, J.S. Women in Engineering: Gender, power and workplace culture [Teкст] / J.S. McIlwee // Surry series in science, technology and society. – N.Y.: State University of New York Press, 1992. – 270 p.

  11. Miller, J. Pathways in the workplace: The effects of gender and race on access to organizational resources [Teкст] / J. Miller // American sociological association rose monographs. – Cambridge University Press, 2006. – 132 p.

  12. Nilsen, A.P. Sexism and language [Teкст] / A.P. Nilsen // National council of teachers of English. – Urbana, 1997. – P. 35 – 46.

  13. Plante, R.F. Doing gender diversity [Tекст]: Readings in theory and real-world experience / R.F. Plante. – 1st ed. – England: Westview Press, 2009. – 579 p.

  14. Powell, G.N. Gender and diversity in the workplace: Learning activities and exercises [Текст] / G.N. Powell. – Sage Publications, Inc, 1994. – 160 p.

  15. Powell, G.N. Women and men in management [Teкст] / G.N. Powell. – 4th ed. – Sage Publications, Inc., 2010. – 264 p.

  16. Schnurr, S. Leadership discourse at work: Interactions of humour, gender and workplace culture [Teкст] / S. Schnurr. – Palgrave Mcmillan, 2009. – 240 p.

  17. Smith, B.Q. Reading and writing in the global workplace: Gender, literacy, and outsourcing in Ghana [Teкст] /B.Q. Smith. – England: Lexington Books, 2012. – 210 p.

  18. Tannen, D. Talking from 9 to 5: Women and men in the workplace [Teкст] / D. Tannen // Language, sex, and power. – N.Y., Avon, 1994. – 180 p.

  19. Yelvington, K. Producing Power: Ethnicity, gender, and class in a Caribbean workplace [Teкст] / K. Yelvington. – N.Y.: Temple University Press, 1995. – 320 p.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle