Библиографическое описание:

Павлова Д. Д. Функционирование реалий в структуре романа Р.А. Анайи «Благослови, Ультима!» [Текст] // Актуальные проблемы филологии: материалы междунар. науч. конф. (г. Пермь, октябрь 2012 г.). — Пермь: Меркурий, 2012. — С. 36-38.

В данной статье рассматривается функционирование реалий в романе Р.А. Анайи «Благослови, Ультима!». По определению Е.М. Верещагина, «реалии – это названия присущих только определенным нациям и народам предметов материальной культуры, фактов истории, государственных институтов, имена национальных и фольклорных героев, мифологических существ» [1, с. 147]. Само слово «реалия» (лат. realis) – латинское прилагательное среднего рода множественного числа, превратившееся под влиянием аналогичных лексических категорий в существительное. В плане содержания отличительной чертой реалий является характер их предметного содержания, то есть тесная связь, обозначаемого реалией предмета, понятия, явления с народом или страной с одной стороны и историческим отрезком времени – с другой. Следовательно, реалиям присущ соответствующий местный или исторический колорит. Как считает В.С. Виноградов, понятие «колорит» имеет значение «совокупность особенностей (эпохи и местности), своеобразия чего-либо» [2, с. 72]. Это та окрашенность слова, которую оно приобретает благодаря принадлежности его денотата к данному народу, определённой стране, конкретной исторической эпохи.

В романе «Благослови, Ультима!» Анайя широко применяет испанские слова ‐ реалии, которые используются как варваризмы в различных стилистических целях. Эти цели определили примерный круг функций, в которых этот пласт слов обычно применяется в стиле художественной английской речи. С точки зрения В.Н. Ярцевой, «варваризм (от лат. barbarus – чужеземный) – иностранное слово, оборот речи, выражение, не свойственное языку, на котором написано произведение, и заимствованное из другого языка» [5, с. 158]. Как подчёркивает В.Н. Крупнов, «при использовании варваризмов в письменной речи возможно сохранение графической формы, взятой из родного языка (транскрибирование) или графическое оформление по правилам нового языка (транслитерация)» [4, с. 108]. Латинский алфавит взят за основу в английском и испанском языках, поэтому автор не прибегает к транслитерации при передаче испанских варваризмов, а транскрибирование использует лишь для написания испанских имён героев произведения. Обычно варваризмы в художественных произведениях выделяются курсивом, что мы и наблюдаем в данном романе.

Наиболее часто испанские слова и выражения употребляются в исходном тексте в функции создания так называемого «местного колорита». Однако Анайя использует не только испанские, но и английские слова ‐ реалии, дополняющие языковую картину мира чикано. Следует отметить, что доминирующий язык реалий в романе Р.А. Анайи – испанский.

Реалия – понятие полифункциональное, поэтому необходимо рассмотрение слов – реалии на структурном, грамматическом и семантическом уровнях. На структурном уровне мы выделили три группы реалий: простые (53%), сложные (35%) и однословные предложения (12%).

Простые реалии, состоящие из отдельного слова, относятся к самой многочисленной группе реалий на структурном уровне:

  • испанская лексика: madre (мать, родительница), piñón (сосна), abuelo (предки), encantо (чары, колдовство), hasienda (ранчо), rangeros (небольшие деревни), sala (зал), stucco (болото), posole (суп из марёной кукурузы и свинины), bizcochito (бочка, кондитер), empanaditas (пирог), atole (кукурузная каша), mitote (митоте, домашний праздник), cuentos (истории из фольклора), llaneros (жители долины), grillos (сверчки), bruja (ведьма), curandera (целительница), oshá (дикий листовой сельдерей), manzanilla (ромашка), hombre (мужчина, муж, человек), mujer (женщина, жена), papa (папа), hijo (зять), lazo (лассо), cocoons (индюшонок), oregano (душица, майоран), la llorona (плачущая женщина);

  • английская лексика: hick, Denver, Lloyd, the Moors, Ranches, catfish, jackrabbits, coyote, juniper, tamarisk, cottonwoods, alfalfa, yucca, sheriff, lord, Ultima, Samuel.

Что касается сложных реалий, вторых по численности на структурном уровне, мы обнаружили, что они бывают как двухсловные, так и трехсловные, состоящие из двух или более раздельно написанных слов:

  • испанская лексика: La Virgen de Guadalupe (Святая Дева Гвадалупе), Las Pasturas (Лас Пастурас), yerba de la vívora (ядовитая змея, сорняк), yerba del manso (банановое дерево), María Luna y Márez, Gabriel Márez, Tenorio Trementina, León Márez, Andrew Márez, Eugene Márez, Deborah Márez, Theresa Márez, Lupito, Narciso, Florence, Lucas Luna, Pedro Luna, Prudencio Luna, Dorotea Tellez, Porfirio Baca, Mateo Luna, Cruz Sedillo , Prudencio Luna , Pedro Luna [6, с.12];

  • английская лексика: the Rosie’s house, adobe huts, mud houses, stringed bag, a Red Chief tablet, Ash Wednesday, Easter Sunday, the Indians of the Rio del Norte, brown carp, golden carp, yellow ‐ belly, the River of the Carp, the Blue Lake, the farms of Delia, Allen’s Food Market, the miracle – worker, the Vitamin Kid, Miss Violet, the Longhorn Saloon, Tenorio’s Bar, the Eight Ball shooting pool, the bus depot café.

Необходимо отметить и испанские слова ‐ предложения: Mira! (Посмотри!), Madre de Dios! (Матерь Божья!), ¡Amigo! (Друг!), ¡Adíos! (До свидания!).

Перейдём к грамматическому анализу выявленных реалий. При чтении романа нам встретились реалии, принадлежащие к различным частям речи. В большинстве случаев реалии – имена существительные. Приведём примеры подобных реалий:

  • испанская лексика: La luna (луна), muerte (смерть), pecado (грех), la vieja (старуха), arroyo (ручей), madre (мать), piñón (сосна), abuelo (предки), encanto (чары), hasienda (ранчо), rangeros (небольшие деревни), sala (зал), stucco (болото), posole (суп), bizcochito (бочка, кондитер), empanaditas (пирог), chicos (детки), atole (каша), cuentos (истории из фольклора), vaquero (ковбой), vagabonds (бродяги), bulto (приведение), bruja (ведьма), curandera (целительница), brujería (колдовство), plaza (площадь), barrio (квартал, райн, пригород), bosque (лес), oshá (дикий листовой сельдерей), manzanilla (ромашка), comancheros (торговцы), hombre (человек), mujer (женщина), madre (мать), papa (отец), abuelo (предки), hijo (зять), cocoons (индюшонок), oregano (душица), grillos (сверчки);

  • английская лексика: hick, Aztecs, Lloyd, Moors, Ranches, catfish, jackrabbits, juniper, tamarisk, cottonwoods, alfalfa, yucca, the Longhorn Saloon, Tenorio’s Bar, the Eight Ball shooting pool, sheriff, lord, Ultima, Samuel, Lloyd, Bones, Red, Willie, Rita, Agnes, Lydia, Ida, June.

В данном произведении встречаются и производные от реалий ― имён существительных. Есть среди них прилагательные:

  • испанская лексика: volador (летающий), mortal (смертный), venial (пустячный), cabronas (сводный), desgraciado (презренный), maldito (заколдованный), sabrosos (вкусный), pinche (скупой);

  • английская лексика: adobe (глинобитный) [7, с. 34].

Иногда употребляются и наречия:

  • испанская лексика: de juro loc (обязательно), extraordinariamente (чрезвычайно).

Таким образом, структурный анализ реалий выявил, что реалии в произведении делятся на однословные, двухсловные и реалии, означающие слова - предложения. А грамматический анализ показал, что в большинстве случаев реалии – имена существительные. Большей частью реалии в романе – испанские варваризмы.

Изучив и проанализировав реалии в произведении, мы посчитали необходимым и возможным расклассифицировать их по семантическим группам. В.С. Виноградов рассматривает проблему реалий на основе латиноамериканского материала, поэтому именно его классификация будет положена в основу семантического анализа реалий из произведения Р. Анайи [3, c. 321]. Семантический анализ реалий данного романа помог обнаружить пять основных групп со следующей частотностью:

1. Реалии мира природы (30%):

  • испанская лексика: the yerba del manso (банановое дерево), oshá (дикий листовой сельдерей), oregano (майоран), myra (мирта), piñón (сосна), mezquite (род акации), maiz (маис, кукуруза), manzanilla (ромашка), grillos (сверчки), cocoons (индюшонок) ;

  • английская лексика: juniper, tamarisk, cottonwoods, alfalfa (трава для кормления животных), yucca, catfish, brown carp, golden carp, yellowbelly, mockingbirds, grasshoppers, jackrabbits, coyote ;

2. Ономастические реалии (27%):

  • испанская лексика: hombre (муж), mujer (жена), madre (мать), papa(отец), abuelo (дедушка), hijo (сын), hijos (дети), Antonio Márez, la Grande ,María Luna y Márez, Gabriel Márez;

  • английская лексика: Tony, Ultima, Samuel, Andy, Gene, Horse, Lloyd, Bones, Red,Willie, the Vitamin Kid, Miss Violet, Rita, Agnes, Lydia, Ida, June , Rosie.

3. Бытовые реалии (20%):

  • испанская лексика: hasienda (ранчо), rangeros (небольшие деревни), sala (зал) posole (cуп из свинины, с чили и острыми приправами), bizcochito (домашнее печенье, посыпанное сахаром и корицей), empanaditas (пироги из тыквы, фруктов или мяса), atole (кукурузная каша);

  • английская лексика: the Rosie’s house, adobe huts, mud houses, hick;

4. Этнографические, мифологические, фольклорные реалии (15%):

  • испанская лексика: bultо (приведение), La Virgen de Guadalupe (Святая Дева Гвадалупе), bruja (ведьма), curandera(целительница), mal ojo (злой глаз), la llorona (плачущая женщина, мифическая героиня, которая якобы утопила своих детей и не смогла попасть на небеса, которая разыскивает их души в реке);

  • английская лексика: the evil eye, the Black Book, the Black Mass, the fireballs, the weeping woman, the Golden Carp;

5. Реалии государственно – административного устройства (8%):

  • испанская лексика: comancheros (торговец), curandera (целительница), vigilantes (сторож, охранник);

  • английская лексика: lord, the miracle ‐ worker, farmer, cowboy, priest, healer.

Вполне очевидно, что реалии мира природы – самая частотная группа, а реалии государственно-административного устройства и общественной жизни – наименее частотная группа слов-реалий на семантическом уровне в произведении Р.А. Анайи «Благослови, Ультима!». Таким образом, реалии являются ключевым компонентом в отражении языковой картины мира мексикано-американцев.


Литература:

  1. Верещагин, Е.М. Лингвострановедческая теория слова / Е.М. Верещагин. – Москва: Наука, 1980. – 435 с.

  2. Виноградов, В.С. Лексические вопросы перевода художественной прозы / В.С. Виноградов. – Москва: Наука, 1982. – 432 с.

  3. Виноградов, В.С. Стилистика / В.С. Виноградов. – Москва: Наука, 1978. – 531 с.

  4. Крупнов, В.Н. Профессиональный перевод / В.Н. Крупнов. – Москва: Наука, 1982. – 409 с.

  5. Ярцева, В.Н. Лингвистический энциклопедический словарь / В.Н. Ярцева. – Москва: Советская энциклопедия, 1990. – 685 с.

  6. Anaya, R.A. Bless me, Ultima / R.A. Anaya. – New York: Grand Central Publishing, 1972. – 262 p.

  7. Falla, P.M. The Oxford English – Russian Dictionary / P.M. Falla. – Oxford: Oxford University Press, 1995. ― 605 p.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle