Библиографическое описание:

Костомаров П. И. Экспликация метаязыкового сознания индивида с позиции типологии речевых жанров (на материале немецкого идиолекта) [Текст] // Актуальные проблемы филологии: материалы междунар. науч. конф. (г. Пермь, октябрь 2012 г.). — Пермь: Меркурий, 2012. — С. 15-17.

Для современной мировой полевой лингвистической науки характерны такие тенденции, как междисциплинарный характер исследований, предание объектам полевого описания статуса открытых, гетерогенных, нестабильных языковых образований, пересмотр роли контактирующих и мажоритарных языков, использование инструментария корпусной лингвистики (и следующий из этого рост количества работ со статистической обработкой данных), изучение явлений, характерных для микроуровней описываемого языкового коллектива. Наряду с этим у исследователей «малых» языков «малых» языков отмечается активный рост интереса к бытовой интерпретации языковой действительности. В работах этого ряда центральное место занимают вопросы «ЧТО думает неспециалист о языке и КАК он это вербализует». Метаязыковая рефлексия «наивных» говорящих (native speakers) изучается с целью последующего расширения научных знаний о языке, полученных традиционными методами.

Наряду с этим в последнее десятилетие в рамках антропоцентрической парадигмы усилился интерес лингвистов к изучению человека как языковой личности. Вычленение нового объекта исследования – языковой личности – становится приоритетным направлением в развитии лингвистики. Внимание ученых фокусируется также и на изучении характеристик языковой личности, позволяющих выстроить мировоззренческие позиции человека, выявить особенности его речевого поведения, проследить процесс сохранения языка в сознании человека, а также осветить проблему выражения знаний личности о языке в жанровом аспекте.

Актуальность предлагаемой работы обусловливается необходимостью тщательного исследования личностных аспектов метаречевой деятельности говорящего индивида в рамках простых речевых жанров.

Задача настоящей статьи заключается в том, чтобы описать при помощи спектра простых речевых жанров особенности метаязыкового сознания рядовой личности – Якова Кондратьевича Дамма (далее Я.К.), родившегося в 1920 году в поселке Шиллинг Саратовской области, ныне проживающего в Томской области.

Метаязыковое сознание определяет осознанное понимание языка и способы его выражения. Как пишет И.Т. Вепрева в своей книге «Языковая рефлексия в постсоветскую эпоху», «метаязыковое сознание как проекция сознания существует на двух уровнях: уровне теоретически систематизированного сознания, представленного системой научных понятий, теоретических суждений и концепций, входящих в область лингвистической науки, и уровне обыденного сознания в форме массовых эмпирических знаний и представлений, полученных в результате практически-духовного освоения действительности» [1, c. 68]. Автор книги указывает на то, что структура обыденного метаязыкового сознания проецирует языковые реалии, реализующиеся в рамках фактического речевого поведения личности и отражающихся в совокупности метатекстов, которые используются языковой личностью.

Следует отметить, что «метатексты имеют два важнейших плана характеризации: по линии связи с мышлением он отражают закономерности осмысления языковой действительности, выявляют типичные представления о языке, свойственные данной языковой общности, по линии связи с коммуникацией выступают в первичном виде как единицы речевого взаимодействия адресанта и адресата, как речевой акт, реализующий определенную цель, в отраженном виде как зафиксированный исследователем как результат речевой деятельности говорящего» [2, c. 55].

Метатексты исследуемого говорящего индивида способны по-разному отражаться в рамках различных речевых жанров. Необходимо отметить, что в рамках речевого поведения указанной личности выявлен ряд высказываний, отражающих жанр самооценки, который входит в систему оценочных жанров. Жанр самооценки реализуется посредством признака взаимоотношения субъектов речи, в которых актуализируются качества информанта в коммуникативном общении. Чаще всего встречаются высказывания информанта, направленные на связное описание индивидуальных качеств самого говорящего в процессе общения с другими людьми. … Haven uns gebracht nach Magnitigorsk. Dort haven zie uns in баня определили ... ich war gants ausgetsoken. Были в основном крестьяне, sprachen Ruzisch, я их понимал, они меня тоже, поладил с ними. Dann nach Tschelabinsk. Tswai Mal Kartoffel, потом на даче у капитана жили. Плохо понимал, хотел по-немецки, после нескольких людей стал уже понимать людей. Принципиальным является выделение информантом группы людей, с одной стороны, занимающихся общей трудовой деятельностью (представители крестьянства), язык которых понятен Я.К., с другой стороны, в дискурсе говорящего актуализируется адаптационный процесс и социализация среди людей, в меньшей мере использующих немецкий язык.

Примечательным является также проявление самооценки относительно другого человека. … Ну, wenn zie wollen, ich zie maine Frau kann kennen, zie kennt alte daitsche Schrift, dieze Schrift schraiven unzere Alden, vor viele Jahren, das ist zehr alte Schrift, nicht alle wizen, wie man das muss gebrauche, wie muss man das schraiven, zie специально им занималась, bezuchte Unterricht, zie hatte viele Briefe an Verwandte geschrieven, ainike Briefe an mainen Bruder, das war zehr schεn, никак у moderne Daitsche, bezondere Buchstaben, bezondere Stelle, zehr merksam, zie mizen das zehen, das ist fir zie wird interezant. Ярким примером лица, обладающего по мнению информанта особыми дарованиями, является его жена, обучавшаяся до войны специальному старонемецкому шрифту и помогающая оформлять письма, адресованные брату.

Немаловажным является тот факт, что речевая продукция информанта характеризуется наличием высказываний, отражающих оценочные жанры, главным из которых является жанр похвалы. Данный жанр передает важную составляющую выражения положительной оценки усилий специалистов по изучению языка поволжских немцев. … Ja, ich bin zehr froh, dass ich Mεglichkait have, das ist meglich war, das intereziert mit unzer Sprache jemand, Sprache поволжских немцев, na, unzer Sprache ist andere Sprache, nicht wie daitsche Sprache in Daitschland, dort die Sprache ist Norm, aver das ist zehr gut, dass занялись этой проблемой, нашим языком, das ist zehr gut, jemand unzere Sprache erforscht, beschεftikt zich mit unzer SpracheДля информанта актуальным является подчеркивание важности исследования языка поволжских немцев с точки зрения особенности его статуса как “другого языка”, нуждающегося в сохранении и изучении со стороны людей, профессионально занимающихся исследованием языка.

Использование знаний информанта о собственном языке помогают привнести в его дискурс творческую окраску, направленную на отражения индивидуального понимания своего языка, реализующегося в рамках сообщений о событиях, которые входящих в систему информативных жанров.

Высказывания-сообщения выполняют функцию сообщить о какой-либо информации, представляющей определенный интерес для слушающего, а также отразить особенность коммуникативного времени данного высказывания-сообщения, которое связано с настоящим и прошедшим временем. Ну, ich glauve, vor allem diezer Kod ..., wie Zie das nennen, das ist daitsche Sprache, unzer Daitsch, die Sprache, die wir sprechen, reden, kommunizieren ja, haite kann ich viel Intereze an Daitsch zehen, daitsche Sprache, aver auch viel beschεftiken zich mit Dialekten, nicht Daitsch in schεner Form lernen, Literatursprache, aver Dialekte, alzo, Art der Sprache unzer Vaader und Muuder, zie waren aus verschiedenen Rekionen, Lεnder Daitschaland, zie waren ausgeziedelt nach Russland, Ruzischer Raich von unzerer Kaizerin, Landstick gegeven ... Wir verstehen ainander zehr gut, wenn wir zind im Ruzisch-Daitsch-Haus, aver wir verstehen auch, dass jeder von uns zaken, sprechen zain Dialekt in der Form kann, wie war es Hundert Jahre vor, aver haite Daitsch ist fir uns ainik, das ist unzere Muudersprache, die Sprache verainikt uns, givt Kraft.

Анализ показывает, что одной из важнейших сфер тематической палитры сообщений о событии в рамках дискурса Я.К., отражающих метаязыковое сознание говорящего, является политика, в рамках которой говорящий выстраивает историческую перспективу происходящего события и отголоски его влияния, демонстрируя причинно-следственную связь между происходящими явлениями. Данная особенность проявляется, с одной стороны, на актуализации событий XVIII в., где информант акцентирует внимание слушающего на указе императрице Екатерине II, даровавшей право немцам основывать колонии на Волге, а с другой стороны, затрагивает вопросы, связанные с первыми годами жизни немцев-переселенцев в России и процессами их адаптации в новой стране. Особого внимания заслуживает тема соотношения литературного языка и диалекта, а также отражение особенности коммуникации между российскими немцами. По мнению Я.К., в настоящий период в среде российских немцев, часто встречающихся в Российско-Немецком Доме, отсутствует проблема непонимания и выстраивания эффективного коммуникативного процесса, а, наоборот, с точки зрения информанта немецкий язык, использующийся в ходе встреч представителей российский немцев Томска, является родным для них языком, объединяющим носителей различных диалектов.

Следует сказать, что информативный жанр сообщение о событии, демонстрирующий своеобразие метатекстов Я.К. может также быть проиллюстрирован за счет проявления текстового признака цельности, относящегося к содержательной и смысловой стороне построения текста и определяющего сплетение в единое целое его композиционных, информативных и стилистических компонентов. По мнению К.М. Накоряковой, цельность «достигается единством замысла и точностью построения текста, целостностью образного осмысления материала, ясностью логического развертывания мысли, стилистическим единством текста» [3, с. 15].

Важной особенностью проявления признака цельности в текстовой продукции говорящего является фактор последовательности и логичности развертывания мыслей. Данная характеристика отражается в воспоминаниях Я.К., касающихся депортации поволжских немцев и первые годы адаптации в регионах Советском Союзе. dann пересылки из одного места в другое, по всему Советскому Союзу, war zehr schwer, schwer umschalten tsu Ruzisch, wie die Ruzen sprechen, да еще и отношение к нам было не совсем хорошее тогда ... Эта ситуация с перемешкой немецкого и русского языка была поначалу для меня очень тяжелой, не мог быстро привыкнуть, ich konnte ainfach nicht gewεhnen daran, an Menschen, an Sprache, ihre Rede, ihre Sprachtempo, Maniere tsu sprechen, zie war gants nai, tsaiken etwas mit Gesten, wenn zie tswai oder drai Wεrter damit verwenden, но потом как-то привык, освоился, verzuchte tsu kopieren ihre Technik, nuttste ihre Technik. Последовательно и логично представляя процесс привыкания к новой языковой среде, говорящий стремиться вызвать у адресата индивидуальное переживание в отношении событий, которые пришлось пережить российским немцам.

Однако анализ метатекстов также показывает, что цельность в некоторых случаях подвержена нарушению за счет вкраплений русского текста в основное постулирование, осуществляющееся на немецком языке. Данная особенность характерна прежде всего для текстов, отражающих внутреннее состояние информанта. Повествуя о нелёгких периодах своей жизни, говорящий пытается за счет «переключения» языкового кода изменить характер постулирования, тем самым, направив его в другую плоскость.

Примером этому может служить включение приведенного выше метатекста информанта, продуцированного частично на русском, частично на немецком языке, в контекст повествования говорящего с доминантным преобладанием немецкого языка. Andere Frake, wie nuttsen wir Daitsch, andere verstehen diezer Dialekt nicht, Daitsch, sprechen, es ist andere Sprache ..., das war mit mir ..., in unzer Regiment waren daitsche Zoldaten, alles war dort gut, ohne Konflikte, wir waren zehr mitainander befraidet, haven gute Kontakte, waren Frainde, aver dann пересылки из одного места в другое, по всему Советскому Союзу, war zehr schwer, schwer umschalten tsu Ruzisch, wie die Ruzen sprechen, да еще и отношение к нам было не совсем хорошее тогда ... Эта ситуация с перемешкой немецкого и русского языка была поначалу для меня очень тяжелой, не мог быстро привыкнуть, ich konnte ainfach nicht gewεhnen daran, an Menschen, an Sprache, ihre Rede, ihre Sprachtempo, Maniere tsu sprechen, zie war gants nai, tsaiken etwas mit Gesten, wenn zie tswai oder drai Wεrter damit verwenden, но потом как-то привык, освоился, verzuchte tsu kopieren ihre Technik, nuttste ihre Technik ... Viele Jahre zind vorbai ..., manchmal interezant Enkel tsu fraken, wie lernen zie die Sprache, ain Wort – Dialekt, anderes – aus Literatur, aus ander Dialekt, auch Menschen sprechen, interezant, wie andere verstehen das, aus anderen Dorf, Rekion. Glauve, Sprachkod ... Die Menschen haven Schlizel, verwenden diezer Schlizel, er ist Kod, с помощью которого люди могут общаться друг с другом ... Daitsch, unzer Daitsch ist auch Schlizel fir uns, ohne Schlizel kann nicht verstehen ich andere, в нашем доме мы без него никак не могли общаться ... Unzere Kindr mizen haven Kod ... mizen verstehen Kultur, Sprache, Geschichte, was war frier, Intereze macht Daitsch. Следует отметить, что переключению языкового кода в данном случае способствует смягчение тона постулирования темы. Информант, нарушая повествование о сложных временах, связанных с депортацией поволжских немцев, включением информации о процессе положительной адаптации к жизни в разных регионах страны значительно снижает эмоциональный оттенок, демонстрируя при этом способность переключаться с мрачных моментов своей жизни на более позитивные моменты.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что одной из отличительных особенностей текстовой продукции говорящего является экспликация метаязыкового сознания при помощи палитры речевых жанров. Данный процесс позволяет выявить индивидуальное восприятие языка, отразить особенности его влияния на процесс коммуникации между различными социальными группами, а также показать соотношение разных форм языка и их значения для речевой продукции исследуемой языковой личности.


Литература:

  1. Вепрева И.Т. Языковая рефлексия в постсоветскую эпоху / И.Т. Вепрева. – М. : ОЛМА-ПРЕСС, 2005. – 384 с.

  2. Ростова А.Н. Метатекст как форма экспликации метаязыкового сознания (на материале русских говоров Сибири) / А.Н. Ростова. – Томск : Изд-во Том. ун-та, 2000. – 193 c.

  3. Накорякова К.М. Литературное редактирование: общая методика работы с текстом: практикум / К.М. Накорякова. – М. : ИКАР, 2002. – 431 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle