Библиографическое описание:

Владимирова С. В., Костоломова Н. В. Роль заимствований в создании литературного портрета персонажей [Текст] // Филология и лингвистика в современном обществе: материалы междунар. науч. конф. (г. Москва, май 2012 г.). — М.: Ваш полиграфический партнер, 2012. — С. 1-3.

Среди языковых средств, используемых в художественной литературе, особое место занимают слова и словосочетания, заимствованные из иностранных языков. Поскольку ни один язык не способен к существованию в замкнутом пространстве, заимствование является одним из основных факторов обогащения любого языка.

Многоаспектность данной лексической единицы состоит в том, что она представляет собой многомерное образование, содержание и структура которого может различаться в системе языка и речевой деятельности, что обусловлено рядом причин объективного и субъективного характера.

В общем понимании иноязычное заимствование – элемент чужого языка, перенесенный из одного языка в другой в результате языковых контактов, а также сам процесс перехода элементов одного языка в другой. Мы рассматриваем «иноязычное заимствование» как элемент чужого языка, включающий языковые единицы, представленные как в графике языка-реципиента, так и в оригинальной графике, а также калькированные слова и выражения, единицы интернационального фонда.

К составу иноязычных заимствований мы относим единицы разного объема: от междометия, слова из иноязычной лексической системы (включая реалии – собственные имена людей и названия, включая географические), до отрезка текста на чужом языке или текста, изображающего контаминированную речь иностранца или иммигранта.

В научной и исследовательской литературе заимствования характеризуются по:

  1. хронологическому признаку, учитывая период вхождения в принимающий язык;

  2. языку-источнику;

  3. характеру заимствования (непосредственное или прямое заимствование и калькирование);

  4. способам передачи письменной формы заимствованного слова в принимающем языке (трансплантация, транслитерация, практическая транскрипция);

  5. передаче национально-культурной специфики;

  6. степени ассимиляции в принимающем языке;

  7. грамматической природе заимствования [4].

Исходя из того, что заимствования выполняют в художественном произведении ряд функций, они могут быть использованы как средство создания литературного портрета персонажа. Изучение функционирования иноязычных лексем в текстах [2, 4, 5] обнаруживает их полифункциональность, а авторы используют их в самых разнообразных целях. Проведенный анализ научных источников позволил выявить следующие функции. Это – номинативная (репрезентативная, семантическая, информативная), изобразительная, эмотивная; социально-стилистическая, контактоустанавливающая функции; функция речевой характеристики персонажей, языковой игры, авторского самовыражения, детализации, создания этнического колорита, речевой индивидуализации и др.

Традиционная функция иноязычных заимствований, применявшаяся в литературной речи с древнейших времен, – национально-культурная. Заимствования используются в произведениях, действие которых происходит за границей и персонажами являются иностранцы либо билингвы. Форма иноязычного слова отражает его связь с национально-культурным содержанием текста и окружающей действительностью.

Введение заимствований в текст для описания культуры целесообразно, когда форма языковой единицы приемлема для использования в качестве термина иноязычного описания культуры, то есть, как правило, представлена словом, удобным в обращении и характеризующимся терминологической однозначностью. Таким образом, иноязычные заимствования выполняют функции придания реальности тексту, а также экономии языковых средств.

Иноязычные вкрапления, включаясь в художественную систему произведения, вступают в активное взаимодействие с окружающей их средой текста-реципиента и передают предметно-логическую и эстетическую информацию.

В силу своих лингвистических особенностей заимствования обладают прагматической направленностью и привлекают внимание читателя. Прагматический аспект иноязычных единиц может содержать информацию о месте действия, участниках ситуации, об определенном социуме, и индивидуальном стиле писателя.

Под влиянием контекста возможно формирование дополнительных стилистических характеристик заимствованного слова. Языковые единицы, составляющие текст, воздействуют на иноязычные элементы, заставляют приспосабливаться к новому стилю, в результате чего заимствования получают конкретное семантическое наполнение, реализованное в определенном контексте, сохраняя при этом эмоционально-оценочную окраску. Экспрессивное значение, которое приобретают заимствования в тексте, оказывается возможным благодаря стилистическому смешению разнородных, стилистически не соединимых единиц, которые достаточно легко усваиваются контекстом, обеспечивая внимание читателя.

Функции, выполняемые иноязычными заимствованиями, накладываются и взаимно дополняют друг друга, в результате чего создается образная перспектива всего художественного произведения и неповторимый литературный портрет персонажей.

В общем понимании литературный портрет является воссозданием внешности персонажей эпических и драматургических произведений, внешнего облика людей в лирических стихотворениях (лицо, фигура, одежда, походка, жесты, манера держаться). Это – один из основных приемов изображения человека в литературном произведении. Портрет, подчеркивая в человеке индивидуальные, неповторимые черты, является важным средством создания его образа.

В нашем понимании «литературный портрет» – «часть художественного образа персонажа, включающий описание не только внешности (лица, фигуры, одежды), но и кинетических, речевых характеристик, черт характера, динамики мыслей, чувств, поступков и переживаний, а также описание предметов, окружающих персонажа, его социального положения.

Проведенные исследования позволяют утверждать, что при создании литературного портрета на первое место выдвигается описание внешности персонажа, которая является его главной составляющей. Филологический анализ языковой ткани словесно-художественных описаний внешности выявил потенциал, который способствует раскрытию характера литературного героя и замысла произведения в целом.

Изучение практических и теоретических работ, посвященных созданию литературного портрета, обнаруживает различные приемы, используемые авторами художественных произведений [1, 3]:

  1. семантическая детализация формирования портрета;

  2. структурная детализация формирования портрета;

  3. стилистические средства создания портрета;

  4. прямая / косвенная характеристики персонажа.

Авторы акцентируют внимание также на фонической характеристике-голосе персонажа (К.Л. Сизова); словесном портрете (Н.А. Седова); подчеркивают индивидуальные лексико-грамматические и психологические особенности говорящего (М.В. Карнаухова).

Данные утверждения навели нас на мысль о возможности создания литературно-художественного портрета средствами заимствований. Использование автором иноязычных заимствований относится к семантической детализации. Это – портретное описание, осуществляемое путем выделения одного или нескольких однородных семантических признаков. При помощи этого приема портретизации создаются монотематические портреты: туалетоцентричный (описание одежды персонажа), колороцентричный (цветовая характеристика персонажа), характероцентричный (описание характера персонажа), предметоцентричный (сравнение внешних характеристик персонажа с определенными предметами), зооцентричный (сравнение персонажа с животными) и флороцентричный (сравнение персонажа с растениями) [3].

В качестве материала исследования мы выбрали новеллы австрийского писателя Стефана Цвейга, так как в своих произведениях автор использует английские, французские, итальянские слова и выражения. Он пишет о социальной элите и для неё. Это сказывается на тематике и в художественной среде новелл.

Действие новеллы «Амок», например, разворачивается на борту парохода «Oceania» [7, с. 24] (английское название реального судна «Океания»), несчастный мужчина рассказывает о событиях, произошедших с ним в голландской колонии Индии. Он – провинциальный врач, загнанный жизнью и людьми, который на тот момент был, по его словам, «gerade ganz «down» [7, с. 41] («совсем опустился» (англ.) [6, с. 224]). Однажды к нему приезжает аристократка-англичанка, говоря о ней, он так и называет её «Lady» («какая-то дама, леди, белая женщина»), с мальчиком-слугой («Boy» – «что-то», «туземец») [7, с. 41]. Она сразу же обращается к доктору по-английски («…sagt sie auf Englisch» [7, с. 42] – «начинает она по-английски» [6, с. 225]), но об этом мы можем судить только по замечанию автора, так он продолжает повествование по-немецки. Не говоря прямо к цели своего приезда, она восхищается немцами, которые говорят на нескольких иностранных языках, отмечает, что у него на полке есть даже «Education sentimental» («Воспитание чувств» (франц.) [6, с. 224]), а их врач в городе только и может, что играть в бридж («Bridge») [7, с. 43].

Дама смотрит на доктора, как на неодушевленный предмет, как на орудие, требует от него совершения противозаконной операции и считает само собою разумеющимся, что высокая оплата этой операции исчерпывает вопрос. Она чувствует свое превосходство и открыто демонстрирует его. Прекрасно говоря по-немецки, она говорит на родном английском. В докторе вспыхивает слепая страсть и слепая ненависть. Он говорит, что не станет это делать за «corrupted gold» (как аптекарь из «Ромео и Джульетты») [7, с. 54] («презренное золото» (англ.) [6, с. 226]), он хочет, чтобы она просила его об этом.

Врач переживает только слепую, безумную страсть, безумное желание унизить гордую женщину, которое переходит в столь же безумное желание быть униженным ею. Когда потрясенный врач узнает, что оскорбленная им англичанка находится на краю гибели, в нем пробуждаются человечность и милосердие. Сострадание охватывает его душу, выжигая в ней все мелочное, расчетливое и жестокое. Он и его пациентка – уже не два врага, стоящие на разных полюсах жизни, а два человека, равных в несчастье и прощающих зло, причиненное друг другу. Вспыхнувшая в сердцах этих людей человечность озаряет остаток их жизни.

Интересен портрет мальчика-слуги англичанки. Защищая свою хозяйку, он смеет сказать «белому господину» несколько раз на ломаном английском «You remain here» [7, с. 57] («Вы останетесь здесь» (англ.) [6, с. 226]), а потом «Come quickly» [7, с. 75] («Идите скорее» (англ.) [6, 236]), а потом, смертельно испуганный за свою хозяйку, он повинуется врачу «Yes, Sir» [6, с. 82] («Да, сэр» (англ.) [6, с. 240]). Описывая реалии жизни в колонии, автор использует иноязычные слова для обозначения этих предметов: «Bungalow» [7, с. 60] («бунгало» (англ.) [6, с. 235]), «Sado» [7, с. 75] («небольшая коляска» [6, с. 243]).

Проведенное исследование иноязычных заимствований в новеллах С.Цвейга позволяет судить о разнообразии функций иноязычных элементов в художественных текстах писателя. Автор использует иноязычные заимствования в новеллах:

  1. для реального колоритного изображения немецкоговорящих персонажей («белая женщина», «аристократка», англичанка «Lady»; мальчик-слуга, «туземец», «Boy»);

  2. для речевой характеристики персонажей (надменная аристократка разговаривает с доктором на своем родном английском языке, показывая тем самым свое превосходство);

  3. для выражения охвативших героев в данный момент эмоций, чувств, переживаний («туземец» смеет приказывать «белому господину» «You remain here», «Come quickly);

  4. для характеристики людей, принадлежащих к социальной элите, а также для передачи социальных характеристик персонажа: возраста, происхождения, образованности;

  5. для обозначения иностранных предметов, явлений, идей, заполнения лексического пространства, незаполненного коренным словом немецкого языка.

Выявленные нами в ходе анализа функции позволяют утверждать, что иноязычные заимствование являются одним из средств создания литературного портрета персонажа на примере новелл С.Цвейга.


Литература:

  1. Кушнарёва, (Айкашева) О.А. Юбилейная статья как жанровая разновидность литературного портрета (на примере статьи Н.Н. Скатова «Человек и гражданин земли своей…») [Текст] / О.А. Кушнарёва // Актуальные проблемы гуманитарных наук: Материалы VIII Международной научно-практической конференции. – М.: МФА, 2009. – С.260-267.

  2. Крысин, Л.П. Современный русский язык. Лексическая семантика. Лексикология. Фразеология. Лексикография: учеб. пособие для студ. филол. фак. высш. учеб. заведений [Текст] / Л.П. Крысин. – М.: Издательский центр «Академия», 2007. – 240 с.

  3. Малетина, О.А. Лингвостилистические средства создания портрета [Текст] / О.А. Малетина // Актуальные вопросы лингвистики в работах молодых ученых. Материалы научной сессии факультета лингвистики и межкультурной коммуникации ВолГУ (апрель 2003): Сб. научных статей – Вып. 2. – Волгоград: Изд-во «Волгоград», 2004. – С. 69–72.

  4. Шиманский, В.С. Гетерогенные элементы и их функционирование в английском художественном тексте [Текст] / В.С. Шиманский. – АКД. Киев, 1984. – 23 с.

  5. Щитова, О.Г., Некрасова, Л.Т. Функциональная природа иноязычных средств в художественном тексте [Текст] / О.Г. Щитова, Л.Т. Некрасова // Художественный текст и языковая личность: проблемы изучения и обучения. – Томск, 2001. – С. 120–127.

  6. Цвейг, С. Новеллы [Текст] / С.Цвейг. – М.: «Госполитиздат», 1956. – 456 с.

  7. Zweig, S. Brief einer Unbekannten : Novellen [Текст] / S.Zweig. – М.: Юпитер-Пресс, 2008. – 236 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle