Библиографическое описание:

Дунина Е. В., Алексеев А. А. Коллизия греха и покаяния в рассказе А.П. Чехова «Случай из практики» [Текст] // Филология и лингвистика в современном обществе: материалы междунар. науч. конф. (г. Москва, май 2012 г.). — М.: Ваш полиграфический партнер, 2012. — С. 30-32.

Имя Антона Павловича Чехова известно читателям всего мира и вовсе не потому, что его рассказы забавны и коротки, а потому, что они глубоки по содержанию. Антон Павлович Чехов по праву считается мастером короткого рассказа, новеллы-миниатюры. "Краткость – сестра таланта" – ведь так оно и есть: все рассказы А.П. Чехова очень короткие, но в них заложен глубокий философский смысл. В маленьких рассказах художник научился передавать всю жизнь человека. Маленький рассказ у него вырастает до высоты эпического повествования.

Можно отметить следующие особенности поэтики А.П.Чехова.

Во-первых, уже в названиях рассказов заметно преимущественное внимание автора к обыкновенному, будничному. В произведениях встречаются люди разных социальных слоев, профессий, возрастов, жители провинциальных и больших городов и деревень – маленькие чиновники, разночинцы, мужики. Допуская в заглавие «всякий предмет» («Справка», «Блины», Лист», «Сапоги» и другие), А.П. Чехов вызывает у читателей ассоциации то с бездуховностью этих людей, то с прозаичностью самой их деятельности [6, с.34].

Во-вторых, писатель отказывается от подробной портретной характеристики. Он ограничивается более или менее яркой деталью, доверяя все остальное фантазии своего читателя. Внимание автора может быть сосредоточено на подробном описании вещей героя: калоши, очки, нож, зонтик, часы, халат, колпак. И только два – три портретных штриха: «маленький», «скрюченный», «лицо, как у хорька» (образ Беликова) [6, с.38].

В нашей работе мы рассматриваем коллизию греха и покаяния в одном из рассказов А.П. Чехова. На первом этапе исследования мы рассматриваем значение данных речевых употреблений. В христианстве понятие греха является одним из ключевых в проблеме спасения души. В догматическом богословии этот вопрос именуется догматом Спасения. Смысл его в следующем.

Мы все знаем, что Христос пришел для того, чтобы спасти человека от греха, чтобы он (человек) мог наследовать жизнь вечную. И, следовательно, первое понятие, которое необходимо нам разобрать и выяснить, связано с вопросом: «От чего Христос пришёл спасти человека?», – т.е. с понятием греха и сопутствующими ему в христианстве понятиями покаяния и грехопадения [3, с.65].

Что такое грех? Как определяет его православный автор? Оказывается, это слово неоднозначно, оно имеет несколько смыслов и это нужно иметь в виду.

Первый, всем нам хорошо известный – грех есть нарушение Божией Заповеди, нарушение закона совести, грех есть беззаконие. Но оказывается, что есть ещё и другие значения этого понятия, и, не поняв их, мы можем допускать очень существенные ошибки [1, с.50].

Второе понимание смысла этого слова связано с тем, что под грехом разумеется также вся та совокупность жизненной греховной атмосферы; дурные наклонности и пороки, которые, являясь принадлежностью общества, накладывают свою печать на рождающегося человека. Этот грех человек получает по «наследству» (первородный грех) [2, с.57].

В словарях и энциклопедиях лексема грех имеет такие значения:

В толковом словаре Ефремовой [4] грех – это

1. Нарушение действием, словом или мыслью воли Бога, религиозно-нравственных предписаний, правил.

2. Предосудительный поступок, ошибка; недостаток.

3. перен. устар., Беда, несчастье.

С точки зрения авторов Большой Советской энциклопедии [1], грех – моральное зло, состоящее в нарушении действием, словом или мыслью воли Бога. Понятие «греха» выделяется из более древнего и внеморального понятия «скверны» (как бы физической заразы или нечистоты, происходящей от нарушения сакральных запретов – табу); теология выделяет «первородный» грех первых людей, последствия которого наследуются их потомками.

Сейчас посмотрим, как определяется покаяние. Православное богословие говорит, что греческое слово μετάνοια (метанойя — «покаяние») означает «перемена ума», «перемена мыслей». Проповедь Христа призывает к изменению образа мысли и образа жизни, отказу от греховных дел и помыслов. Покаяние начинается с изменения человеческого ума, отвращающегося от греха и желающего соединиться с Богом. Покаяние всегда есть умоперемена, то есть перемена одного направления ума на другой. Что делать тому, кого мучает совесть? Как быть, когда томится душа? Православная Церковь отвечает: принести покаяние. Покаяние – это обличение своего греха, это решимость не повторять его в дальнейшем [1].

В толковом словаре Ефремовой покаяние – это “возрождение от греха; сокрушение сердца о своей греховности и обращение к Богу в поиске чистоты. В широком смысле под покаянием подразумевается фундаментальная перемена в жизни: от произвольно-греховной, самолюбивой и самодостаточной – к жизни по заповедям Божиим, в любви и стремлении к Богу”[4].

Второй этап исследования предполагает рассмотреть, как явления греха и покаяния находят отражение в одном из рассказов А.П.Чехова. Стремление вскрыть основные противоречия эпохи побудили А.П. Чехова обратить внимание на капитализм в его наиболее характерном проявлении — крупной индустрии. Этой теме посвящен рассказ «Случай из практики» (1898). Писатель называет здесь капитализм «диаволом с багровыми глазами», который «владеет рабочими и хозяевами и обманывает тех и других» [3, с.71].

Переживания героини рассказа «Случай из практики» – это переживания совестливого человека, чувствующего ответственность за все, что делается в жизни. Лизу Ляликову глубоко ранит все, что ей приходится видеть и слышать на фабрике, – вот почему она заболевает и чувствует себя несчастной. Она не пользуется той возможностью роскошной жизни, которую дают доходы с фабрики, – так как фабрика представляется ей обиталищем злой и таинственной силы. Инстинкт чистой и честной молодой души отталкивает Лизу Ляликову от богатства, и от того, что большинство девушек в ее положении превращало в счастливых невест с богатым приданным, всё это преследует ее как кошмар. Она просто не чувствует себя вправе быть счастливой.

Из рассказа мы узнаём также о докторе Королёве. Он москвич, “деревни не знал, а при слове «фабрика» в его голове возникают такие ассоциации, как «непроходимое невежество рабочих, дрязги, водка, насекомые...»”

Проезжая по улице он видит: рабочие пугливо сторонятся коляски, в их лицах и походке — “физическая нечистота, пьянство, нервность, растерянность”. Значит, эти люди “больны” и душевно, и физически. Больная — дочь хозяйки фабрики — страдает сердцебиением, но доктор ничего “острого” не обнаруживает — нервный припадок прошёл, сердце в норме.

Увидев рыдающую некрасивую девушку, доктор проникается сочувствием к этой страдалице, которую мать, не жалея средств, лечит всю жизнь; богатство не дало этим людям счастья, радости и здоровья. Мало того, они разобщены и одиноки.

Королёв хочет успокоить девушку не лекарствами, а “простым, ласковым словом”. Он видит, что никакие лекарства не помогут там, где нужны любовь, сострадание, тепло души; причём он понимает глубокое одиночество этой “залеченной” девушки, а при пространных речах гувернантки, считающей себя знатоком в медицине, Королёву “стало скучно”.

Переломным моментом в развитии действия становится ночлег доктора в чужом месте, хотя Королёву этого очень не хотелось: дома, в Москве, много работы, ждёт семья, но, вздохнув, он остался.

Доктор Королев при осмотре этой необычайной больной быстро догадался, что причины ее бессонницы и сильного сердцебиения лежат в области не физиологии, а душевной организации пациентки. Вот как звучит диагноз, который он ей ставит: «Вы в положении владелицы фабрики и богатой наследницы недовольны, не верите в свое право и теперь вот не спите, это, конечно, лучше, чем если бы вы были довольны, крепко спали и думали, что все обстоит благополучно. У вас почтенная бессонница; как бы ни было, она хороший признак». И он осторожно намекает ей, что в ее положении необходимо делать:

«…А для наших детей или внуков вопрос этот, – правы они или нет,– будет уже решен. Им будет виднее, чем нам. Хорошая будет жизнь лет через пятьдесят…

– Что же будут делать дети и внуки? – спросила Лиза.

– Не знаю… Должно быть, побросают все и уйдут.

– Куда уйдут?

– Куда? …Да куда угодно,- сказал Королев и засмеялся. – Мало ли куда можно уйти хорошему, умному человеку» [5, с.90].

Королёв – это профессионал, прекрасный специалист; ему присуще острое ощущение несправедливости существующего порядка: “Тысячи полторы-две фабричных работают без отдыха, в нездоровой обстановке... живут впроголодь и только изредка в кабаке отрезвляются от этого кошмара...” Философский склад рационального ума сразу же подсказывает доктору истину: никто, кроме гувернантки, не счастлив здесь; хозяйка и её дочь несчастны и обречены. Острое ощущение неблагополучия, нездоровой обстановки вокруг рисует в сознании ординатора образ фабрики-дьявола — жуткого чудовища, поглощающего человеческую жизнь: “Главный же, для кого здесь всё делается, — это дьявол”.

Лиза Ляликова видела многих врачей, но именно к нему прониклась доверием, а Королёв, умный и добрый, теперь видит не уродливую девицу, а равного собеседника с высоким интеллектом и чистой, нежной душой. Оба понимают, что Лизе надо оставить это “дьявольское” место, ибо богатство, если отдать ему душу и сердце, погубит: “Мало ли куда можно уйти хорошему, умному человеку”. Будто благословением звучат слова доктора: “Вы славный, интересный человек”.

Провожая Королёва, Лиза “смотрела на него грустно и умно”. И атмосфера в фабричном посёлке уже не как вчера: звонят в церкви, поют жаворонки. Хочется верить, что жизнь будет светлой и радостной, как это весеннее утро.

На наш взгляд, грех в данном рассказе заключается в полной духовной пустоте, поражающей и хозяев и рабочих. Фабрика и вся жизнь сориентирована на материальные ценности, а душа остаётся пустой.

Грех в том, что между людьми нет любви, они все разобщены. Счастлив здесь тот, кто способен жить чисто телесно: гувернантка любит поесть, её интересует только материальное и поэтому она единственная чувствует себя счастливой.

Проблема произведения остаётся актуальной и по сей день. Даже сейчас в современном мире у каждого человека своё субъективное понимание счастья: для одних оно лишь в материальном благополучии, для других – совсем в ином. На мой взгляд, счастье заключено в совокупности моральной удовлетворенности, душевного покоя и материального благополучия.


Литература:

  1. Большая советская энциклопедия (электронный ресурс) // http://www.classes.ru/all-russian/russian-dictionary-Vasmer-term-2856.htm

  2. Дунаев, М.М. Православие и русская литература: В 6 ч. Ч.4. [Текст] / М.М. Дунаев.– М.: Христианская литература, 1998.

  3. Есин, А.Б. Психологизм русской классической литературы [Текст] / А.Б. Есин. – М.: «Просвещение»,1988.

  4. Словарь Ефремовой (электронный ресурс) // http://www.classes.ru/all-russian/russian-dictionary-Vasmer-term-2856.htm

  5. Чехов, А. П. Полное собрание сочинений и писем в тридцати томах. Т.8 [Текст] / А.П. Чехов. – М.: Наука, 1985.

  6. Чудаков, А. П. Поэтика Чехова [Текст] / А.П. Чудаков. – М.: Славянская филология, 1971.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle