Библиографическое описание:

Веренич Т. М. Черты национального характера во фразеологической картине мира (на материале французского и русского языков) [Текст] // Филология и лингвистика в современном обществе: материалы междунар. науч. конф. (г. Москва, май 2012 г.). — М.: Ваш полиграфический партнер, 2012. — С. 51-53.

Представления человека об окружающем его мире складываются в процессе его взаимодействия с этим миром, при этом язык обусловливает характер мышления, способ познания мира, влияет на сознание и поведение человека. Результатом взаимодействия человека с окружающим миром является формирование картины мира в сознании человека. Понятие языковой картины мира разрабатывалось такими лингвистами как Гумбольдт, Потебня, Апресян Ю.Д., Васильев С.А., Вежбицкая А., Фрумкина Р.М., Маслова В.А. и др. Картина мира является результатом переработки информации о человеке и окружающем его мире. Следует отметить, что картина мира представляет собой не простой набор отражений предметов, процессов, свойств и т. д., но включает в себя также и субъективное мнение человека по отношению к воспринимаемым и отражаемым им предметам. Следовательно, картина мира всегда детерминирована историческим периодом, социальным статусом отражающего субъекта и даже его характером. Но в то же время языковая картина миопределенного языкового коллектива.

Картина мира, фиксируемая фразеологическими средствами языка и рассматриваемая как языковой феномен национально-культурного наследия, является фразеологической картиной мира. Фразеологические единицы служат средством освоения мира человеком, в них фиксируются, хранятся и воссоздаются его чувства, эмоции, ощущения, оценки, настроения. Во фразеологической картине мира наиболее ярко отражено национальное своеобразие языка, так как именно фразеологические единицы чаще всего содержат компоненты значения, содержащие информацию о национально-специфических особенностях восприятия действительности. Фразеологизмы представляют собой особые единицы языка, в которых запечатлены народная мудрость, ценностная картина мира этноса, а также знания как о внешнем действительности, так и о внутреннем мире человека. Фразеологизмы в своей семантике отражают длительный процесс развития культуры того или иного этноса.

Актуальность темы настоящего исследования определяется обострением интереса к феномену культуры и проблемам языковой личности, недостаточной изученностью проблем национально-культурного своеобразия языковых единиц, а также потребностью изучения способов отражения в языке национального характера данного этноса.

Целью данной работы является в выявление специфичных черт национального характера, воплощённых во фразеологических единицах. В свою очередь, цель исследования определила следующие задачи: проанализировать национальную специфику языковой картины мира; определить понятие «картина мира» и «национальный характер»; показать особенности средств выражения национальных черт во фразеологизмах. Объектом изучения в настоящем исследовании являются фразеологические единицы французского и русского языков, содержащие характеристику данных этносов. Предметом исследования выступают лингвокультурологические особенности фразеологического состава французского и русского языков как источника информации о национально-специфических чертах данного народа.

Согласно Масловой В.А. понятие картины мира строится на изучении представлений человека о мире, а сама картина мира является результатом переработки информации о среде и человеке[4, с. 64—67; 1, с. 50—53]. Понятие языковой картины мира восходит к идеям В. фон Гумбольдта и неогумбольдтианцев (Вайсгербер и др.) о внутренней форме языка, с одной стороны, и к идеям американской этнолингвистики, в частности так называемой гипотезе лингвистической относительности Сепира – Уорфа, – с другой. В. Гумбольт считал, что национальный характер культуры находит отражение в языке посредством особого видения мира. Язык и культура, будучи относительно самостоятельными феноменами, связаны через значение языковых знаков, которые обеспечивают онтологическое единство языка и культуры [2, с. 148—173]. Гипотеза Сепира указывает на идиоэтническую специфику того или иного языка в области вербализации. Он утверждал, что любой язык направляет мышление его носителей по тому руслу, которое предопределяется мировидением, заключенным в их языке. Вторую формулировку гипотезы лингвистической относительности дал Бенджамен Ли Уорф: «Мы расчленяем природу в направлении, подсказанном нашим родным языком» [5, с. 135—198].

В данной работе под определением языковая картина мира мы понимаем исторически сложившуюся в обыденном сознании данного языкового коллектива и отраженную в языке совокупность представлений о мире, определенный способ концептуализации действительности. Специфической особенностью восприятия мира человеком является отражение не только самих объектов действительности, но и позиции отражающего субъекта, его отношения к этим объектам.

Проблема национального характера и картины мира неразрывно связаны. Под национальным характером мы понимаем совокупность черт, в большей или меньшей степени свойственных той или иной социально-этнической общности в конкретных экономических, культурных и природных условиях ее развития. Если концепция «национального характера» относится прежде всего к взгляду на культуру со стороны внешнего наблюдателя, то «картина мира», напротив, изучает взгляд представителя данной культуры на внешний мир.

Фразеологизмы наиболее ярко и точно передают и показывают специфику национального характера французского и русского народов, так как именно фразеологизмы, создававшиеся народом и отшлифованные им в течение многих веков, сохраняют в себе весь колорит и особенности развития языка и истории данного народа. В целом система образов, зафиксированных во фразеологическом составе французского и русского языков, обусловлена особенностями материальной, социальной и духовной культуры и свидетельствует о ее национально-культурном опыте и традициях. С помощью данных образов и создается фразеологическая картина мира.

Фразеологическая картина мира является универсальной, свойственной всем языкам образной системой особых устойчивых вербальных единиц, передающих особенности национального мировидения. В основе фразеологической картиной мира лежит образное видение мира, формирующееся в процессе коллективного многовекового постижения и преобразования человеком окружающей его среды.

Фразеологические единицы являются одним из способов передачи национальных стереотипов. Среди стереотипов можно выделить этностереотипы, под которыми понимается относительно устойчивые исторически сложившиеся представления о моральных, умственных, физических качествах, присущих представителям различных этнических общностей.

Правильная интерпретация фразеологических единиц и, соответственно, фразеологической картины мира предполагает наличие у носителей языка определенного набора общих фоновых знаний, связывающих культурно маркированные единицы языка с элементами культуры.

Анализ фразеологических единиц показал, что черты характера могут соотносится с объектами экстралингвистической действительности любой природы.

Национальное языковое сознание позволяет трансформировать элементы действительности в языковые пресуппозиции, которые, подвергаясь речемыслительным и модально-оценочным преобразованиям, «обрастая» национально-культурными смыслами, перерастают в культурно-прагматические компоненты языковой семантики, отражающие соответствующие фрагменты национально-языковой картины мира [3, с. 78].

Универсальными образами фразеологизмов являются соматизмы, но национальная специфика фразеологических знаков, содержащих эти компоненты, прояляется на их комбинаторном уровне. Ярким примером можно назвать сердце (coeur), как главный орган человека. И во французской и в русской фразеологии данная лексема входит в состав фразеологических единиц и с положительной, и с отрицательной коннотацией. Напр.: porter un coeur dhomme означают ‘добрый человек’; coeur de marbre / pierre – сделано из мрамора / камня, имеющее такие характеристики, как «твердый» и «холодный»; avoir le coeur mal placé значит ‘быть трусом’; золотое сердце у кого-нибудь (об очень добром человеке), у него нет сердца (о злом, чёрством человеке).

Одним из распространненых образов для фразеологизмов являются названия животных. Это легко объясняется тем, что стремясь охарактеризовать свое поведение, внешность человек прибегал к сравнению с тем, что ему было ближе всего и похоже на него самого — животным миром. Данные фразеологические единицы отражают многовековые наблюдения человека над внешним видом и повадками животных. Так, многозначная лексема mouton ‘баран’, означающая во французской языковой картине мира глупое, безвольное животное, в то же время слабое, кроткое и беззащитное, соотносится во фразелогической картине мира с фразеолексой, передающей семы «бездумный», «слабовольный», «смирный», «доверчивый»: un mouton de Panurge «бездумный, слепой подражатель», suivre qn comme un mouton «идти слепо за кем-л.», cest un vrai mouton «он тряпка, слабовольный человек», doux et crédule comme un mouton «смирный и доверчивый как овца». В то время как в русской языковой картине мира он обозначает упрямого и глупого человека, а также употребляется самостоятельно как порицающее или бранное слово: словно бараны, все в кучу сбились; куда один баран, туда и все стадо.

Во французском национальном менталитете твердо установилась связь уроженцев некоторых провинций Франции с особенностями черт характера. Например, нормандец считается человеком осторожным, сдержанным, скрытным и хитрым, который предпочитает отвечать на вопросы двусмысленно, уклончиво: cest un fin Normand «он большой хитрец», répondre en Normand «дать уклончивый, двусмысленный ответ»; гасконец славится красноречием и хвастовством: garde(-toi) dun Gascon ou Normand, lun hâble trop et lautre ment «берегись гасконца и нормандца, один хвастун, а другой враль»; agir en Gascon «хвастаться, бахвалиться», faire la lessive de/ du Gascon «пускать пыль в глаза».

Черты характера у людей любой национальности одинаковы, но распределяются и проявляются они по-разному в зависимости от народных традиций, культуры, национальных темперамента и менталитета. Во фразеологии запечатлеваются либо наиболее характерные для данного этноса черты, либо наиболее яркие и потому отчетливо запоминающиеся. Как и везде, во Франции ценят умных – un homme dentendement «толковый человек», avoir la sagesse de Solomon «быть семи пядей во лбу»; искренних – franc comme losier «прямодушный, искренний», jouer franc jeu; jouer / mettre cartes sur table «поступать честно, искренне, говорить напрямик». С неодобрением французы относятся к глупцам – dégourdi comme un manche «неловкий, глупый»; лжецам – manquer de parole «не сдержать слова».

В русской фразеологии высмеивается глупость: «голова и два уха», «бревно неотесанное», «хлопать глазами»; хитрость: «чужими руками жар загребать», «голь на выдумку хитра», «въехать на чужой спине в рай». Русские ценят такие качества как трудолюбие: «дело мастера боится», «бог труды любит»; смелость: «не на жизнь, а на смерть», «стоять горой».

Таким образом, отражение стереотипов во фразеологии выражено очень ярко, так как только сообща, соотнося образы с понятиями, смыслом, мы можем выявить культурно-национальную значимость выражения.


Литература:

  1. Голованивская, М.К. Французский менталитет с точки зрения носителя русского языка / М.К. Голованивская. – М., 1997. – 361 с.

  2. Гумбольт, В. О различии строения человеческих языков и его влияние на духовное развитие человечества / В. Гумбольт // Избр. Труды по языкознанию. – М., 1984. – С. 148-173.

  3. Золотых, Л.Г. Когнитивно-дискурсивные основы фразеологической семантики / Л.Г. Золотых. Астрахань, 2007. – 265 с.

  4. Маслова, В.А. Когнитивная лингвистика: учеб. пособие / В.А. Маслова. – Минск: ТетраСистемс, 2005. 383 с.

  5. Уорф, Б. Отношение норм поведения и мышления к языку / Б. Уорф // Наука и языкознание. – М., 1960.– С. 135-198.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle