Библиографическое описание:

Лю Г. О структуре художественного образа (на материале романа А. Рекемчука «Нежный возраст») [Текст] // Филология и лингвистика в современном обществе: материалы междунар. науч. конф. (г. Москва, май 2012 г.). — М.: Ваш полиграфический партнер, 2012. — С. 38-39.

Языковая структура художественного образа – это его композиционная организация. Г.Д. Ахметова пишет о «прорастании» художественного образа: «Образ словно бы «прорастает» сквозь текст, его «прорастание» довольно трудно уловить, но именно этот анализ и составляет один из важнейших аспектов интерпретации произведения. Образ нельзя сравнить с матрешкой, потому что дополнительные коннотации не надеваются последовательно друг на друга, а происходит именно сращивание и прорастание различных коннотаций. Живые словесные ряды состоят из разнообразных языковых средств – звуков, слов и т.д. И в том случае, когда речь идет об употреблении языковых средств в качестве композиционных компонентов (словесных рядов), а не о строе, – именно в этом случае можно говорить о живом образе» [2, с. 135].

Н.Ю. Чугунова отмечает: «Присутствие в художественном тексте конструктивного личностного начала изучается исследователями с двух сторон: со стороны языковой и литературоведческой, которые, в свою очередь, объединены в стилистике» [9, с. 3].

Если обратиться к Б.В. Томашевскому, то можно прочитать у него: «Связующей дисциплиной между языкознанием и литературоведением является стилистика» [7, с. 5]. С позиции исследования языка художественного текста проблема существования авторской личности разрабатывается в рамках стилистики текста. Именно в стилистике текста осуществляется синтезирующий подход к тексту в единстве его содержательных, формальных элементов и с учетом целевой установки автора и условий общения.

Наиболее перспективным в данный момент представляется развитие стилистики текста в коммуникативно-жанровом аспекте. Что касается проблемы жанра, можно обратиться к точке зрения В.И. Тюпы, который считает, что «литература рубежа веков стала периодом обновления самых разных видов и жанров художественного творчества, периодом рождения новых форм» [8, c. 14].

Жанр – одно из наиболее сложных понятий в лингвистике и функциональной стилистике. Длительное время ведутся научные споры о его природе и сущности. А.Н. Кожин определяет жанр как «выделяемый в рамках того или иного функционального стиля вид речевого произведения, характеризующийся единством конструктивного принципа, своеобразием композиционной организации материала и используемых стилистических структур» [5, c. 59]. Л.Г. Кайда отмечает, что «жанр – это сигнал о том, где, в каких условиях и с какой целью использованы определенные языковые реалии» [4, c. 21].

Рассмотрим с этих позиций вопрос о структуре художественного образа на материале прозы А. Рекемчука. Александр Евсеевич Рекемчук – один из писателей-прозаиков России второй половины XX – начала XXI века. Он родился 25 декабря 1927 года в Одессе. С 1975 года писатель ведет семинар прозы в Литинституте (профессор кафедры литературного мастерства с 1988 г.). Одновременно он является президентом издательского дома «ПиК».

Н.Ю. Чугунова отмечает, что для автобиографической прозы А. Рекемчука характерны следующие композиционно-языковые приемы организации текста: нетипичный для языка художественной прозы образ рассказчика, организующий повествование; усложненная архитектоника; модификация стиля; условность грамматического лица (термин Г.Д. Ахметовой); усиление межтекстовых связей. Для прозы А. Рекемчука характерно взаимодействие элементов разных стилей: официально-делового, публицистического, разговорно-обиходного, научного, художественного и церковно-религиозного. Подобное же взаимодействие отражено в композиционной организации художественного образа.

Говоря об образности, необходимо обратиться к деталям как компонентам языковой композиции. А.И. Горшков пишет о деталях: «А в аспекте образности можно с уверенностью сказать, что и в отношении отражения общего в частном, конкретном, и в отношении точного соотнесения слова с действительностью художественные детали (подробности) являются образами без всяких оговорок» [3, с. 302].

Главным героем романа «Нежный возраст» является Санька Рымарев. Данный художественный образ вводится в текст с помощью разнообразных словесных рядов, но ведущим является юмористический словесный ряд. Следует отметить, что подобное построение текста отражает индивидуальный стиль писателя. При этом повествование построено от первого лица (от лица главного героя), но сквозь него незримо проступает взрослый рассказчик, что и создает сложный художественный образ. С этой же комической целью используются в романе устойчивые сочетания: «Добравшись до порога, она слегка распрямилась, в бараний рог скрутила тряпку, отжала мутную воду, обернулась»; «<…> оттуда приедут, заберут, и поминай как звали. Гансом Мюллером звали»; «Он бы, наверное, и третью с меня стащил, оставил бы в чем мать родила – ему-то что, не жалко, я ведь ему чужой, – но мать заступилась, не позволила раздевать ребенка догола» [6].

Встречаются в романе и украинизмы. Известно, что писатель провел детство в Украине, а роман автобиографический. Например: «Ни хмарки не было в синем небе»; «Тяжелый выбух ударил в уши». Украинское слово «вибух» означает «взрыв». Это слово встречается и в других произведениях А. Рекемчука.

Межтекстовые связи отражают культурный и литературный фон того времени, которое описывается в романе. Например, цитата из известной предвоенной песни «Три танкиста»: «Но лейтенант нам объяснил, что разведка доложила точно: овражек, а в том овражке – пулеметное гнездо противника».

Для стиля А. Рекемчука характерны повторы. Композиционные повторы также становятся компонентом художественного образа: «Мы сидели как ни в чем не бывало на уроке, и вот в точности, как сегодня, внезапно, без всякой воздушной тревоги – взрыв, взрыв, взрыв, взрыв».

Структура художественного образа в романе «Нежный образ» отличается реалистичностью повествования. Все названные нами языковые особенности в совокупности создают живой художественный образ. Г.Д. Ахметова пишет о романе: «Реалистичность повествования «прорастает» в современной прозе. Индивидуальность стиля – именно в той неповторимости, в том удивительном опережении своего времени, в том, что ярко видно сейчас, по прошествии многих лет, – когда только намечающиеся языковые процессы художественной прозы стали явными, всеобщими» [1, с. 16].


Литература:

  1. Ахметова Г.Д. Роман А. Рекемчука «Нежный возраст»: проекция в будущее // Интерпретация текста: лингвистический, литературоведческий и методический аспекты: материалы IV Международной науч. конф. (Чита, ЗабГГПУ, 9-10 декабря 2011 г.) / Забайкал. гос. гум.-пед. ун-т; сост. Г.Д. Ахметова, Т.Ю. Игнатович. Чита, 2011. С. 13 – 27.

  2. Ахметова Г.Д. Языковые процессы в современной русской прозе (на рубеже XXXXI вв.). Новосибирск: Наука, 2008. 168 с.

  3. Горшков А.И. Русская стилистика и стилистический анализ произведений словесности. М.: Литературный институт им. А.М. Горького, 2008. 544 с.

  4. Кайда Л.Г. Композиционная поэтика текст. М.: Флинта: Наука, 2011. 408 с.

  5. Кожин А.Н. Функциональные типы русской речи. М.: Наука, 1982. 312 с.

  6. Рекемчук А.Е. Нежный возраст: Роман. М.: Мол. гвардия, 1979. 399 с.

  7. Томашевский Б.В. Стилистика и стихосложение Текст. / Б.В. Томашевский: курс лекций. Л.: Учпедгиз, 1959. 535 с.

  8. Тюпа В.И. Анализ художественного текста. М.: Академия, 2006. 336 с.

  9. Чугунова Н.Ю. Языковая структура образа рассказчика в жанре non-fiction (на материале автобиографической прозы А. Рекемчука) // Автореф. … канд. филол. наук. Улан-Удэ, 2011. 24 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle