Библиографическое описание:

Коновалова Э. К., Григорян Е. О. Особенности способов и приемов перевода фразеологизмов различных языковых культур [Текст] // Филология и лингвистика в современном обществе: материалы междунар. науч. конф. (г. Москва, май 2012 г.). — М.: Ваш полиграфический партнер, 2012. — С. 109-113.

Исследование особенностей перевода фразеологизмов следует начать с определения самих фразеологических единиц. По мнению А.В. Кунина, фразеологические единицы (ФЕ) – это устойчивые сочетания лексем с полностью или частично переосмысленным значением [7]. Наиболее общими признаками ФЕ называют «языковую устойчивость, семантическую целостность и раздельнооформленность» [3].

Фразеологические единицы заполняют ниши в лексической системе языка, которая не может полностью обеспечить наименование познанных человеком сторон действительности, и во многих случаях являются единственными обозначениями предметов, свойств, процессов, состояний, ситуаций и т.д. Образование фразеологизмов ослабляет противоречие между потребностями мышления и ограниченными лексически­ми ресурсами языка. В тех же случаях, когда у фразеологизма имеется лексический синоним, они обычно различаются в стилистическом отношении [9, c.68].

Фразеология – это сокровищница любого языка. Во фразеологизмах находит отражение история народа, своеобразие его культуры и быта. Фразеологизмы – высоко информативные единицы языка. Именно поэтому вопрос перевода фразеологических единиц представляет особую важность в науке перевода. Существуют различные мнения о том, как следует переводить художественное произведение с языка оригинала. Некоторые полагают, что выраженное автором должно быть перевыражено переводчиком (А. Пушкин); другие предлагают иногда отдаляться от слов подлинника нарочно для того, чтобы быть к нему ближе (Н. Гоголь); третьи говорят, что не следует переводить слова, и даже иногда смысл, главное – надо передавать впечатление (А. Толстой); последние при­зывают переводить смех – смехом, улыбку – улыбкой и т. д. (К. Чуковский).

Исследователи фразеологии различных языков отмечают, что в процессе функционирования в речи ФЕ часто подвергаются различным преобразованиям. Эти трансформации всегда целенаправленны и осуществляются с определенным коммуникативным и стилистическим заданием. Ш. Балли писал: «Если ученый или инженер изменяют язык для того, чтобы «обезличить» его и сделать более логичным, рассудочным, то писатель преобразует его, чтобы сделать пригодным для выражения сугубо индивидуальной мысли, т.е. эффективного и эстетического содержания» [2, с. 280].

Многие авторы в качестве исходной точки берут лингвистические классификации, построенные в основном на критерии неразложимости фразеологизма, слитности его компонентов, в зависимости от которой и от ряда дополнительных признаков – мотивировки значения, метафоричности и т.п.– определяется место ФЕ в одном из следующих разделов: фразеологические сращения (идиомы), фразеологические единства (метафорические единицы), фразеологические сочетания и фразеологические выражения (Ш. Балли, В. В. Виноградов, Б. А. Ларин, Н. М. Шанский). Показательной в отношении творческого использования такой классификации в теории и практике перевода можно считать работу Л.В. Фёдорова. Разобрав основные для того времени (1968) лингвистические схемы, он останавливается на предложенной В. В. Виноградовым и осмысливает её с точки зрения переводоведения.

Считается, что возможности достижения полноценного словарного перевода ФЕ зависят в основном от соотношений между единицами исходного языка (ИЯ) и языка перевода (ПЯ):

1) ФЕ имеет в ПЯ точное, не зависящее от контекста полноценное соответствие (смысловое значение + коннотации);

2) ФЕ можно передать на ПЯ тем или иным соответствием, обычно с некоторыми отступлениями от полноценного перевода;

3) ФЕ не имеет в ПЯ ни эквивалентов, ни аналогов и непереводима в словарном порядке.

Несколько упрощая схему, можно сказать, что ФЕ переводят либо фразеологизмом (первые два пункта) – фразеологический перевод, либо иными средствами (за отсутствием фразеологических эквивалентов и аналогов) – нефразеологический перевод. Между ними имеется множество промежуточных, средних решений, например, в зависимости от некоторых характерных признаков и видов ФЕ (образная – необразная фразеология, ФЕ пословичного – непословичного типа), перевод с учётом стиля, колорита, языка, авторства отдельных единиц и так далее. Эти дополнительные аспекты полнее представят проблему перевода ФЕ, расширят и облегчат выбор наиболее подходящего приёма.

Рассмотрим сначала фразеологический перевод.

Фразеологический перевод предполагает использование в тексте перевода устойчивых единиц различной степени близости между единицей ИЯ и соответствующей единицей ПЯ – от полного и абсолютного эквивалента до приблизительного фразеоло­гического соответствия.

Для того чтобы говорить дальше о данном способе перевода, дадим определение фразеологическому эквиваленту. Фразеологический эквивалент – это фразеологизм на ПЯ, по всем показателям равноценный переводимой единице. Как правило, вне зависимости от контекста, он должен обладать теми же денотативным и коннотативным значениями, т. е. между соотносительными ФЕ не должно быть различий в отношении смыслового содержания, стилистической отнесённости, метафоричности и эмоционально-экспрессивной окраски, они должны иметь приблизительно одинаковый компонентный состав, обладать рядом одинаковых лексико-грамматических показателей: сочетаемостью (например, в отношении требования одушевлённости/неодушевлённости), принадлежностью к одной грамматической категории, употребительностью, связью с контекстными словами-спутниками и т. д.; и ещё одним – отсутствием национального колорита.

Речь идёт, по существу, о полной и абсолютной эквивалентности. Всё это – уже существующие, сравнительно немногочисленные единицы, работа с которыми сводится к их обнаружению в ПЯ; решающая роль в этой работе большей частью принадлежит от­личному владению ПЯ и словарями.

Неполным (частичным) фразеологическим эквивалентом называют такую единицу ПЯ, которая является эквивалентом, полным и абсолютным, соотносительной многозначной единицей в ИЯ, но не во всех её значениях.

Например, Slaughter of the Innocents, известный библеизм, полностью соответствует в русском языке избиение младенцев, но эта русская единица является лишь частичным эквивалентом, так как в английском языке ФЕ имеет ещё одно значение – жарг. «не рас­смотрение законопроектов ввиду недостатка времени (в конце парламентской сессии)».

Частичных эквивалентов сравнительно немного, так как вообще явление многозначности менее характерно для фразеологии. Гораздо чаще встречаются случаи относительной фразеологической эквивалентности.

Относительный фразеологический эквивалент уступает абсолютному лишь в том, что отличается от исходной ФЕ по какому-либо из показателей: другие, часто синонимические компоненты, небольшие изменения формы, изменение синтаксического построения и т. п. В остальном он является полноценным соответствием переводимой ФЕ, «относительность» которого скрадывается контекстом. Различие может быть, например, в сочетаемости, в неодинаковом лексико-семантическом содержании отдельных компонентов. Например, «наступать на горло» соответствует эквиваленту армянского языка «схватить за шиворот».

В других случаях эквивалент может отличаться от исходной ФЕ по компонентному составу; например, один и тот же образ может быть выражен экономнее или пространнее. Образы могут быть очень близкими, соприкасающимися, например, «дождь» – «ливень» – «осадки»; весьма далёкими, но логически сопоставимыми: например, «похожесть» русский, болгарин и француз видят в «двух каплях воды», у немца и чеха это «два яйца», у англичанина – «две горошины», у армян – «две половины яблока». В русском языке фраза «палке негде упасть» эквивалентна армянской «иголке негде упасть».

Но образы двух аналогов (на ИЯ и ПЯ) могут не иметь между собой ничего общего как образы, что не мешает эквивалентам исполнять исправно свою функцию в переводе.

В принципе, возможность передавать ФЕ аналогами с образностью, совершенно не имеющей точек соприкосновения в ИЯ и ПЯ, объясняется главным образом тем, что по большей части это стёртые или полустёртые метафоры, не воспринимаемые или, скорее, воспринимаемые подсознательно носителем языка. Степень яркости образа – от очень низкой до нулевой у фразеологических сращений, а в единствах более высокая, но редко достигающая интенсивности в свободном сочетании – является одной из главных предпосылок для выбора приёма перевода между аналогом и калькой.

Наконец, чрезвычайно часты различия, возникающие в случаях использования таких приёмов перевода, как различного рода трансформации типа антонимического перевода, конкретизации и генерализации, которым, подобно лексическим, поддаются и фразеологические единицы.

К фразеологическим можно условно отнести и индивидуальные эквиваленты. Не находя в ПЯ полного соответствия, переводчик иногда вынужден прибегать к словотворчеству, оформляя в духе переводимой единицы новый, свой фразеологизм, максимально напоминающий «естественный». Если такую «подделку» читатель примет, значит удалось передать содержание и стиль переводимой единицы в достаточно «фразеологической» форме.

Индивидуальные фразеологизмы, если они мастерски «сделаны», обладают показателями обычной ФЕ, отличаясь от неё лишь по одному, самому важному показателю – они не воспроизводимы. Поэтому здесь речь идёт о контекстуальном переводе.

Фразеологические эквиваленты и аналоги встречаются чаще всего в следующих группах устойчивых единиц.

1. Интернациональная фразеология – ФЕ, которые вошли в языки многих народов из исторических (главным образом античных), мифологических, литературных источников, заимствовались из языка в язык или же возникали у разных народов независимо одни от других вследствие общности человеческого мышления, близости отдельных моментов социальной жизни, трудовой деятельности, производства, развития науки и искусств.

Одной принадлежности фразеологизма к интернациональным недостаточно, чтобы обеспечить его правильный перевод. Bo-первых, далеко не все вошедшие в один язык «интернациональные единицы» имеются и в остальных языках. Во-вторых, несмотря на одинаковый путь перевода – калькирование, между эквивалентами всё же отмечаются незначительные формальные отличия (словосочетание – сложное слово, предложная – беспредложная конструкция, различная суффиксация и т. д.), а это иногда существенно затрудняет переводчика. Например, русским эквивалентом козла отпущения является англ. scapegoat – перевод сложным словом (что гораздо чаще бывает в немецком языке). В-третьих, хотя и сравнительно редко, но эквивалентов может быть больше одного и тогда переводчик не может машинально заменить свою единицу эквивалентной.

Все эти «но» предъявляют переводчику жёсткое требование: проверять по словарям каждый сомнительный случай.

2. Устойчивые сравнения. У многих народов говорят: поёт как соловей, смел как лев, упрям как осёл, пьян как свинья и т. д. Но для тех же качеств наряду с этими образами есть и другие, непривычные для ПЯ. Сравнение с «соловьём» явно не подойдёт для стран, где его не знают, и переводчик должен очень хорошо подумать, прежде чем ввести непривычный образ. Этого же требуют и остальные сравнения – переводить своим, привычным, или сохранить «экзотичное»: например, англичане и французы видят упрямство скорее у мула, а осёл является также символом глупости; что касается пьянства, то наряду со свиньёй у разных народов фигурирует немало других образов: фр. (пьян как) певчий дрозд, монах (францисканец, тамплиер) или ломтик хлеба в бульоне.

3. Составные термины. Составные термины (в том числе и составные названия) – особая группа ФЕ, требующих в любом случае эквивалентов в ПЯ. Однако так как в них терминологическое начало преобладает над фразеологическим, приводим их здесь с той оговоркой, что они переводятся всегда эквивалентами, но не обязательно фразеологическими: многие составные термины в одном языке имеют однословные эквиваленты в другом (ср. рус. шестерня, англ. gear).

4. Грамматическая фразеология. Грамматическая фразеология – условное название раздельнооформленных частей речи, главным образом составных предлогов и союзов. Предлоги в течение (чего), в связи (с чем), союзы так как, благодаря тому что, в то время как и т. д., подобно терминам, требуют эквивалента в ПЯ, но также не обязательно фразеологического. Среди них есть и единицы интернационального распространения, такие как англ. In accordance, with the exception of и т. п.

Итак, чтобы верно перевести ФЕ с ИЯ на ПЯ переводчик должен обладать не только отличным знанием языков, но и иметь полные знания истории и культуры стран, быть хорошим психологом и уметь правильно пользоваться всевозможными словарями.

Теперь более подробно поговорим о нефразеологическом переводе.

Нефразеологический перевод передаёт данную ФЕ при помощи лексических, а не фразеологических средств ПЯ.

К нему прибегают обычно, лишь убедившись, что ни одним из фразеологических эквивалентов или аналогов воспользоваться нельзя. Такой перевод, учитывая даже компенсационные возможности контекста, трудно назвать полноценным: всегда есть некоторые потери (образность, экспрессивность, коннотация, афористичность, оттенки значений), что и заставляет переводчиков обращаться к нему только в случае крайней необходимости.

К нефразеологическому переводу относят:

1. Лексический перевод. Строго лексический перевод применим, как правило, в тех случаях, когда данное понятие обозначено в одном языке фразеологизмом, а в другом – словом. Так, многие английские глаголы, выраженные словосочетаниями, можно передать совершенно безболезненно их лексическим эквивалентом: set или put on fire – «зажечь», catch fire– «зажечься», «загореться». Р. Кафриэлянц при переводе С. Ханзадян «Мхитар Спарапет» использовала лексическим приемом, указывая однословный свободный перевод, из армянского языка «похоронить солнце» на русский «провалиться» [8, с. 538].

Такому переводу, хотя и не совсем безболезненно, поддаются и ФЕ, у которых в ИЯ есть слова синонимы. Это большей частью идиомы, т. е. сочетания, обозначающие предметы или понятия. В отличие от «однословного» и ближе к тому, что называют сво­бодным переводом, смысловое содержание ФЕ может быть передано переменным словосочетанием. Такие переводы вполне удовлетворительно выполняют свою роль и в словаре, указывая точное семантическое значение единицы. Однако в контексте любое соответствие должно приобрести «фразеологический вид» или, по меньшей мере, стилистическую окраску и экспрессивность, близкие к оригинальным.

Одним словом, и при лексическом переводе ФЕ нужно всегда стремиться приблизиться к фразеологическому, передать хотя бы отдельные его элементы или стороны.

2. Калькирование. Калькирование, или дословный перевод, предпочитают обычно в тех случаях, когда другими приёмами, в частности фразеологическими, нельзя передать ФЕ в целости её семантико-стилистического и экспрессивно-эмоционального значения, а по тем или иным причинам желательно «довести» до читателя образную основу.

Калькирование возможно только тогда, когда дословный перевод может довести до читателя истинное содержание всего фразеологизма (а не значения составляющих его частей). Так, в переводе романа С. Ханзадяна «Мхитар Спарапет» Р. Кафриэлянц дает ряд переводов-калек, таких как «место им – в очах моих», «ты – дым очага нашего», «ослепнуть мне» [8, с. 103,138-139]. Это осуществимо, во-первых, в отношении образных ФЕ, главным образом фразеологических единств, сохранивших метафоричность; калькировать можно, во-вторых, ряд пословиц и, в первую очередь, таких, которые не обладают подтекстом. Этим приёмом можно, в-третьих, передать и некоторые устойчивые сравнения, но, только убедившись, что носитель ПЯ воспримет их правильно.

Многие кальки можно отнести к переводу фразеологическому. Например, Не дам оторвать ноготь от пальца, т.е. сына от отца: переводится почти дословно и получается вполне осмысленная фраза на русском языке, обозначающая разделение близких людей друг от друга [10, с. 195].

3. Описательный перевод. Описательный перевод ФЕ сводится, по сути дела, к переводу не самого фразеологизма, а его толкования, как это часто бывает вообще с единицами, не имеющими эквивалентов в ПЯ. Это могут быть объяснения, сравнения, описания, толкования – все средства, передающие в максимально ясной и краткой форме содержание ФЕ, всё с тем же неизменным стремлением к фразеологизации. В контексте этот путь перевода самостоятельного значения не имеет. Говоря о приёмах перевода ФЕ и выборе между ними, остаётся оговорить ещё два понятия: контекстуальный перевод и выборочный перевод.

Чаще всего о контекстуальном переводе мы вспоминаем, конечно, при отсутствии эквивалентов и аналогов – когда фразеологизм приходится передавать нефразеологическими средствами. В русском языке фразеологизм «…время не за горами» соответствует оригиналу в тексте «не так далеко»; рус.: «…как у Христа за пазухой» – «...там жизнь дешевая».

Выборочный перевод рассматривается не как перевод «устойчивого сочетания слов посредством одного из возможных фразеологических синонимов», а несколько шире – как неизбежный начальный этап любого перевода устойчивого сочетания, да и перевода вообще. Выбирают, опираясь обычно на словарные (известные, общепринятые – за ними не обязательно обращаться к словарю) соответствия, в первую очередь варианты, т.е. синонимы или близкие значения многозначных ФЕ.

Итак, мы рассмотрели основные способы и приёмы перевода фразеологизмов. Мы увидели, что связанные с этим проблемы рассматриваются разными лингвистами по-разному, рекомендуются различные методы перевода, встречаются несовпадающие мне­ния. В различных ситуациях могут потребоваться разные подходы. Но основная роль здесь принадлежит личности самого переводчика. Он должен ощутить себя частью той культуры, на языке представителей которой написан тот или иной текст, должен вжиться в него, сделать единственно возможный и в то же время неповторимый вариант перевода. Для этого ему необходимо интегрировать в своё мышление всю громадную совокупность реалий чужой культуры, и изложить чужие мысли так же ясно и свежо, как они были высказаны, используя при этом всё могущество и богатство языка, на котором говорит он сам [9].


Литература:

  1. Англо-русский словарь устойчивых словосочетаний Collins COBUILD Dictionary Idioms. М.: ООО «Издательство АСТ»: ООО «Издательство Астрель», 2004. 752 с.

  2. Балли Ш. Французская стилистика. М., 1961. 394 с.

  3. Арнольд И.В. Стилистика современного английского языка. Л.: Просвещение, 1973. 301 с.

  4. Арнольд И.В. Семантическая структура слова в современном английском языке и методика её исследования (на материале имени существительного). Л.:Про­свещение, 1966.с. 192.

  5. Арсеньева Е.Ф. Сопоставительный анализ фразеологических единиц. Казань:Изд-во Казан. ун-та, 1989. с.123.

  6. Виноградов В.В. Русский язык. М.:Высш. шк., 1972. 613 с.

  7. Влахов С., Флорин С. Непереводимое в переводе. М., 1980. 226 с.

  8. Кунин А. В. Курс фразеологии современного английского языка. М.: Высш. шк., 1986.с. 396.

  9. Ханзадян С.Н., Мхитар Спарапет.:пер.Р.Кафриэлянц; – М.:«Советский писатель», 1971, с.648.

  10. Шепелева Е. В. – Особенности перевода фразеологизмов // Известия ПГПУ им. В.Г. Белинского. 2009. № 11 (15), с. 68–72.

  11. Ширванзаде А., Избранное: Пер. Я. Хачатрянца; – М.:Правда, 1988.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle