Библиографическое описание:

Заллединова Ж. К. Атрибутивные и предикативные средства выражения принадлежности в английском и русском языках [Текст] // Филология и лингвистика в современном обществе: материалы междунар. науч. конф. (г. Москва, май 2012 г.). — М.: Ваш полиграфический партнер, 2012. — С. 64-66.

Данная статья посвящена рассмотрению на материале русского и английского языков средств выражения принадлежности как одной из сторон универсального отношения посессивности.

Типовое значение «принадлежность» является составной частью (микрополем) семантико-функционального поля посессивности [2; 4, с.101]. Поэтому, прежде чем приступить к анализу структурно-семантического устройства средств выражения принадлежности, следует обратить внимание на проблему содержания и объёма понятия «посессивность» как более общего по отношению к понятию принадлежности.

Термин посессивность (от лат. possessives- обозначающий принадлежность, притяжательный), или притяжательность (более распространенный в отечественной лингвистической литературе), используется в значении 'собственно владение, обладание чем-либо'. Однако этот термин не следует понимать буквально; речь идет лишь об условном названии для некоторого отношения достаточно общего характера между обладателемиобъекта обладания.

Посессивность принадлежит к числу таких лингвистических понятий, исследование которых позволяет полнее представить языковую картину мира носителей языка, так как типы посессивных синтаксических конструкций отражают особенности связей, существующих как во внеязыковой действительности, так и в отражающем её мышлении.

Посессивность - одна из семантических разновидностей субъектно-объектных отношений, в основе, которой лежат отношения владения, обладания чем-либо. Функционально-семантическое поле (ФСП) посессивности охватывает систему взаимодействующих средств данного языка, служащих для выражения посессивного отношения и его различных подтипов.

В ФСП посессивности выделяются два центра, что обусловлено различными способами отражения действительности - предикацией и атрибуцией, связанными с соответствующими типами средств выражения посессивности - предикативными и атрибутивными.

В отражённой сознанием посессивной ситуации выделяются образы двух субстанций: обладателя и обладаемого. Если мыслительный процесс соединения психологических образов этих субстанций с признаковым образом носит атрибутирующий характер, то посессивная ситуация кодируется атрибутивными языковыми средствами - словосочетаниями.

Основными лексико-грамматическими показателями посессивности в атрибутивных словосочетаниях русского языка являются притяжательные и возвратные местоимения, притяжательные и относительные прилагательные, существительные в форме родительного падежа.

Многие авторы полагают, что в глубинной структуре атрибутивных посессивных словосочетаний лежат конструкции с предикатами локализации или обладания / принадлежности [5; 1;].

Однако атрибутивные словосочетания, в отличие от предикативных посессивных конструкций, потенциально могут выражать более широкий спектр значений, т.е. не только собственно обладание и принадлежность. Так, например, словосочетание моя книга может быть интерпретирована различно: 1) принадлежащая мне книга; 2) книга, которой я пользуюсь; 3) книга, написанная мной и т.д. Эта многозначность противопоставляется однозначности предикативных конструкций: Эта книга принадлежит мне; Я автор этой книги и т.д.

Атрибутивные посессивные словосочетания обычно нейтральны по отношению к таким признакам, как отторжимость / неотторжимость объекта обладания (мамина комната / мамин голос), одушевлённость / неодушевлённость (нога человека / ножка стола). Другими словами, рассматриваемые языковые средства только указывают на наличие связи между двумя сущностями без её спецификации. Тем самым расширяется диапазон атрибутивных значений.

Упомянутые регулярные средства выражения посессивных отношений не исчерпывают всего многообразия форм атрибутивной зоны ФСП посессивности. Так, в русском языке лексико-грамматическими периферийными атрибутивными средствами выражения посессивности могут являться словосочетания с качественными прилагательными (богатый человек, умный мальчик).

В ФСП посессивности входят и особые, так называемые вторичные, атрибутивные средства выражения, которые также, помимо собственно посессивных, выражают и другие, дополнительные, смысловые нюансы. К ним в русском языке относятся, в частности, именные посессивные конструкции с формами косвенных падежей с предлогами: «от + родительный падеж посессора» (письмо от матери)', «без + родительный падеж объекта посессивности» (человек без руки)', «из (с) + родительный падеж посессора» (рабочие с нашей фабрики, цитата из книги) и др.

Предикативную сферу посессивности составляют конструкции, в которых эксплицитно представлены все три элемента посессивной ситуации: посессор (обладатель), объект обладания, а также предикат со значением посессивности.

К основным предикативным средствам выражения принадлежности в русском и английском языках относятся синтаксические конструкции двух семантико-структурных типов: двуактантные вербальные активные предложения, имеющие типовое значение "отношение между двумя предметами", и одноактантные предложения с субъектно-признаковым значением.

Посессивное отношение является отношениемнаправленным:посессор может рассматриваться как ориентирующий элемент, а объект обладания - как ориентируемый, и наоборот.

В первом случае в основе предложения находится субъект-посессор, а само сообщение касается его имущественного положения, того, чем он владеет (актом предикации объект включается в сферу посессора). Во втором случае само сообщение касается характеристики объекта принадлежности через отношение к посессору (предицируется принадлежность объекта посессору).

Предложения, в которых посессивное отношение представлено в разных ракурсах, реализуют два основных категориальных значения посессивности и представляют два взаимосвязанных микрополя, которые имеют одну и ту же семантическую структуру:

    1. обладание: а) У Вали был старый рюкзак', б) Я имею дом (формула «посессор - обладание объект»);

    2. принадлежность: а) Квартира моя; б) Чемодан принадлежал

Павлику (формула «объект - принадлежность посессор») [2, с. 2-3; 3, с.68;];

В качестве вторичных предикативных средств выражения принадлежности в рассматриваемых языках были отмечены следующие конструкции:

      1. Одноактантные номинативные конструкции русского языка, в которых позицию признака занимают имена в родительном падеже с предлогомиз;такие предложения передают партитивные отношения членства:

Бабка моя из поповских, и фамилия соответствует: Благонравова

  1. Русские одноактантные номинативные конструкции, в которых позицию признака занимают имена в родительном падеже с предлогомот:

Павел Алексеевич понял: письмо было от женщины-маляра с Нижнего плато.

В английском языке им регулярно соответствуют одноактантные конструкции, в которых в позиции признака находится имя с предлогомfrom:

There is a letter for you. I think perhaps it is from her.

  1. Одноактантные номинативные предложения с такими лексемами, как собственность, принадлежность / property, possessionи т.п., характеризующими объект посессивности:

Ятиран, а ты - моя личная собственность и должна терпеть все мои выкрутасы.

Ср. санглийскимязыком:

Her life is her own and it is her best possession.

  1. Двуактантныепартиципиальные предложения, в которых позицию признакового компонента занимают краткие причастия, имеющие посессивную сему:

Материнский инстинкт дан только женщинам

Типы посессивных значений, выражаемых такими конструкциями, зависят от семантики актантов.

Итак, анализ функционально-семантического поля посессивности в русском и английском языках позволил установить, что типы значений принадлежности, выражаемые атрибутивными словосочетаниями и предикативными конструкциями, зависят, прежде всего, от лексического наполнения их структурных схем. При этом средства выражения принадлежности в данных языках в содержательном плане проявляют намного больше сходств, чем различий, что подтверждает универсальность рассматриваемого типового значения.


Литература:

            1. Вольф Е.М. Некоторые особенности местоименных посессивных конструкций (иберо-романские языки) / Е.М. Вольф // Категории бытия и обладания в языке. - М.: Наука, 1977. - С. 144-193.

            2. Копров В.Ю. Выражение отношений обладания и принадлежности в современном русском языке. Методическая разработка для занятий по грамматике с иностранными учащимися / В.Ю. Копров. - Воронеж: ВГУ, 1983.-24 с.

            3. Копров В.Ю. Изучение русских посессивных конструкций в англоязычной аудитории (Методический практикум) / В.Ю. Копров // Мир русского слова. - 2001. - № 4 - С. 67-72.

            4. Теория функциональной грамматики. Локативность. Бытийность. Посессивность. Обусловленность / A.B. Бондарко, М.Д. Воейкова, В.Г. Гак и др.; Под ред. A.B. Бондарко. - СПб.: Наука, 1996. - 230 с.

            5. Lanacker R.W. Observation on French possessives / R.W. Lanacker// Language.- 1968.-Vol. 44.- № 1.-p. 16-31.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle