Библиографическое описание:

Туйчиева Г. У. «Поэтика» Аристотеля и взгляды Абу Райхана Бируни на литературу [Текст] // Филологические науки в России и за рубежом: материалы междунар. науч. конф. (г. Санкт-Петербург, февраль 2012 г.). — СПб.: Реноме, 2012. — С. 36-39.

В Средней Азии поэтика, как наука о литературе, развивалась под влиянием двух основных инвариантов: «Поэтики» Аристотеля (384 д.н.э. – 322 д.н.э.) [1]; Учения об арузе арабского ученого Халиля ибн Ахмада (IX в.) [2]

В развитии учения Аристотеля в средневековом Востоке участвовали такие ученые Средней Азии, как Абу Райхан Бируни, Ибн Сина, Абу Наср Фароби.[3] Все они являются представителями литературоведческой школы, задачей которой стала гармонизация взглядов Востока и Запада. Этот путь, основанный на осознании «Поэтики» Аристотеля, привел к развитию филологического направления, главным вопросом которого стал поиск причин художественной специфики поэтический речи.

Особая роль в развитии литературоведческих взглядов Аристотеля принадлежит Абу Райхану Бируни (973.04.09 / город Кят— 1048.11.12 / Газна). [4]

Абу Райхан Бируни ученый-энциклопедист, который оставил труды практически во всех направлениях науки своего времени. Его перу принадлежит более 152 трактата, многие из которых являются уникальными. Идеи, изложенные в его работах по астрономии, физике, математике, теологии, философии, истории, минерологии, геодезии, географии сохраняют актуальность и сегодня. Среди них 70 трактатов ученого посвящены – астрономии, 20 – математике, 12 – географии и геодезии, 3 – минералогии, 4 – картографии, 3 - вопросам климата, 1 - физике, 1 - фармацевтике, 15 - истории, этнографии и этнологии, 4 - философии, и 18 – литературоведческим и др. Ученый также занимался переводческой деятельностью.

При дворе Махмуда Газневи были созданы особые творческие условия для деятельности многих направлений гуманитарной и естественной науки того времени, в том числе и литературоведения. Одним из известнейших и признанных в общемировом масштабе представителей литературоведческой школы эпохи Махмуда Газневи был Абу Райхан Бируни. Бируни является как ученым энциклопедистом, так и литературоведом, стиховедом, полиглотом, лингвистом, литератором, а также и поэтом своего времени. Кроме родного языка он владел арабским, согдским, персидским, сирийским, греческим, древне иудейским и санскритом, что позволило ему осуществить общелингвистический анализ этих языков. Его трактаты, посвященные гуманитарным наукам имели малое количество списков, и хранились только в нескольких экземплярах. Поэтому, из 18 трактатов, посвященных вопросам лингвистики, литературоведения, поэтологии практически ничего не сохранилось. В основном сохранились его мнения по поводу сравнения языков, стихотворных систем, художественного языка, поэтологии, которые он высказывал в других трудах. Но даже эти отрывочные сведения дают возможность реально ощутить оригинальные, смелые, научно обоснованные взгляды ученого, касательно литературоведческих наук.

Например, в «Ал-осор ал бокия ан ал-курун ал-холия» («Памятники древних народов»), которую он закончил в 1000 году, он приводит ценные сведения о культуре, языках и литературе разных древних народов. В «Ал-осор ал-бокия» находятся сведения о греках, римлянах, иранцах, согдах, хоразмийцах, о разных религиях и верах, например, харранийцах – поклонниках звезд, кибтийцах, христиан, иудеях, мусульман. По его мнению, язык возник из необходимости людей общаться друг с другом, а разные направления наук появились из другой необходимости – из материальных и духовных потребностей человека.

Беруни стал первым в литературоведческих науках, который основал сравнительное исследование памятников литературы, фольклорных тем и сюжетов разных народов, стихотворных систем. Это говорит о том, что Бируни собирал множество информации, касательно литературного творчества разных культурных ореолов, например, Средней Азии, Ирана, Афганистана, Индии, Греции, Китая, с тем чтобы выявить общие и трансформированные особенности каждой из них. Это свидетельствует о том, что Бируни, не только знал хорошо языки, но и владел теоретической наукой своего времени, касательно поэтологических воззрений прошлого и своего столетий.

Бируни также был одним из первых в сравнительном исследовании стихотворных систем (санскрита и арабского аруза). Например, в своём труде «Индия» он исследовал древнеиндийскую систему стиха «чханду» и арабский аруз-квантитативный стих, и нашел общие стороны в рассматриваемых стихотворных размерах. Он считает, что размеры стихов «Вед» очень похожи на размер «раджаз» арабского аруза. Это схожесть, по мнению ученого, основывается на схожей мелодичности и использования качества долготы слогов (квантитативность).

Для высказывания подобного рода сравнительных умозаключений, ученый должен ясно и конкретно представлять лингво-поэтическую структуру двух языков. Знание санскрита и арабского языков, знание литературных памятников двух культур, позволяют Бируни, представить некоторые выводы, которые не опровержены и до сегодняшних дней. Эти выводы касаются вопросов возникновения квантитативности в арабской литературно-поэтической традиции, а говоря словами Бируни, слоговой структуры, основанной на чередовании долгих и кратких слогов. Бируни считает, что арабы переняли эту традицию квантитативности у древних индусов.

Беруни осознал художественную функциональность стихотворных размеров. Он заключает, что в древнеиндийской и арабской системах стиха общим является их основанность на качественной характеристике слогов. И говорит о возможности принятия арабами этого принципа слоговой конструкции. Это его мнение до сих пор полностью не опровергнуто. К сожалению у нас нет сведений, почему он так считает. Необходимо подчеркнуть, что в отношении возникновения квантитативности на почве арабского языка, до сих пор нет единого априорного мнения среди стиховедов. Бируни первым среди ученых Востока осознал художественное значение не только самой поэзии, но и стихотворных размеров. По мнению Абу Райхана, стих выполняет четыре функции:

а) делает слог (речь) эмоционально воздействующей, оказываюшей влияние, впечатляющей;

б) стихотворная речь облегчает его запоминание, служит легкой передаче определенной информации;

в) ритм и стихотворный размер укрепляют структуру текта, стихотворный текст нельзя разрушить без разрушения его размера, размер стихотворного отрезка и его текст превращаются в неделимое целое, поэтому размер и стихотворная система служат нерушимости текста;

г) наука о стихе и о написании стихов, служат для развития многих других наук.

Как видно, Бируни считает, что стихотворная наука служит для развития других наук. К этому мнению Бируни приходит потому, что большинство научных трактатов в то время писались стихами. Например, многие произведения Ибн Сина были написаны стихами. Поэтому, получается, что стих, служит для закрепления и сохранения естественных наук.

Бируни сожалеет о том, что его знания об арузе не позволяют ему написать отдельный труд по истории этой системы стиха. Он говорит об ограниченности собственных познаний. Но тот факт, что Бируни активно и плодотворно использовал аруз, в качестве системы стиха в своем творчестве, неоспаримый факт.

Таким образом, Абу Райхан Бируни считается основателем сравнительного литературоведения и стиховедения на Востоке. Э.Талабов считает, что арабский аруз вобрал в себя все существующие традиции стихотворчества, которые были до него. Поэтому узбекский ученый не исключает мнения Абу Райхана, касательно влияния на него санскритского «чханда».[5] Бируни говорил, «как указывают некоторые, Халил ибн Ахмад слышал и знал, что у древних индусов были специальные размеры для стихотворчества. Он /т.е. Халил ибн Ахмад/ достиг больших успехов в объяснении и разграничении арабских размеров на основе особых знаков».[6] Но, то, что характер квантитативности в арабской классической поэзии имеет самобытные корни сегодня не вызывает сомнения и этот постулат является единственно верным и правильным.

Абу Райхан Бируни особо выделяет художественный язык и определяет его функции, утверждая, что язык выполняет определенные социальные задачи, через посредство влияния на чувства и эмоции людей, облагораживает нацию, и главная характеристика поэзии в том, что поэтический язык способен влиять на эмперическое состояние людей.

Литература:

[1] Аристотель. Поэтика. У.Тўйчиев ва М.Маҳмудов таржимаси. -Тошкент, 1980; Миллер Т.А. Основные этапы изучения «Поэтики» Аристотеля // Аристотель и античная литература. -М.,1978; Аникст А. Теория драмы от Аристотеля до Лессинга. -М., 1967

[2] Фролов Д.В. Классический арабский стих. История и теория аруда. –М.: 1991. -317с.; Фролов Д.В. К вопросу становления и эволюции классического арабского стиха. // Проблемы исторической поэтики и литературы. –М.: Восточная литература. 1989. -191 с.; Талабов Э. Араб шеъриятида аруз тизими. Докторлик диссертацияси. –Т.: 2003, -261 б.; Зиявиддинова М. Поэтика в “Мафатих ул-улум” Абу Абдаллаха ал-Хорезми, АКД. -Ташкент, 1990. Зиёвуддинова М. Абу Абдуллоҳ ал-Хоразмийнинг “Мафотиҳ ал-улум” асарида поэтика. (Аруз, қофия ва бадиият илми истилоҳлари тарихига оид). - Т.: 2001; Тўйчиев У. Ўзбек поэзиясида аруз системаси. –Т.: Фан, 1985; Тўйчиев У. Арузшуносликка доир. –Т.: Фан, 1973; Тўйчиев У. Ўзбек шеър системалари. –Т.: Фан, 1981; Тўйчиева Г.У. Бобур – аруз илми назариётчиси // Бобур ва бобурийларнинг жаҳон маданияти тарихида тутган ўрни. Халқаро илмий анжуман материаллари. 14-15 август, 2008 йил. Андижон, –Т.: Фан, –Б.52-55; Инглиз тилида: –Б. 110-112; Тўйчиева Г.У. Аруз тарихи хусусида // Адабиёт кўзгуси, Тошкент, 2006, № 9. –Б. 106-110; Тўйчиева Г.У. Халил ибн Аҳмад ва унинг назарияси // Имом ал Бухорий сабоқлари, 2007, № 1, –Б. 50-51; Тўйчиева Г.У. Форс арузи рисолалари. –Тошкент: ТошДШИ, 2008.

[3] Абу Райхан Бируни. Индия [Перевод А. Б. Хамидова, Ю. Н. Заводовского]. -Т., 1963; Абу Райҳон Беруний. Ҳиндистон (Таржимонлар А. Расулов, Ғ. Жалолов, Ю. Ҳакимжонов), -Т., 1965; Абу Pайҳон Беруний. Қадимги халқлардан қолган ёдгорликлар, -Т., 1968; Абу Райҳон Беруний. Ҳикматлар (тўпловчи ва нашрга тайёрловчи А. Ирисов), - Т., 1973; Салье М. А. Абу Райҳон Беруний. -Т., 1960; Муминов И. М. Выдающиеся мыслители Средней Азии. - М., 1966; Беруний билан Ибн Синонинг савол-жавоблари (масъул муҳаррир С. Муталибов), 2-нашр. -Т., 1973; Қаюмов А. Абу Райҳон Беруний, Абу Али ибн Сино. - Т., 1987; Абу-л-Фазл Бейхаки. История Масъуда (1030—1041). -Т., 1962; изд. 2, -М., 1969; Абу Са'ид Гардизий. Зайн ул-ахбар. -Т., 1991; Босворт К. Э. Мусульманские династии. - М., 1971; Бируни Абу Райхан. Избранные произведения. Т.II., Индия. -Ташкент: Издательство АН, 1963, -С. 158; Абу Али Ибн Сино. Саломон ва Ибсол. Лирика, фалсафий қарашлар, шеър санъати. -Тошкент, 1980; Абу Али ибн Сино. Шеър санъати. // Абу Али ибн Сино. Саломон ва Ибсол. -Тошкент, 1980, -Б. 87-128; Ирисов А. Аристотель ва Абу Али ибн Сино “Поэтика”сига доир. -Тошкент, 1980. –Б. 151-172; Абу Наср Форобий. Шеър китоби. Шоирлар санъати қонунлари ҳақида // Абу Наср Форобий. Шеър санъати. -Тошкент, 1979; Сулаймонова Ф. Шарқ ва Ғарб. -Тошкент: Ўзбекистон, 1997;

[4] Абу Райхан Беруни. Индия [Перевод А. Б. Хамидова, Ю. Н. Заводовского]. -Т., 1963; Абу Райҳон Беруний. Ҳиндистон (Таржимонлар А. Расулов, Ғ. Жалолов, Ю. Ҳакимжонов), -Т., 1965; Абу Pайҳон Беруний. Қадимги халқлардан қолган ёдгорликлар, -Т., 1968; Абу Райхон Беруни. Канон Масъуда I ч. (перевод П. Г. Булгакова, Б. А. Розенфельда). - Т., 1973; Абу Райҳон Беруний. Ҳикматлар (тўпловчи ва нашрга тайёрловчи А. Ирисов), Т., 1973; Салье М. А., Абу Райҳон Беруний. -Т., 1960; Муминов И. М. Выдающиеся мыслители Средней Азии. - М., 1966; Беруний билан Ибн Синонинг савол-жавоблари (масъул муҳаррир С. Муталибов), 2-нашр. -Т., 1973; Қаюмов А. Абу Райҳон Беруний, Абу Али ибн Сино. - Т., 1987; Абу-л-Фазл Бейхаки. История Масъуда (1030—1041). -Т., 1962; изд. 2, -М., 1969; Абу Са'ид Гардизий. Зайн ул-ахбар. -Т., 1991; Босворт К. Э. Мусульманские династии. - М., 1971; Ўзбекистон давлатчилиги тарихи очерклари. - Т., 2001.

[5] Талабов Э. Араб шеъриятида аруз тизими. ДДА. – Ташкент: 2004, –С. 10

[6] Бируни Абу Райхан. Избранные произведения. Т.II., Индия. -Ташкент: Издательство АН, 1963, -С. 158

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle