Библиографическое описание:

Темирболат А. Б. Категория хронотопа в свете современных научных концепций литературоведения [Текст] // Филологические науки в России и за рубежом: материалы междунар. науч. конф. (г. Санкт-Петербург, февраль 2012 г.). — СПб.: Реноме, 2012. — С. 6-9.

Проблема хронотопа является одной из центральных и наиболее интересных в современном литературоведении. Ее исследованием занимаются ведущие отечественные и зарубежные ученые. Изучению категории хронотопа посвящены труды М.М. Бахтина, Б.А. Успенского, Ю.М. Лотмана, А.Б. Есина, В.Е. Хализева, А.И. Ковтун, Л.Г. Бабенко, Т.Х. Керимова, У. Эко, Б.К. Майтанова, Ш.Р. Елеукенова, В.В. Савельевой и др. В своих работах они раскрывают роль, значение и функции времени-пространства в структуре художественного целого.

Согласно основным научным теориям и концепциям, получившим распространение в литературоведении конца ХХ – начала XXI столетий, хронотоп выступает фундаментальным понятием исследования бытия. Ибо «каждый факт, историческое событие, художественный памятник, …любое явление повседневной жизни неизбежно вписывается в систему пространственно-временных координат» [1, с. 69].

Хронотоп – неотъемлемый компонент построения индивидуально-авторской картины мира писателя. Он определяет особенности метода, стиля, способствует отражению своеобразия национального мышления художника слова. Время и пространство – «исходные величины, с которыми имеет дело писатель», константы содержания и формы литературного произведения [2, с. 270].

Хронотоп несет в себе жанрообразующую и сюжетообразующую функции. Он укрепляет внутренние закономерности произведения. Через ворота хронотопов, как отмечает М.М. Бахтин, начавший первым использовать данный термин по отношению к художественному творчеству, совершается вхождение личности в мир словесного искусства [3, с. 235].

Категория времени-пространства выполняет синтезирующую функцию. Она отражает общественные идеалы определенной исторической эпохи, мировоззрение писателя, его эстетические взгляды.

Хронотоп способствует более глубокому постижению внутреннего мира людей. Данная категория передает систему взаимоотношений человека с окружающей действительностью.

Соединяя в себе пространственно-временные представления писателя, его героев, читателя, время-пространство служит способом отражения и восприятия пространственно-временных отношений литературного произведения. Выступая в качестве элементов структуры, темы содержания, хронотоп становится важнейшей характеристикой художественного образа.

Соответственно исследование категории времени-пространства является перспективным направлением в литературоведении. Изучение художественного хронотопа существенно раздвигает границы восприятия, интерпретации и анализа произведений, позволяя глубже проникнуть в их структуру и содержание.

Следует отметить, что в современной науке о литературе сложилось несколько подходов к проблеме времени-пространства. Во-первых, теоретический, предполагающий постижение сущности данной категории, выявление ее значения, роли, особенностей функционирования в художественном произведении. Во-вторых, конкретно-практический, цель которого – исследование хронотопа на материале творчества отдельных писателей. В-третьих, комплексный подход, рассматривающий время и пространство в единстве со всеми компонентами литературного произведения и категориями художественного мира.

В последние годы широкое распространение получили междисциплинарные исследования. В условиях интеграции наук появился целый ряд работ, написанных на стыке философии и физики, культурологии и филологии, социологии и психологии и т.д.

В данных исследованиях категория времени-пространства рассматривается в неразрывном единстве с бытием человека. Объектом изучения становятся хронотопы мегамира, макромира и микромира. Первый из них отражает течение времени и пространственные изменения, происходящие в космосе, во Вселенной. Второй показывает движение событий, протекающих в реальной действительности, окружающей человека. Третий связан с духовным миром людей, особенностями их сознания, воображения и памяти. Отсюда распространение представлений об объективности и субъективности времени-пространства, легших в основу теории художественного хронотопа. По мнению исследователей, данная категория выступает важнейшим параметром существования и постижения бытия. Она представляет собой единство реального, концептуального и перцептуального времени-пространства.

Большое внимание исследователи уделяют классификации хронотопов. Согласно их концепции, при изучении произведений литературы необходимо учитывать такие типы времени-пространства, как: социальный, культурно-исторический, психологический, биологический, физический. Ибо каждый из них, обладая специфическими свойствами, характеризует определенную грань бытия человека, получающего отражение в художественном творчестве.

Сближение естественных, социальных, гуманитарных дисциплин обогатило методологический аппарат современного литературоведения. В процессе изучения произведений стали активно применяться герменевтический, семиотический анализ, в аспектах которых категория художественного времени-пространства осмысляется как знаковая система, включающая в себя несколько семантических кодов – исторический, культурологический, философско-эстетический, религиозно-мифологический, географический. Они отражают особенности взаимосвязей между означаемым и означающим, конкретизируют информационное поле хронотопа. Так, исторический код характеризует изображаемую автором эпоху и содержит сведения о пространственно-временной позиции писателя. На уровне культурологического кода раскрываются особенности национального мышления художника слова, тенденции развития общества, быт героев и их представления об окружающем мире. Философско-эстетический код отражает взгляды писателя, его идеалы и нравственно-этические ценности. Религиозно-мифологический код заключает в себе идею о циклическом и извечном характере бытия. Географический код конкретизирует информацию о художественном хронотопе, придавая ему достоверность и точность.

Данные коды образуют единое смысловое целое, дающее представление о своеобразии индивидуально-авторской картины мира писателя и особенностях пространственно-временной организации литературного произведения.

Согласно семиотической и герменевтической теории, художественный хронотоп заключает в себе сообщение о цветовой гамме, звуковой тональности изображаемой действительности. Он отражает ритм действия и динамику повествования.

Развитие лингвистики текста, теории коммуникации, внедрение компьютерных технологий позволило открыть новые грани в творчестве писателей. Большое внимание исследователи начали уделять вопросам восприятия, осмысления и интерпретации произведений литературы. На первый план вышли такие проблемы, как автор и герой; язык писателя и реальность, изображенная в тексте; референция художественного дискурса и т.п.

Соответственно хронотоп литературного произведения стал рассматриваться как коммуникативная система, в пределах которой осуществляется взаимодействие автора, героев произведения и читателя. При этом в структуре художественного времени-пространства выделяют несколько уровней. Во-первых, рассказчика и персонажа. Ибо в процессе повествования между ними идет постоянный обмен информацией. Вследствие чего их индивидуальные времена и пространства пересекаются или накладываются друг на друга. Во-вторых, писателя, героя-рассказчика, действующих лиц и воображаемого читателя. Их хронотопы соединяются в ходе «диалога», проводимого в авторском сознании. В-третьих, автора и читателя. Данный акт коммуникации носит двухстороний характер. Ибо в процессе восприятия художественного текста передача сообщений осуществляется, с одной стороны, между читателем и творцом; с другой – между читателем и персонажами. В-четвертых, самого произведения. Он становится своеобразным участником коммуникации вследствие того, что его хронотоп пересекается с хронотопом читателя и с хронотопом внетекстового мира.

В последние десятилетия при изучении проблемы времени-пространства в литературоведении широко применяется лингвистический анализ. В его рамках хронотоп рассматривается как универсальная категория, которая является «необходимым атрибутом семантического пространства художественного текста». Ибо она связана когнитивными объективными отношениями с категорией автора произведения, представляет собой «существенную часть авторского “концепта мира”, реализованного в тексте» и «служит для пространственно-временной конкретизации образов персонажей во вторичном по своей сути мире художественных событий и действий и выполняет наряду с координирующей функцией… характерологическую функцию» [4, с. 42].

Значительное место в работах современных ученых отводится психологии творчества. Исследователями рассматриваются своеобразие мироощущения писателей, их отношение к действительности, описываемым событиям, персонажам произведений. Этим обусловливается пристальный интерес ученых к так называемому внутреннему хронотопу. В центре их внимания все чаще оказывается пространство души, сознания, памяти, воображения человека.

В связи с распространением эзотерических учений, теорий З. Фрейда, К. Кастанеды, Д. Уильяма объектом изучения в литературоведении стало онейрическое время-пространство. Исследователи раскрывают особенности хронотопов бессознательного, рассматривая сны как особую реальность, ведущую в мир бесконечности [5, с. 11].

Использование достижений кибернетики в общественных и гуманитарных науках обусловило развитие синергетического метода, цель которого – выявление особенностей самоорганизации различных систем, в том числе художественных.

В аспекте данного учения отличительными особенностями хронотопа становятся переменчивость, относительность. Категория художественного времени-пространства предстает как некая система, для которой характерно чередование хаоса и упорядоченности.

Двоякость хронотопа в литературном произведении обусловливается тем, что, с одной стороны, он является «каркасом», основой построения сюжета, с другой – его границы не всегда определенны и конкретны.

Синергетика утверждает нелинейный характер времени-пространства. Согласно ее положениям, хронотоп имеет иерархичную структуру. Пример тому – внутреннее время-пространство. Оно включает в себя несколько взаимосвязанных уровней. Иерархию внутреннего хронотопа составляют время-пространство души, воображения, сознания, памяти, время-пространство бессознательного и онейрическое время-пространство. Причем все они отличаются относительностью и условностью границ.

Зарождение теории множественности привело к формированию такой области знания, как гетерология, объединившей в себе понятийный аппарат философии, социологии и физики. Она изучает различие, неоднородность явлений действительности. Ее задача постичь мир во всей его многогранности, сложности, динамичности.

Соответственно важнейшим свойством хронотопа, с точки зрения гетерологии, является сингулярность. Данная наука утверждает, что время и пространство – становящиеся, переходные категории. Они рождаются каждый раз, тем самым как бы выходя во вне и удерживаясь внутри себя. Ибо сингулярность хронотопа заключается в отсутствии его связи и одновременной сопричастности с другими моментами бытия. Для данной категории характерно ускользание от индивидуального и общего.

Согласно гетерологии, точка времени и точка пространства не существуют как таковые, поскольку в них ничего «не полагается, кроме различия». Время и пространство как бы «подвешиваются». Ибо «быть показанным это быть положенным “вовне”. Не “из-вне” (из чего-то подобного “внутреннему”), но как внешнее. “Внутри” и есть здесь “вовне”…» [6, с. 157].

В таком понимании время и пространство предстают как суть «одного-вне-другого-точечности», поскольку пространство непосредственно открывает время, которое продолжается от одной точки к другой, а время в свою очередь раскрывает пространство «как истину собственной траектории – точки, которая “уже не” та и “еще не” другая» [7, с. 161]. Этим обусловливается множественность хронотопа, его незавершенность.

Реализация хронотопа, согласно гетерологической теории, происходит между единичным и общим, прерывным и непрерывным, тождеством и различием. Поэтому категория времени-пространства представляет собой событие и имеет нелинейный характер.

Широкое распространение в современном литературоведении получила релятивистская концепция хронотопа. Она утверждает относительность и многомерность данной категории. Время и пространство, с точки зрения релятивизма, предстают как возможные формы существования бытия. Они носят условный, иллюзорный характер.

Существенно раздвинула представления о художественном времени-пространстве деконструктивистская теория. Она рассматривает хронотоп как некое «имя», присваиваемое «повторению / замещению моментов “сейчас” как откладывающе / смещающей игре difference». При этом отсчет времени ведется по «степени скуки, которая сопровождает его течение», а «экспериментальным коррелятом времени» выступают «те значения, которые пронизывают его» [8, с. 86]. Иными словами, категория хронотопа исследуется в единстве с проблемой смысловой наполненности явлений действительности, их семантической подоплеки.

В соответствии со значениями хронотопа в современном литературоведении выделяют следующие его формы:

1) циклический хронотоп, который подчеркивает идею вечной повторяемости и круговорота пространства и времени мира. В художественном произведении он представлен как «архетипическая ситуация, когда время-пространство уже дано человеку и в целом мало в чем зависит от него». Циклический хронотоп геометрически соотносится с кругом, овалом, эллипсом. Его символами в художественном мире могут быть пространственно-временные картины жизненных, природных циклов;

2) линейный хронотоп, выражающий идею историзма, поступательного движения от прошлого к настоящему и будущему;

3) хронотоп вечности, создающий в художественном мире «ситуацию покоящегося пространства и остановленного времени». Отличительная черта такого хронотопа заключается в том, что время в нем «существует все сразу», пространство предстает как «состояние, в котором одновременно потенциальны все пространства» [9, с. 121-122];

4) нелинейный хронотоп, раскрывающий идею многомерности бытия.

Большое внимание исследователи уделяют таким понятиям, как «ритм», «темпоральность». Интерес к ним обусловлен тем, что данные категории являются основными, неотъемлемыми параметрами времени-пространства. Соответственно их изучение позволяет глубже постичь природу, значение и роль хронотопа.

Под темпоральностью понимают «временную сущность явлений, порожденную динамикой их особенного движения, в отличие от тех временных характеристик, которые определяются отношением движения данного явления к историческим, астрономическим, биологическим, физическим и другим временным координатам» [10, с. 298].

Ритм осмысляется в литературоведении двояко. Во-первых, как чередование описываемых событий во времени, их периодическая повторяемость. Во-вторых, как со-временность, то есть бесконечные возможности выхода времени в присутствие. При этом выделяются такие особенности ритма, как объективность и субъективность, дискретность и непрерывность. Говоря о функциях данной категории, исследователи отмечают, что она усиливает коммуникативность литературы, выступающей в роли средства общения между автором и читателем; упорядочивает действие произведения, систему взаимоотношений героев и окружающего их мира; определяя последовательность и смену событий, является компонентом построения произведения и позволяет глубже постичь психологию героев и автора, их эмоциональное состояние [11].

Таким образом, развитие междисциплинарных исследований углубило представления о художественном времени-пространстве и тем самым усилило интерес ученых к данной категории. В современном литературоведении ведутся разработки в области теории и поэтики хронотопа. Время и пространство рассматриваются в аспекте теории коммуникации, семиотики, герменевтики, синергетики, гетерологии


Литература:

  1. Иконникова С.Н. Хронотоп культуры как основа диалога поколений // Очерки // Сб. статей. – СПб: Санкт-Петербургское философское общество, 2001. – С. 69-74.

  2. Гей Н.К. Искусство слова. – М.: Наука, 1967.

  3. Бахтин М.М. Вопросы литературы и эстетики. – М.: Художественная литература, 1975.

  4. Категоризация мира: пространство и время. – М., 1997.

  5. Кастанеда К. Искусство сновидения. Активная сторона бесконечности. Колесо времени. Собрание сочинений в пяти томах. Том 5. – М.: «София», 2006.

  6. Нанси Ж.-Л. Сегодня // Ad Marginem' 93. Ежегодник. – М., 1994.

  7. Керимов Т.Х. Поэтика времени. – М.: Академический проект, 2005.

  8. Новейший философский словарь. Постмодернизм. – Минск: Современный литератор, 2007.

  9. Савельева В.В. Художественный текст и художественный мир. – Алматы: ТОО «Дайк-Пресс», 1996.

  10. Современная западная философия. Словарь. / Под ред. В.Н.Садовского. – М. Изд-во полит. лит-ры, 1991.

  11. Драгалина Ж.А., Налимов В.В. Семантика ритма: ритм как непосредственное вхождение в континуальный поток образов//В кн.: Бессознательное. Природа, функции, методы исследования/Под общей ред. А.Е. Прангишвили, А.Е. Шерозия, Ф.В. Басина. Часть 3. – Тбилиси: Мецниереба, 1978. – С. 293-302; Мейлах Б. Ритмы действительности и искусства//Наука и жизнь. – 1970. – № 12. – С. 81-87.


Обсуждение

Социальные комментарии Cackle