Библиографическое описание:

Захарова В. А. Субъективная эпистемическая модальность в сложноподчиненных предложениях с придаточными объектными [Текст] // Филологические науки в России и за рубежом: материалы междунар. науч. конф. (г. Санкт-Петербург, февраль 2012 г.). — СПб.: Реноме, 2012. — С. 123-125.

Говоря о категории модальности, следует отметить, что, несмотря на разнообразие точек зрения по данному вопросу, одним из наиболее общепризнанных определений модальности следует считать: «Модальность – функционально - семантическая категория, выражающая разные виды отношения высказывания к действительности, а так же разные виды субъективной квалификации сообщаемого» [4,с.303].

В западноевропейской лингвистике наибольшее распространение получила концепция модальности Шарля Балли. По мнению швейцарского ученого: «модальность – это душа предложения; как и мысль, она образуется в основном в результате активной операции говорящего субъекта. Следовательно, нельзя придавать значение высказыванию, если в нем не обнаружено хоть какое- либо выражение модальности [1,с.44]. По его мнению, в высказывании можно выделить основное содержание (диктум) и его модальную часть (модус), в которой выражается интеллектуальное, эмоциональное суждение говорящего в отношении диктума. Модус и диктум дополняют друг друга.

Ш. Балии разделяет модусы на эксплицитные и имплицитные; основной формой выражения эксплицитного модуса является главное предложение в составе сложноподчиненного с придаточным дополнительным. Эксплицитное выражение диктума и модуса Балли иллюстрирует на примерах сложноподчиненных предложений с придаточными объектными: Я думаю, что ты лжешь. Так, Балли поясняет, что мыслящий субъект изначально совершает мыслительный акт над представлением, который затем актуализируется в результате психического акта, становясь объектом этого акта, его целью. Так, исходя из этого - диктум (придаточная часть) становится поводом, а модус (главная часть) – темой эксплицитного высказывания.

Диктум по мнению Ш. Балли, коррелятивен представлению, воспринятому чувствами, памятью или воображением, а модус – той психической операции, которая производится мыслящим субъектом над этим представлением. Модус – представляет собой выражение модальности. [1]

К модальным значениям относятся два типа значений: объективная и субъективная модальности. Объективная – отражает характер объективных связей, намеченных в той или иной ситуации, на которую направлен познавательный акт, а именно связей возможных, действительных и необходимых. К языковым показателям этого вида модальности В.З. Панфилов относит модальные глаголы и наклонение глагола. Субъективная модальность выражает оценку со стороны говорящего степени познанности связей – возможных, действительных и необходимых, указывает на степень достоверности мысли, отражающей данную действительность [6, с.41]. Субъективная модальность, то есть отношение говорящего к сообщаемому, не является обязательным признаком высказывания. Она образует в предложении второй модальный слой, иногда так же называется вторичной модальностью. Ее семантический объем шире семантического объема объективной модальности. Смысловой основой субъективной модальности является оценка в широком смысле слова. Субъективно &#; модальные значения выражаются в языке разноуровневыми средствами. В. В. Виноградов обратил внимание не только на истолкование самого понятия модальности, но и обозначил формы выражения модальности. По мнению ученого, отношение содержания предложения к действительности, устанавливаемое с точки зрения говорящего составляет сущность данной категории. «Каждое предложение в себя включает как существенный конструктивный признак модальности значения, т.е. содержит в себе указание на отношение к действительности» [2, с.56]

В.Н. Мещеряков придерживается деления модальности по типам: субъективная и объективная. Субъективная модальность по его мнению может носить сегментный и суперсегментный характер. В первом случае она рассматривается как способ организации внимания и восприятия коммуниканта к содержанию того или иного высказывания. Здесь речь идет об авторских отступлениях и оговорках с «активной установкой на эмоциональный резонанс коммуниканта» [5,с.102] . Во втором случае субъективная модальность представляет развертывание содержание текста соответственно возможностям коммуникантов. Это, по словам Мещерякова В.Н. создает определенное модальное пространство. Объективная же модальность обладает суперсегментными свойствами по отношению к тексту, рассматривая как говорящим отражается действительность (рассматривается реальность, нереальность происходящего).

На уровне лексики субъективная модальность является потенциальной, выступает как универсальная категория, обеспечивающая возможность выражения оценочных смыслов. То же характерно и для других языковых уровней - морфологии и синтаксиса. Универсальный характер субъективной модальности проявляется не в самом языке, а в переходе от языка к речи. На уровне языка субъективная модальность существует как возможность, полная же ее реализация совершается в речи.

Если рассматривать категорию модальности с точки зрения англоязычных авторов, то здесь следует уделить внимание Дж. Лайонзу, чьи теоретические разработки внесли весомый вклад в зарубежную лингвистическую науку. По мнению Лайонза, «субъективная модальность гораздо более распространена, чем объективная модальность, в повседневном употреблении языка» [9, с.347]. Из этого следует, что Дж. Лайонз рассматривает объективную и субъективную модальности как существующие друг от друга.

Субъективная модальность как функционально - семантическая категория может выражаться в: а) отношение говорящего к содержанию высказывания (Г.А. Золотова); б) отношенеи говорящего к сообщаемому (м.А. Кронгауз, А.П. Бабушкин); в) степени уверенности говорящего в сообщаемых им фактах (Л.С. Ермолаева); г) проявлении субъективного отношения к объекту (субъекту), его действиям, обстоятельствам и условиям совершения действия (Г.П. Немец).

Ясно, что исследование субъективной модальности не может быть ограничено рамками одного подхода в силу присущего данной категории разнообразия функционально &#; семантических характеристик. Мы будем придерживаться точки зрения В.З. Панфилова, что субъективная модальность выражает оценку со стороны говорящего, а также указывает на степень достоверности мысли, отражающей данную действительность.

Целью данной работы является рассмотрение субъективной эпистемической модальности в рамках сложноподчиненного предложения с придаточными объектными на материале современной художественной англоязычной литературы. С точки зрения грамматики мы рассматриваем сложноподчиненные предложения с придаточными объектными, с точки зрения прагматики, перед нами комплексное высказывание, результат речевого акта. Любой речевой акт высказывания, согласно Дж. Остину, заключается в реализации абстрактного грамматического образца: звуков, слов, предложений [8, с.45]. Отсюда следует, что любой СППО является авторским актом высказывания, имеющий комплексный характер.

Нам близка точка зрения тех ученых, которые считают, что суть категории модальности связана с оценочным фактором высказывания, а следовательно тесно связана с категорией эпистемической модальности. Ведь из определения эпистемической модальности следует, что «эпистемическая модальность предложения заключается в выражении говорящим своего отношения к высказываемому суждению» [3, с.125].

Мы будем придерживаться точки зрения В.М. Швец, который считает, что «эпистемическая модальность отражает степень полноты и характер знаний говорящего о событии» [7, с.162]. Эпистемическая модальность может быть выражена как эксплицитно так и имплицитно, в сущности же, любое предложение можно рассматривать как оценку говорящим степени вероятности высказывания.

  1. I could see that it did look peculiar, - Robin arrives in town, the murders start. But I knew that Mamie Wright’s murder had been planned before Robin came to live in Lawrenceton. [3,с.78]

  2. Rogers admitted that the police owned and often used a video camera, and when pressed by Barney, he admitted that sometimes it wasn’t used when the investigators weren’t sure what the witness might say. [2,с. 121]

  3. We think she’s a missionary somewhere in South America. But we haven’t found her. [2, с.131]

В приведенных отрывках (1), (2), (3) говорящий излагает свои размышления относительно положения дел в настоящий момент времени, гипотетичность предложения имеет отношение к настоящему, оценивая положение дел в целом.

  1. Nate rubbed his eyes and paused to slow the conversation. The nice lady on the other end was stepping over the line. He doubted if she realized it. “I don’t want to be rude, Ms. Collier, but I can’t discuss with you things Rachel and I talked about penetrating to her father’s estate.” [2,с. 196]

В данном примере (4) говорящий излагает свои предположения относительно того или иного факта действительности. Модальный предикат doubt выражает степень оценки, показывает нам неуверенность говорящего в произносимом им утверждении.

  1. I remember that he seemed exceedingly old two years ago when we met; everything could have happened to him since then. [2,с .233]

В высказывании (5) речь идет о предположении, которое касается определенного положения дел в определенный период времени. Говорящий опирается не на конкретные свидетельства ситуации, а ссылается на свои собственные знания, свой собственный опыт.

  1. She says that people universally tend to think that happiness is a stroke of luck, something that will maybe descend upon you like fine whether if you are fortunate enough. [3, с.279]

В отрывках (1) и (6) предположение имеет временной характер, в первом случае описывается положение дел в настоящий момент, во втором случае, оценивается положение дел в общем, не имея при этом оттенка настоящего, прошлого или будущего.

Из этого можно сделать вывод, что в семантике субъективной модальности содержится оценка говорящим степени вероятности того или иного факта в прошлом, настоящем и будущем, в то время как объективная эпистемическая модальность носит вневременной характер. Оценка достоверности представляет собой оценку говорящим сообщаемого как соответствующего либо не соответствующего действительности с точки зрения его знаний об этом сообщаемом.

Литература:
  1. Балли Ш. Общая лингвистика и вопросы французского языка. М.: Иностранная литература, 1955. – 416с.

  2. Виноградов В.В. Словообразование в его отношении к грамматике и лексикологии (на материале русского и родственных языков). - Избр. труды. Исследования по русской грамматике. М., 1975.

  3. Демьянков В.З. Логические аспекты семантического исследования предложения/ Проблемы лингвистической семантики. М.: ИНИОН АН СССР, 1981.

  4. Лингвистический энциклопедический словарь/ под ред. В.Н. Ярцева Из-во: М.: Советская Энциклопедия , 1990 г. 658 с.

  5. Мещеряков В.Н. К вопросу о модальности текста // Филологические науки. 2001. № 4. С. 99 -105.

  6. Панфилов В.З. Роль модальности в конституировании предложения и суждения. // Вопросы языкознания. 1977. №4. С.37-48

  7. Швец В.М. Субъективная (эпистемическая) модальность и ее выражение в детской речи. // Семантические категории детской речи. СПб.: Нестор-история, 2007. С.161-180.

  8. Austin J. How to do things with words. – Cambridge: Mass., Oxford: Clarendon press, 1962.

  9. Лайонз Дж. Лингвистическая семантика. Введение. - М.: Языки славянской культуры, 2003. - 400 с.

Источники:

  1. Gilber E. Eat, Pray, Love: One Woman's Search for Everything Across Italy, India and Indonesia. / Bloomsbury Publishing PLC. 2010

  2. Grisham J. The Testament/ www.greylib.ru

  3. Meyer S. Eclipse. / www.greylib.ru

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle