Библиографическое описание:

Айрян З. Г. Поэзия Ованеса Туманяна в переводческом наследии Беллы Ахмадулиной [Текст] // Филологические науки в России и за рубежом: материалы междунар. науч. конф. (г. Санкт-Петербург, февраль 2012 г.). — СПб.: Реноме, 2012. — С. 47-50.

Быть поэтом – означает всегда быть соизмеримым со своими предшественниками. Поэтесса Белла Ахмадулина, в этом аспекте, всегда была в кругу лучшей поэтической плеяды шестидесятых годов ХХ века. Ее имя находилось в ряду таких поэтов, как Р. Рождественский, В. Вознесенский, Евг. Евтушенко, А. Ахматова и другие.

Способность восхищаться миром и сострадать всему в нем, выделяли поэзию Ахмадулиной среди других поэзий, которая отличается также своей синтаксической формой, звуковыми приемами, придающими ей экспрессивность и музыкальность. Ее стих “размышляет”, поэтесса часто выделяет в нем детали, которые придают ее слову и мыслям особую яркость и утонченность. На достоинства поэзии Б. Ахмадулиной указала, в свое время, литературовед Инна Лиснянская, которая писала: «Поэт от поэта в первую очередь отличается музыкой, присущей исключительно ему. И звук указующий подсказал Ахмадулиной все, – ни на кого не похожий ритм, неожиданную синтаксическую прелесть и многострельчатую, но ненавязчивую мысль.» [1, с. 263]

Ахмадулина автор таких поэтических сборников, как “Тайна”(1983), “Сад”(1987), “Ларец и ключ”(1994), книги избранной прозы “Однажды в декабре…”(1996). В 1997г. вышло в свет полное издание ее произведений “Сочинения” в 3-х т. (составители Б. Мессер, О. Грушников).

Литературная деятельность Б. Ахмадулиной неразрывно связана также с переводческой деятельностью. В шестидесятые годы Б. Ахмадулина впервые посетила Армению, которая своей природой, историческим прошлым покорила ее воображение, связав ее жизненный путь с культурой и литературой этой страны. В своих воспоминаниях она отмечала, что для нее нет счастья надежнее, чем талант другого человека, единственно позволяющий быть постоянно очарованным человечеством.

Таким очарованием для русской поэтессы явилась поэзия выдающегося армянского поэта Ованеса Туманяна, посредством которой она раскрыла для себя и Армению, и ее носителя древнейших традиций – этот трудолюбивый, гордый народ.

Из лирики Туманяна Ахмадулина перевела ряд стихотворений из детского цикла, которые в дальнейшем вошли в книгу армянского поэта на русском языке, под заголовком “Стихотворения. Легенды и баллады. Поэмы”, изданную в 1969г. В эту книгу вошли лучшие произведения Туманяна в переводах В. Брюсова, Вяч. Иванова, М. Петровых, А. Якобсона, В. Звягинцевой, В. Державина. Н. Гребнева, В. Ходасевича, А. Тарковского и др. Эта книга является синтезом работы лучших русских поэтов-переводчиков, которые с большим профессионализмом смогли передать сущность и специфику поэзии армянского классика.

Интерес Ахмадулиной к стихотворениям для детей является не случайным, поскольку в них заложены фольклорные мотивы армянской лирики, в которых ощущаются и традиции, быт, а также мировоззрение армян. Они выделяются одновременно и своей простотой, и своей мудростью, каждый из них имеет нравоучительный характер.

Из ее переводов достойно особого внимания стихотворение “Лиса”, в котором русской поэтессе удалось воссоздать образ хитрой и бесстрашной лисы, с хвостом пышней цветка. В переводе, помимо смысла, Ахмадулина передала и восточный колорит, который выделяется в описании образа бабушки и ее петуха. Перевод выразителен в своем звучании, как и подлинник он легко читается и имеет небольшой сюжет. [3,с. 112]

Перевод Б. Ахмадулиной

В один прекрасный день лиса сошла с горы

И говорит:– Я жду, несите мне дары!

Мне надобен петух. Один петух пока!

Ах, дерзкая лиса с хвостом пышней цветка!


А бабушка моя, спасая свой насест,

Кричит:–Держись, петух! Лиса тебя не съест!

Ужо моя клюка помнет твои бока,

Постылая лиса, с хвостом пышней цветка!


Но бабушке лиса пролаяла в ответ:

Без толку не кричи – даю тебе совет,

Слаба твоя рука, и палка коротка!..

Бесстрашная лиса с хвостом пышней цветка.


Лиса в курятник шасть и, не боясь греха,

Взялась хвалить красу и удаль петуха:

Мне даже мысль о нем приятна и сладка!..

Лукавая лиса с хвостом пышней цветка!


Вдруг бабушка моя воскликнула: – Беда!

Исчез мой петушок! Пропал невесть куда!

На горе мне сюда пришла издалека

Бесстыжая лиса с хвостом пышней цветка!..

Перевод Ахмадулиной выполнен вольно, однако по мере возможности переводчица стремилась быть предельно ближе к оригиналу и по смыслу, и по стилю. Вольности в переводе лишь оживили русский вариант стихотворения, придав ему также восточный колорит. Синтаксическая конструкция перевода, как и его оригинал, представлена эпифорой, которая сплетена из множества ласкательных метафор, как например: дерзкая лиса с хвостом пышней цветка, постылая лиса, бесстрашная лиса, лукавая лиса, бесстыжая лиса и другие, характеризующие лису и ее повадки. Обилие метафор в переводе, как и в самом оригинале, придают стиху выразительность и экспрессивность. Перевод богат также множеством восклицаний, которые усиливают эмоциональный фон стихотворения, выделяя при этом гнев и страх бабушки, пытающейся спасти своего петуха из лап хитрой лисы. Перевод соответствует стилю оригинала, также тем, что в нем ощущаются фольклорные мотивы народного творчества. Рифмически перевод построен смежной рифмой, схема которого – аабб, которая, в свою очередь, усиливает ритмическое звучание стиха. Перевод, как и оригинал, легко читается, своим стилем он доступен и интересен детям. В нем ощущается настроение поэта, который с юмором описал образы бабушки и бесстыжей лисы, которой все же удалось украсть петуха. Перевод настолько удался переводчице, что его можно считать аналогом оригинала.

В армянской литературе образ аиста символизирует собой мир, домашний очаг, не случайно образ этой птицы воспевали в своих стихотворениях многие армянские поэты разных времен и эпох. Стихотворение “Аист” Туманяна не исключение, в нем поэт использовал мотивы народного стихотворения, представив его в новом варианте, где чувствуется оптимизм и радость поэта по случаю возвращения аиста на родину, считающегося счастливой приметой.

На русском языке в переводе Ахмадулиной стихотворение звучит также оптимистично, в нем отражены и надежды армянского поэта:[3, с. 119]

Аист, аист, твой прилет

Пусть нам счастье принесет.

Аист, за тобою следом,

Как всегда, весна идет.


В день когда ты улетал,

Ветер в поле бушевал.

Белые метели

Желтый лес раздели.


Пусть же аист, твой прилет

Вновь тепло нам принесет.

Ты в саду или над крышей

Свей гнездо на целый год.

Достоинством этого перевода является его несомненная близость к подлиннику и по смыслу, и по стилю. Перевод построен при помощи выразительных метафор, которые являются специфической особенностью поэтического языка Ахмадулиной, которая добилась того, что каждая фраза, переведенная ею, подчинилась логике и эстетике русского языка.

За что бы ни бралась Ахмадулина, во всех ее переводах ощущается ее соавторское присутствие. Ее переводам чужды сухость, слепое служение подлиннику, напротив, в них наблюдается ее поэтическая индивидуальность, которая восполняет подлинник своим поэтическим словом, синтаксическим и ритмическим построением перевода. Простота и лаконизм, полновластно царящие в стихотворениях Туманяна, всецело отражены и в переводах русской поэтессы. Судя по вышеперечисленным переводам, Ахмадулина блестяще справилась со своей переводческой задачей из лирики Туманяна, сделав ее достоянием и русскоязычных детей, и широкого круга читателей.

Помимо стихов для детей, в книгу Туманяна вошли также и другие переводы Ахмадулиной, которые помещены в цикл “Стихотворения”, где можно познакомиться также с переводами А. Гатова, М. Петровых, В. Звягинцевой, А. Якобсона, А. Наймана и других, которые, в свою очередь, свидетельствуют о большом интересе русских поэтов-переводчиков к творчеству Туманяна. Русские переводы являются также доказательством высокого поэтического мастерства переводчиков, которым по подстрочнику удавалось воссоздать новые произведения искусства, аналогичные их подлинникам. Здесь полностью ощущается дух поэзии Туманяна, а также в них отражена Армения с ее прошлым и настоящим.

Большинство стихотворений Туманяна полны философских размышлений, в которых заложены его раздумья о мире и человечестве. Так, в стихотворении “Не проси меня петь. Я немного немей…” поэт говорит о своем горе, о пустыне, где навечно убиты цветы, имея в виду судьбу своего народа. В переводе Б. Ахмадулиной стихотворение звучит так: [3,с. 50]

Не проси меня петь. Я немного немей.

Я печаль мою пением не обнаружу.

Мне б достало ползвука печали моей,

Чтоб вконец погубить твою бедную душу.

Не по силам тебе эту муку терпеть.

Пощади хоть себя! Не проси меня петь!


Как я пел на горе, средь живой красоты,

Что меня к своим нежным цветам допустила!

Там пустыня теперь. Там убиты цветы.

Ни травинки там нет. Там простерлась пустыня.

На горе, опаленной дыханьем моим,

Не воскреснуть цветам и растеньям иным…


Основой поэзии Ов. Туманяна является ее гуманность, способность восхищаться миром и сострадать всему в нем обиженному. Эти же черты ярко выражены и в поэзии Б. Ахмадулиной, что, несомненно, сблизило ее с творчеством армянского поэта.

Литературовед Л. Мкртчян, указывая на особенности переводов Б. Ахмадулиной, отмечал, что переводчица всегда постигает оригинал эмоционально, что приводит к сопереживанию: «Надо, значит, чтобы слова, все слова, чтобы любовь “чужого” оригинала были свои, не чужие, чтобы в самом оригинале заключена была возможность выйти в сегодняшний день. Ведь мы говорим, что переводчик поэзии – тот же поэт. Это значит, переводчик, воссоздавая чужую действительность, воссоздает и свою действительность, свое “я” и свое время.» [2, с. 110]

Во всем и всегда Ахмадулина проявляла высший профессионализм вживания в подлинник, придавая при этом стиху новое рождение, и ее переводы на русском языке звучат с новой силой. Так, стихотворение “Изгнанник я, сестрица”описывает горькую судьбу изгнанника, по воле судьбы бредущего в стране неведомых теней. Переводчица мастерски передала весь трагизм судьбы изгнанника, его грустные раздумья, воспоминания о былых днях, мучительно вспыхивающие в его памяти. Образ изгнанника в этом стихотворении олицетворяет образ множества армянских скитальцев, разбросанных по всему свету, которые всю свою жизнь прожили с незаживающей раной и болью в сердце. В переводе ощущается безысходность, подавленность изгнанника, который бродит по свету с опустошенным сердцем, с горьким изумлением. Фрагмент этого стихотворения звучит так: [3, с. 77]

Утешиться меж прочими людьми –

Я не имел ни помысла, ни средства.

Свободное от веры и любви,

Пустует сердце.

В грядущее, в угрюмую пустыню.

Я все покинул здесь. Неужто там

Тебя покину?

Особым достоинством перевода можно посчитать анжамбеман, который в оригинале как бы символизирует многотысячные прерванные судьбы сынов и дочерей родимой страны Туманяна и передает всю ту боль, которую поэт испытывал, когда писал эти строки. Такой же драматизм ощущается при прочтении перевода.

В переводе блистательно воссоздана человеческая трагедия, когда скиталец не может утешиться в чужой стране, среди чужих людей. Перевод насыщен грустью и переживанием армянского поэта, который страдает за свой народ, за его горькую судьбу. В поэзии Туманяна реализм часто переплетается с его мечтами, которые своими масштабами доходят даже до далекой звезды Сириус. Примером тому может послужить стихотворение “Прощальный взгляд Сириуса”, в котором поэт, обращаясь к таинственной звезде размышляет о судьбе своего народа: [ 3, с. 111]

Кто первым увидал твой свет живой?

Кем ты с земли впервые был замечен?

Кто – с запрокинутою головой –

Возьмет себе последний пламень твой,

И – все уже, и – любоваться нечем?..


Так в добрый путь, преславный чародей!

Но, приближаясь к средоточью смерти,

Поведай ей вопрос тоски моей:

Как много взоров и судеб людей

В твоем одном, в твоем прощальном свете?


Перевод, как и подлинник, оставляет глубокое эмоциональное воздействие на читателей, благодаря множеству обращенных к Сириусу риторических вопросов и восклицаний, в которых заложены философские мысли и раздумья поэта. Тайны вселенной своим светом и космическим пространством воодушевляли и саму Ахмадулину, которая в своих стихотворениях не раз обращалась к ним, пробуя разгадать загадки бытия. Так, в стихотворении “Лунатики”, Вселенная олицетворена и представлена в своем движении, где луна, надменной отдаленностью своей, мстит за муки творчества.

Поэтесса неравнодушна к таинственному и холодному свету луны, она ищет в нем вдохновенья:[1,с. 12]

Мерцая так же холодно и скупо,

Взамен не обещая ничего,

Влечет меня далекое искусство

И требует согласья моего.


Смогу ли я побороть его мученья

И обаянье всех его примет

И вылепить из лунного свеченья

Тяжелый, осязаемый предмет?..

Философское восприятие действительности Ахмадулиной, несомненно, сблизили ее, как переводчика, с философскими раздумьями и мыслями Туманяна, которые, судя по переводам русской поэтессы, оставляли на нее глубокое впечатление и, совершенно очевидно то, что все ее переводы являются образцами высшей поэзии, в которых выделяется специфика туманяновского языка и стиля. В них заложен дух армянского поэта, его чувства, мечты и надежды, в них отразился и национальный колорит подлинника, его фольклорные мотивы, которыми насыщены стихотворения Туманяна. Они выделяются также своими рифмико-синтаксическими конструкциями, в которых наблюдается языковое богатство самой поэтессы. Благодаря ее плодотворной и профессиональной работе, русскоязычный читатель смог по праву оценить все достоинства поэзии Туманяна, прочувствовав при этом поэтическую индивидуальность колосса армянской литературы.


Литература:

1. Ахмадулина Б. Миг бытия. Москва. 1997. 280 с.

2.Мкртчян Л. Если бы в Вавилоне были переводчики. Ереван. 1987. 210 с..

3. Туманян Ов. Избранные произведения в трех томах. Т. 1. Стихотворения. Легенды и баллады. Поэмы. Ереван. 1969. 312 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle