Библиографическое описание:

Агаркова О. А. Коммуникативные стратегии и тактики комплиментарных высказываний [Текст] // Филологические науки в России и за рубежом: материалы междунар. науч. конф. (г. Санкт-Петербург, февраль 2012 г.). — СПб.: Реноме, 2012. — С. 95-97.

Понятия коммуникативной стратегии и тактики не являются открытием последнего десятилетия. Этой проблемой занимались отечественные и зарубежные лингвисты (Демьянков 1982, ван Дейк 1983, Ыйм 1985, Сухих 1986, Койт, Ыйм 1988, Верещагин 1990). Активное употребление этих терминов началось с середины 80-х годов, что отразило усиление коммуникативно-прагматического подхода к анализу языковых фактов.

Представления о том, что беседа или разговор являются не хаотичным, а упорядоченным явлением, отразились в многочисленных исследованиях речевого общения, в частности диалогической речи (Арутюнова 1990, Баранов, Крейдлин 1992, Тарасова 1992, Sacks 1974, 1992 и др.).

Исследование коммуникативных стратегий исходит из ряда принципов. Предполагается, что любая речевая деятельность, в том числе спонтанный бытовой диалог, является достаточно структурированной. Эта структура проявляется в существовании определённых ходов и правил их сочетаемости, которые и определяют течение диалога. При этом на первый план выходит не конкретное лексическое наполнение реплик, но их функциональная направленность, определяемая с учётом типа коммуникативной ситуации и структуры диалога.

По мнению О.С. Иссерс, стратегия речевого поведения охватывает всю сферу построения процесса коммуникации, когда ставится целью достижение определённых долговременных результатов. В самом общем смысле стратегия включает в себя планирование процесса речевой коммуникации в зависимости от конкретных условий общения и личностей коммуникантов, а также реализацию этого плана. Иными словами, речевая стратегия представляет собой комплекс речевых действий, направленных на достижение коммуникативной цели [6, с. 181].

В основе лексического значения слова страте­гия лежит идея планирования действий, связанных с социальной конфронтацией, противоборством. В психологической интерпрета­ции этого понятия также сохраняется идея прогноза поведения коммуникантов. Поведенческие стратегии оказываются наиболее близкими к речевым стратегиям.

Все виды стратегий объединяются тем, что они представляют своего рода гипотезы относительно будущей ситуации и обладают большей или меньшей степенью вероятности.

Если выявлены условия, определяющие тот или иной страте­гический результат, то можно прогнозировать, что определённые речевые действия должны с достаточной долей вероятности гаранти­ровать успех. Однако непосредственные ситуации взаимодействия могут не подтвердить прогноз. В связи с этим проверить результаты стратегического подхода можно либо через реальные, имевшие место ситуации общения (прецеденты), либо путем экспериментов, соот­ветствие которых реальному положению дел можно принимать с из­вестной долей приблизительности [2, с. 17].

По мнению О.С. Иссерс, чтобы планировать речевые действия, говорящие должны иметь представления об обычных ситуациях общения, а также об­ладать хотя бы элементарным опытом их анализа.

До момента взаимодействия у говорящего, как правило, имеет­ся три вида данных, актуальных для планирования диалога: 1) что предстоит - какое речевое событие, речевой акт; 2) установки коммуникантов (на кооперацию либо конфрон­тацию); 3) информация о ситуации (формальное / неформальное об­щение и т.д.).

Прогноз предстоящей вербальной коммуникации стро­ится на основе представлений о речевом акте (или серии речевых актов), коммуникативном взаимодействии (с учётом мотивов и целей говорящего и слушающего, их вербальных и невербальных действий) и всей ситуации в целом.

Эти представления обусловливают стратегический выбор зна­чимых единиц разных уровней и способов их организации, т.е. со­здание текста, оптимального для решения коммуникативной зада­чи говорящего. При этом следует учитывать, что планирование ре­чевого поведения есть не просто конструирование языковых высказываний, а часть интерактивного процесса, в котором слуша­ющий не пассивно воспринимает текст-сообщение говорящего, а активно интерпретирует его речевые действия, реализуя соб­ственную стратегическую линию. Поэтому диалог есть, по сути, коммуникативный поединок за право осуществить свою стра­тегию [6, с. 183].

В боль­шинстве случаев высказывания используются говорящим для того, чтобы адресат однозначно определил его коммуникатив­ные намерения - в ситуациях, когда возможна неоднозначная ин­терпретация.

Для некоторых речевых тактик ситуации неоднозначного про­чтения коммуникативных намерений являются типичными. Например, комплимент, по замыслу говорящего, реализует стратегию положительной оценки. Однако убеждение, что комплимент – это нечто пози­тивное, далеко не всегда соответствует действительности. Психологи отмечают, что комплимент часто воспринимается слушателями нега­тивно, рождает ощущение дискомфорта, неловкости и смущения, пробуждая оборонительные реакции.

У Вас новый костюм. Отлично выглядите.

Вы мне льстите.

Он Вам идёт.

Вы так считаете?

В приведённом примере, выражение Вы мне льстите и вопрос Вы так считаете? указывают на неловкость и смущение при получении комплимента со стороны слушающего.

Поэтому возможна реакция на комплимент со злостью, особенно если комплимент не совпадает с восприя­тием данного человека. В данном случае несогласие с комплиментом может быть выражено как понижение (Мальчик весь в тебя! – Вы мне льстите), как вопрос (У Вас красивое платье! – Действительно?), как уступительность (Ты хорошо работаешь – Мои друзья работают лучше), как возражение (Тебе очень идёт эта причёска! – Это не мой стиль) и как отсутствие реакции (… даже усталость Вам к лицу. – Мартина позволила себя поцеловать, но ничего не ответила), переключение темы (У мадам отличный вкус, мадам очень практичная, – одобрил представитель фирмы. Ты понимаешь, – сказала возбуждённая Мартина, – шкаф мы поставим в спальне… (Э. Триоле. Розы в кредит.)) [1, с. 93].

Подобные тактики должны включать дополнительные ходы, в случае необходимости блокирующие неверную (нежелательную) интерпретацию.

Речевые стратегии и тактики - часть наших знаний о мире, они пополняются и обновляются в течение жизни. Естественно, что от­сутствие жизненного опыта ограничивает представления о типах речевого поведения в различных ситуациях. Как выражать собо­лезнование? Как отвечать на комплимент, похвалу? Какие слова говорить при знакомстве? Ответы на эти вопросы каждый интуи­тивно ищет исходя из своего индивидуального опыта, а также ин­формации, почерпнутой из книг, рассказов других об аналогичных событиях. Однако это не исключает коммуникативных затрудне­ний [7, с. 27].

Некоторые типы речевых действий, особенно ритуальные, до­пускают освоение и заучивание их - вплоть до речевых формул. Другие могут быть продемонстрированы в виде удачных образцов, в которых целесообразно выявить обобщённую семантику.

Известно, что речевая стратегия определяется коммуникатив­ной целью говорящего. Однако в реальном общении он имеет, как правило, не одну цель, а несколько. Например, делая комплимент, говорящий хочет: 1) выразить искреннее восхищение; 2) сделать приятное собеседнику; 3) гармонизировать межличностные отношения. Естественно, что успешность обще­ния оценивается по достижении максимального количества целей [5, с. 37].

Следствием недооценки стратегических целей второго порядка является выбор неверной тактики, как в следующем примере.

Посмотрев на визитку, Олег отметил, что перед ним администратор одного из новых, но успевшего стать популярным, театров Москвы.

У меня есть к Вам деловое предложение, – уверенно начала она. – Может, обсудим его в кафе напротив?

Ласков усмехнулся.

Но мне надо ещё снять грим, – замялся он.

Я подожду, – твёрдо сказала она.

Через несколько минут они сидели за столиком открытого кафе.

Вы – потрясающий актёр! – с нескрываемым восторгом сказала она. – И, говоря проще, я хочу пригласить Вас работать в нашем театре… И зарплата у Вас будет, соответственно, высокая.

Она торопливо написала на бумаге и протянула ему листок.

Ласков взглянул и, усмехнувшись, поднял брови. Цифра была солидная и значительно превышала его настоящую зарплату в театре.

Оба курили, смотря друг на друга. Неожиданно Олег прервал молчание.

Извините, но вынужден отказаться, – сказал он, гася сигарету.

Почему?! – удивилась она, но тут же нахмурилась. – Вы так быстро даёте ответ… (А. Сотникова. Я спешила к тебе…).

Говорящий не только не реализовал свою основную интенцию (убедить собеседника поменять место работы), но поставил последнего в неловкое положение, вынудив подбирать слова извинения. Здесь также оказались нарушенными некото­рые условия успешности и последовательность коммуникативных ходов. Таким образом, результатом выбора неудачной тактики яви­лась коммуникативная неудача.

Тактика речевого общения может в большей степени, чем стратегия, меняться в зависимости от меняющихся условий общения, мнений, высказываемых им, сведений о себе, сообщаемых в ходе разговора.

Интересно отметить, что при различных обстоятельствах один и тот же человек стремится реализовать различные цели или стратегические линии. К этому добавляется и то, что говорящий подправляет линию своего речевого поведения в зависимости от поведения собеседника для осуществления успешной коммуникации.

Стратегии и тактики речевого поведения обладают нацио­нально-культурной спецификой [Верещагин, Ротмайр, Ройтер 1992, Германова 1993, Вежбицкая 1996, Стернин 1997, 2001, Ратмайр 2003, Куликова 2006]. Поэтому человек, попавший в чужую социокультурную среду, может испытывать затруднения в интер­претации некоторых речевых действий.

Очень странное впечатление на носителей иной культуры могут произвести некоторые комплименты женщинам. В Индии можно польстить женщине, если сравнить её с коровой, а её походку - с походкой слона. Хороший комплимент японке - сравнение её со змеёй, татарке и башкирке - с пиявкой, олицетворяющей совершенство форм и движений. Обращение к женщине Гусыня! в русской культуре - оскорбление. В Египте - это ласковый комплимент [4, с. 117].

При выборе речевой тактики и коммуни­кативных ходов на этапе планирования следует учитывать следующие параметры: 1) общие знания о коммуникативной ситуации (уместность / неуместность определенного речевого акта); 2) знание о соответствующем речевом акте (ритуальный, сте­реотипный, нестереотипный, вообще не имеющий прецеден­та в индивидуальном опыте); 3) знания о собеседнике (как личности, как партнере).

Недостаток информации требует продумывания дополнитель­ных коммуникативных ходов в построении прогноза речевых дей­ствий, поиска альтернативных вариантов речевого поведения.

Таким образом, стратегия представляет собой когнитивный план общения, посредством которого контролируется оптималь­ное решение коммуникативных задач говорящего в условиях не­достатка информации о действиях партнёра.


Литература:
  1. Агаркова О.А. Прагматические аспекты комплимента как формы речевого этикета. Дисс… канд. филол. наук. Челябинск: Челябинский государственный университет, 2004. – 133 с.

  2. Баранов А.Н., Добровольский Д. О. Постулаты когнитивной семантики // Известия АН. Серия литературы и языка. 1997. Том 56. № 1. С. 11-21.

  3. Германова Н.Н. Коммуникативная стратегия комплимента и проблемы типологии речевых этикетов // Язык и модель мира: Сб. научн. трудов. Вып. 416. М., 1993. С. 27-39.

  4. Горелов И.Н., Седов К.Ф. Основы психолингвистики. М.: Лабиринт, 1998. 256 с.

  5. Дементьев В.В. Фактические и информативные коммуникативные замыслы и коммуникативные интенции: проблемы коммуникативной компетенции и типология речевых жанров // Жанры речи. Саратов, 1997. С. 34-43.

  6. Иссерс О.С. Речевое воздействие: учеб. пособие для студентов, обучающихся по специальности «Связи с общественностью» / О.С. Иссерс. 2-е изд. М.: Флинта: Наука, 2011. 224 с.

  7. Мустайоки А. Типология коммуникативных неудач // Русский язык: Исторические судьбы и современность. III межд. конгресс исследователей русского языка. М., 2007. С. 27.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle