Библиографическое описание:

Павлова В. Г. Антропонимы в текстовом пространстве поэзии Петра Прихожана [Текст] // Актуальные вопросы филологических наук: материалы междунар. науч. конф. (г. Чита, ноябрь 2011 г.). — Чита: Издательство Молодой ученый, 2011. — С. 103-106.

В последнее время усилился интерес к специфике ономастики разных родов литературы эпического, драматического, лирического. Это связано с тем, что имена собственные в художественном тексте имеют свою специфику. Писатели употребляют собственные имена в соответствии со своим творчески методом и конкретными идейно-художественными задачами, стоящими в том или ином произведении.

Особенно актуальным сегодня представляется анализ специфики употребления имен собственных в поэтических текстах, поскольку поэтика имен собственных мало исследована. Антропонимы, «становясь материалом поэзии», играют особую роль, «становясь точкой отсчета «при актуализации гармонии поэтического текста [Жогина К.Б. 1997]. Стремление писателя использовать возможности имен собственных в поэтическом тексте приводит к тому, что они становятся одним из важнейших средств создания ярких, неожиданных образов. Насыщенность именами собственными характеризует индивидуально – авторские системы многих художников слова.

Интересный пример являет индивидуальный стиль П. Прихожана, представленный различными группами антропонимов. В словаре поэта можно выделить следующие временные пласты:

  1. актуальный синхронный срез времени жизни поэта;

  2. русская и европейская культура в исторический период;

  3. библейская, античная, христианская славянская мифология и фольклор.

В каждом из временных пластов представлены антропонимы различной тематики:

  1. имена реальных лиц – участников эпизодических встреч, строителей КамАЗа: Алевтина, Полина, Дмитрий Палыч Кошкин, Николай Иванович Суворов;

  2. русские, татарские и европейские деятели культуры – поэты и писатели: Цветаева, Тукай, Надежда Дурова, Чехов, Блок, Мольер и др; философы: Сократ, Цицерон, Лукреций; художники: Шишкин, Левитан;

  3. исторические деятели, вошедшие в историю личности: Берия, Ежов, Зиновьев, Бухарин, Гитлер, Ленин, Горбачёв, Сталин, Путин, Буш, Обама и др.;

  4. имена литературных героев: Робинзон, Дон Кихот, Санчо Панса, Дульсинея;

  5. собственные имена, вводимые как типичное национальное имя (Иван);

  6. имена учёных с мировой известностью, сделавших открытия: Архимед, Эйнштейн, Ньютон;

  7. мифонимы: Венера,Ярила и др.

Поскольку в поэзии П. Прихожана преобладает историческая тематика, естественно, что исторические поэтонимы составляют большую часть антропонимического пространства его поэзии.

Исторические имена, представляющие собой класс реально существующих (или существовавших) людей, выступают как коннотонимы, ассоциативно связываясь в сознании читателей с определённым признаком или качеством уже одним названием: Гитлер, Сталин.

Использование имён исторических личностей прошлых эпох позволяет создать

особую историческую атмосферу:

Был ведь князь….

с хитрецой мужик –

из лоскутьев Русь в один курс сложил:

где воткнётся перет,

там и стал посад;

там в купели солнечной терема висят…

(«Стихи для дочери Калиты»)

Длительное время исторические поэтонимы не привлекали внимание поэтической ономастики. В их использовании не усматривалась творческая роль писателя.

Действительно, она минимальна в создании таких поэтонимов. Тем не менее, значимость авторской воли возрастает после закрепления за поэтонанимами дополнительных коннотаций, которые усиливают коннотацию поэтонима, наполняют экспрессивностью художественный образ. В настоящее время определились характеризующие признаки исторических поэтонимов.

Во-первых, автор при создании художественных произведений всегда тенденциозен, поэтому способы именования исторических персонажей обычно обусловлены авторским отношением к изображаемым реальным лицам.

Во-вторых, именования реальных лиц в художественном тексте приобретают дополнительные смысловые оттенки, так как они выполняют определённую художественно- стилистическую функцию.

В-третьих, собственные имена исторических лиц влияют на формирование всего ономастикона произведения.

В-четвёртых, исторические имена собственные оказывают влияние на их стилистическое функционирование в художественном тексте. Использование исторических поэтонимов во многом зависит от жанра произведения. В поэме «Алексей и Афросинья» автор переносит читателя в эпоху Петра 1, первого российского императора (1672-1725). Здесь и сподвижник Петра генералиссимус, светлейший князь Меншиков (1673-1729), и граф Румянцев, Толстой, царевна Софья, царевич Алексей, «прекрасная девица Монс».

Надеждой жили бедолаги:

Какие зёрна Пётр не сей,

Наденет шапку Мономаха

за ним царевич Алексей.

Использование реалий прошлой эпохи, наряду с присутствием в ней образа лирического героя позволяет соотнести события прошедшие с современными, дать индивидуальную оценку. Использование онимов, отсылающих читателя к определённому периоду российской истории, обусловлено их способностью аккумулировать великий смысловой потенциал.

В «Открытом письме российским правозащитникам» представлены имена наших современников:

Читаю, как вы крестите власть кремлёвскую, за то, что расследуют убийства ни шатко, ни валко,

и очень жалко мне, поверьте, Анну Политковскую,

и Наталью Эстемирову тоже мне жалко.


американский учитель Обама, президента Медведева

отчитывать с пристрастием будет…

В поэме «Советский Союз» - политические деятели 20 века: « в глазах одних Ильич – мессия», «Я допустить могу, что Ленин – реинкарнация Христа», «…но тут случился казус – умер Сталин», «Поскольку имидж власти был испорчен, то, требуя, как гнид, пустить в расход Зиновьева, Бухарина и прочих, едва ли был неискренин народ» и др.

Поэтонимы, заимствованные поэтом из арсенала художественных произведений других авторов, немногочисленны. Они уже в первичном употреблении наполнены смысловым содержанием, которое в дальнейшем сопровождает поэтоним во всех случаях его употребления. Таковы многие образы классической литературы. Ввод таких поэтонимов в новый художественный текст предусматривает и обязательный перенос прежней оценочной содержательности при обязательном появлении каких- то новых характерных признаков. Процесс ввода таких поэтонимов следует рассматривать как творческий, а не подражательный. Этот художественный приём называется аллюзией (намёк) и литературной реминисценцией (т.е. возвращение к одноимённой ономастической номинации в обрисовке новых типов и характеров).

И я пред местной Дульсинеей

спешу колено преклонить.

(«Дон Кихот»)

В сборнике «Плата за гадание» - персонаж английского писателя Дефо Робинзон (герой романно «Робинзон Крузо»).

«В Робинзонах» - по Прихожану и Дефо – значит быть творцом собственной судьбы, иметь волю к жизни, труду, быть предприимчивым.

К особенностям поэзии Петра Прихожана можно отнести упоминание имён поэтов, писателей с целью соотнести текст произведения с их личностью:

Каким,

скажите,

ветром

занесло

его на стройку из рассказов Грина.

(«Стройки», 1991)

Мир рассказов Грина – это мир мечты, это идеальные образы Любви и Красоты, это гуманистическая вера в человека. Строитель автогиганта и города на Каме ассоциируется с гриновскими героями-мечтателями

Антропонимическое пространство произведений Петра Прихожана необычайно богато. Имена литературных деятелей, живших на Елабужской земле , присутствуют в стихотворении «В Елабуге» (2010):

История здесь руку приложила:

на взгорье башня древняя цела.

При кладбище Цветаевой могила;

кавалерист – девица здесь жила.

О знаменитом нашем земляке – художнике следующие строки:

Под крышей неказистого домишки

картинами увешан каждый зал:

когда-то их Иван Иваныч Шишкин

с елабужских окрестностей писал.


О Габдулле Тукае:

То ли в бронзе, то ли в стали,

на гранитном пьедестале,

вешним дождичком омыт,

Габдулла Тукай стоит.

(«У памятника Тукаю в Казани».)

Мифоантропоним – имя собственное человеческого существа в мифаз, былинах. которых человек представляет себе как реально существующего. Мифоним, являясь значимым элементом, играет важную роль в системе языка и культуры. Входя в состав художественного текста, он, как отмечает В.В. Катермина, «способствует выявлению национально – культурных особенностей определённого этноса».

При использовании мифонимов в поэтическом тексте автор активизирует в сознании и подсознании читателя ассоциации, связанные с генетически закодированной информацией тысячелетнего опыта поколений.

Особенно эффективны в стилистическом плане онимы из библейских легенд:

приди Христос при жизни к власти,

и он бы Иродом прослыл.

(Сборник «Воспоминание».)

Лихой поэт в укор Адаму с Евой

учил ходить всех шагом строевым.

(«Советский Союз».)

Я Моисею заповеди дал…

Мне родила Мария Иисуса…

И Мохаммада я избавил от искуса.

(«Прогулки души».)

- из мифологии фольклора: «око Ярилы» (Плата за гадание».)

(Русский Ярила – бог жизненной, сексуальной силы (яри), связанный с плодородием и оплодотворением. Ярила нередко понимается как божество солнечное, что связано, вероятно, с влиянием «Снегурочки» Островского.

- из античной мифологии:

Во славу Вакха и на радость людям.

(«Прогулки души».)


И как бывает на душе отрадно,

когда внезапно сжалится судьба,

и предо мною нитью Ариадны

возникнет чуть приметная тропа.

(«Расцвеченная бликами поляна».)

В стихотворении День пути – и буду дома» (сборник «Знакомство»), вспоминая о родном доме, матери, которой уже больше нет, поэт, опьяненный «духом родины», растворяется в южной ночи:

За окном буянит эра.

За шепочет сад.

Злым огнём плывёт Венера

сквозь небесный циферблат.

(Здесь имеется ввиду аккадская богиня плодородия (Иштар), плотской любви и войны, олицетворяющая планету Венеру. Наиболее распространённые эпитеты – «владычица богов», «воительница».

Собственные имена, вводимые как типичное национальное имя, также имеют место в поэтическом пространстве автора. Остановимся на имени Иван.

Иван (от древне-европейского «божья благодать») в русских говорах самое распространённое имя, национальный символ русского человека. Внарицательном смысле означает «хитрый, добрый, ловкий», а также «дурак» (сказочный персонаж), глупый, неуклюжий, неотесанный, ленивый.

Далеко идущих планов

ощуается размах:

новых, видимо, Иванов

зачинают в тех домах.

(«Ново – Ивановка», сборник «Знакомство».)

В сфере грамматики выразительной формой для собственных имён является форма множественного числа. Механизм действия таких форм состоит в том, чтобы, дав образец конкретного референта, исходя из появления какого – либо свойства, одновременно обозначить множество лиц и явлений, которые могут иметь иное собственное имя или вовсе не иметь его, но являться носителем того же свойства или свойств. Отсюда определяется круг употребления подобных форм: номинация через форму множественного числа членов единого национального сообщества (Иваны), идентификация класса через характерное свойство, составляющее главную черту биографии лица, обозначенного собственным именем, обозначение высшей степени проявления какого-либо свойства:

«все – Цицероны – во хмелю».

(«Алексей и Афросинья».)

Общеязыковая коммуникативная функция антропонимических номинаций в поэзии П. Прихожана часто выступает как коммуникативно-стилистическая. Её разновидности:

  1. номинативно-экспрессивная, выступает в характеризующей роли через компонент экспрессии в определённых формоупотреблениях и коннотациях:

-официальное именование: Николай Иванович Суворов:

«ждет Иван Иваныч»

(сборник «Стройка».)

-фамильярное именование:

«Он прикидывался умело

завидущим и простоватым;

за меня он промежду делом

свою дочку Наташку сватал.

(«Сапоги»,сборник «Знакомство».)

2) апеллятивная, репрезентирует обращение, призыв:

«Уступай, Воронин, пост!»

(Сборник «Побрекушки».)

Центральными антропонимическими формулами автора выступают однословные (имя, фамилия, отчество), двусловные (имя+ фамилия, имя+отчество) модели имянаречений.

Однословные именования, зафиксированные в произведениях, представлены четырьмя группами: личные, фамильные, отечественные и прозвищные номинативные знаки, из них наиболее многочисленными являются именные и фамильные формулы. Мужские имена занимают большую часть объёма.

  1. личные: Иван, Алёша, Фома, Вавила, Федот;

  2. фамильные: Суворов, Иванов;

  3. отчественные: Ильич;

  4. прозвищные: Гришка Кутерьма.

Особую группу составляют имена с приложением, такие как: Иван-царевич, разбойничек Разин.

Динамика развития поэтического стиля отражается в составе словаря. В ранних поэтических сборниках П. Прихожана («Знакомство», «Стройка», «Плата за гадание») присутствуют имена реальных лиц, которые уходят из состава поэтического словаря более поздних. Для периода 2008-2010-х годов центральным является использование библейского и античного словаря, исторических антропонимов.

Следует отметить, что стилистические свойства онимов обусловлены особенностями звукобуквенной структуры онима. Здесь следует разделить несколько групп имён:

  1. поэтонимы, отличающиеся особенностью акустической выразительностью фонетической формы; Дон Кихот;

  2. имена, воспринимаемые в определённой языковой системе как благозвучие благодаря эвфонии фонетической структуры:

«Я заблудился в дивном царстве Леля».

(«Расцвченная бликами поляна».)

  1. имена, которые воспринимаются как неблагозвучные: Гитлер, Берия.

Таким образом, антропонимическое пространство П. Прихожана разнообразно и многопланово. Антропонимы органично и мотивированно вливаются в систему языковых средств поэтических текстов Петра Прихожана, участвуют в создании общей образности его произведений. Это позволяет говорить о высокой степени эрудиции автора, широком круге интересов, маштабности философского миросозерцания.

Калейдоскоп антропонимов в стихотворениях П. Прихожана является также и проявлением особенностей индивидуального авторского письма. Каждый оним, каждая модель занимает своё место, создавая целостное восприятие поэтического пространства поэзии П. Прихожана. Описание особенностей использования антропонимов позволяет определить и историко-культурный компонент индивидуальной системы поэта.


Литература:

  1. Андреева Л.И. Антропонимическая лексика А.Н. Островского и реальная ономастика// Слово в художественной речи: Сб. науч. тр. Владимир, 1985.

  2. Бондалетов В.Д. Русская ономастика: Учебное пособие для студентов. М., 1983. С.36-72.

  3. Суперанская А.В. Структура имени собственного. М., 1969. 207 с.

  4. Жогина К.Б. Имя собственное как средство гармонической организации поэтического текста: (На материале лирических стихотворений М. Цветаевой): Автореф. дис. …канд. филол. наук. Ставрополь, 1997. 21 с.

8


Обсуждение

Социальные комментарии Cackle