Библиографическое описание:

Хворова О. В. Современные подходы к описанию русского документа: текстовое нормирование [Текст] // Актуальные вопросы филологических наук: материалы междунар. науч. конф. (г. Чита, ноябрь 2011 г.). — Чита: Издательство Молодой ученый, 2011. — С. 137-139.

В исследовании русского документа остается актуальным описание нормированных языковых единиц разных уровней. Историческая стилистика развивается в отечественной лингвистике благодаря текстологии. Текстология служит основой для изучения истории языка.

В настоящее время многими учеными в рамках исторической стилистики достигнуты значительные результаты исследований деловой письменности русского языка XVII - XVIII веков. А это, безусловно, значительно расширяет диапазон наших представлений об эволюции системы делового языка и ее функционирования в определенный период.

В исследовании деловой письменности XVI-XIX веков сделано многое. Одним из перспективных направлений ее изучения остается жанрово-стилистическое исследование документа. Не описаны и процессы нормирования деловых текстов XVII - XVIII веков, хотя лингвистами признается, что складывающиеся нормы делового письма в процессе многократного употребления превращались в регулярные и приобретали значение узуально нормированных, а следовательно, узуально кодифицированных. Справедливо замечание С.И. Коткова о том, что «складывающиеся нормы делового письма постепенно входили в ранг общепринятых и, более того, литературных»[1, с.14]. В русских скорописных документах «взаимодействует идущий из столицы фиксированный стандарт формы, накладывающий свой отпечаток и на трафаретность содержания, и сиюминутная устная речь»[2, с.8].

К концу XVII века общегосударственный приказный язык становится общим языком письменности Московской Руси, из которого впоследствии и сформировался современный русский литературный язык. В XVIII веке в русском языке значимыми становятся такие признаки, как полифункциональность, кодифицированность и общезначимость. Преобразования Петра I способствовали совершенствованию старого приказного языка, его обогащению и известной демократизации. Система функциональных стилей, существующая в наши дни, сложилась в русском в литературном языке в основном к середине XIX века и в значительной степени остается неисследованной.

Таким образом, деловая письменность предстает как развитая система деловых текстов, разнообразных по форме и содержанию. Сегодня лингвистами определяются принципы выделения признаков того или иного жанра, методика описания деловых текстов.

Для описания процессов нормирования документа XVII- XIX веков необходимо уточнить терминологический аппарат: термины норма, узус, кодификация.

Языковая (речевая) норма – категория историческая. Б.Н. Головин указывает, что «норма – это исторически принятый выбор одного из функциональных вариантов языкового знака»[3,с.28].

Литературная норма – это историческая категория, которая характеризуются неразрывностью ее статических (выделение и изучение признаков нормы) и динамических (рассмотрение становления и изменения этих признаков) характеристик.

Норма – понятие функционального плана, включающее наиболее устойчивые, традиционные реализации, принятые обществом, осознаваемые им как правильные и обязательные.

Узус (от лат. usus – применение, обычай, правило) – общепринятое носителями данного языка употребление языковой единицы (слов, оборотов и. т. д.). В истории языка узус, будучи тесно связанным с языковой нормой, тем не менее отличен от неё: узус может фиксироваться словарями (толковыми, фразеологическими, орфографическими и.т.п.) и далее кодифицироваться в языковую норму.

Узус – основа для трансформации нормы.

Важным моментом кодификационных процессов является фиксация распределения и использования в языке разного рода вариантных реализаций. В поздний старорусский период деловые тексты создавались в условиях текстовой кодификации, проявляющейся в наличии образцовых текстов. Трансляция норм делового письма осуществлялась также естественным путем – от писца к писцу. Следовательно, кодификация оказывается необходима для реализации нормы как языковой реальности. Отсюда следует, норма в старорусский период постпозитивна кодификации.

Считаем, что понятие «норма» лишь отчасти применимо к такой исторической эпохе, как старорусский период. В этот период язык характеризуется, с одной стороны, обязательностью, устойчивостью, с другой стороны – нестабильностью, широким варьированием языковых единиц. Можно предположить в старорусский период наличие узуального, традиционного написания. Общерусские нормы делового текста зафиксированы прежде всего на уровне формуляра. «Секреты» делового письма, «передаваясь от писца к писцу как традиционные, далеко не отражая формирующуюся кодифицированную общенациональную норму, так как исполнение документа зависело, в первую очередь, от грамотности отдельного писца, от его «текстовой компетенции»[4,с.63].

Кроме того, необходимо отметить, что проблема нормы деловой письменности связана с проблемой автора, поскольку с середины 80-х гг. научная лингвистическая парадигма перепроецировалась от абстрактных структуралистических построений к антропоцентрическому изучению языка. Изучение языковой личности писца предполагает, прежде всего, анализ его возможностей оперировать языковыми средствами, являющимися для данного периода нормированными. В какой же мере писцы деловых памятников владели текстовыми нормами? Оказывается, на этот вопрос лингвисты не дают однозначных ответов. В настоящее время исследователи деловой речи выделяют три группы писцов: профессионалы, полупрофессионалы, непрофессионалы.

Итак, при определении понятия «норма деловой речи» порой смешиваются два понятия «норма» и «узус». В письменных тексах узус обладал качествами нормы, и, имея письменную традицию, «сливался» с ней. Хотелось бы подчеркнуть, что особое место в составе норм занимают текстовые нормы. Вопрос о текстовых нормах, а также о знаковом статусе текста остаются дискуссионными в современной лингвистике.

Деловой язык - сложное единство, в котором одновременно отмечаются общерусские нормы, свойственные всем документам Московского государства, и местные традиции, устойчиво сохранявшиеся на периферии. «Норма ориентирована на перспективу, развитие языковой системы, а традиции – на ретроспективу, преемственность в процессах ее эволюции». [5,с.35]. Следствием их проявления стало широкое варьирование делового языка на всей территории Российского государства. В результате взаимодействия ареальных языковых особенностей с общерусскими элементами в XVII веке образуется региональный узус делового языка, который воплощается в вариативности языковых единиц местных памятников письменности.

В старорусский период именно норма определяла стабильность, единство и самобытность деловой речи того времени и являлась условием ее существования и эволюции. Этот период вносит в понятие норма деловой речи свое содержание, так как в этот период процесс развития делового языка по сути связан со становлением, развитием и совершенствованием норм. Автор уверен, что настало время, когда в парадигме единиц исследования делового языка ведущее место должен занять деловой текст.

Таким образом, освещая понятия «норма», «узус», «текстовое нормирование», мы можем более точно, полно и детально произвести анализ русских документов в аспекте значимых текстовых категорий – содержательности и информативности, тематической целостности, системности, уровня стандартизации и нормализации.


Литература:
  1. Котков С.И. Лингвистическое источниковедение и история русского языка. М., 1986. С.14.

  2. Трофимова О.В. Памятники Тюменской деловой письменности 1762-1796гг. Тюмень, 2002. С 8.

  3. Головин Б.Н. О качествах хорошей речи. М., 1965. С.28.

  4. Баракова О.В. Таможенные книги Московского государства XVII века: структура, языковое оформление. М., 2003.С.63.

  5. Панин Л.Г. История церковнославянского языка и лингвистическая текстология. Новосибирск, 1995.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle