Библиографическое описание:

Шабанова А. А. Лингвистический анализ концепта «власть»/«power» [Текст] // Актуальные вопросы филологических наук: материалы междунар. науч. конф. (г. Чита, ноябрь 2011 г.). — Чита: Издательство Молодой ученый, 2011. — С. 144-147.

Концепт «власть» является одним из основных в любой современной культуре, однако его структура до настоящего времени изучалась либо в онтологии, либо посредством анализа лексикографических и художественных источников, что в определенной мере сужает представление о нем. Данная статья представляет собой лингвистический анализ результатов ассоциативного эксперимента, проведенного в 2010-2011 гг., с участием представителей англоязычной (американский вариант) и русскоязычной лингвокультур. Испытуемым предлагалось ответить на вопросы анкеты, состоящей из 10 пунктов, каждый из которых был направлен на экспликацию наиболее значимых сторон концепта «власть». В анонимном анкетировании принимали участие 125 русскоговорящих и 125 англоговорящих респондентов в возрасте от 16 до 64 лет.

Если характеризовать полученные ответы-реакции с лингвистической точки зрения и рассматривать их формально грамматические особенности, стоит отметить, что при описании образа, который кодирует концепт «власть»/ «power» в сознании, респонденты использовали несколько типов реакций: реакции-словоформы (отдельные лексические единицы), реакции-словосочетания, а также реакции-предложения, что говорит о разнообразной форме вербализации исследуемого концепта. Анализ полученных ответов-реакций на слово-стимул «власть»/ «power» показывает, что наиболее распространенным видом реакций является словоформа (91%). Согласованные со словом-стимулом «власть»/ «power» словоформы составили 36%, несогласованные – 55%, при этом более 60% реакций выступают существительные в именительном падеже. 8% реакций респондентов составляют реакции-словосочетания, 1% приходится на реакции-предложения. Лексико-семантические характеристики слова-стимула «власть»/ «power» (конкретное неодушевленное имя существительное женского рода в единственном числе именительного падежа), а также требования анкеты обусловливают подобное соотношение видов реакций русскоязычных и англоязычных респондентов. Концепт «власть»/ «power» в русскоязычном и англоязычном сознании представлен разнообразными частями речи: существительными в единственном и множественном числе, нарицательными и собственными, абстрактными и конкретными; прилагательными в полной и краткой формах; глаголами; наречиями.

Прагматический признак концепта «власть»/«power» репрезентируется широким спектром не только нарицательных существительных, но и имен собственных, среди которых выделяются: антропонимы (Путин, Медведев, Сталин, Ленин, Абрамович, Лужков, Петр I, Нерон, Робин Гуд, Гарри Потер, Сильвестр Сталлоне, Джеймс Бонд, Оливер Твист, Человек-невидимка, Человек-паук, Терминатор, Робокоп, Бэтмен, Супермен, X-zibit; Cupid, Joseph Kony, Kant, Marcus Aurelius, Bill Gates, Den Haag, George Bush, Martian Luther King, Hitler), топонимы: Москва, Лондон, Кремль; USA, Washington DC; другие названия: «Единая Россия», ООН. Также встречаются прилагательные (законная, легальная, исполнительная, законодательная, патриархальная, республиканская и др.; authoritarian, judicial, legislative, executive). Синтаксический уровень лексем данной категории представлен словами из одной, двух, трех единиц (президент, государство, правительство, follower, provider, dictator, family; политические партии, государственный аппарат, государственные органы, заклятые враги, родственные связи, материальная обеспеченность, human being, terroristic group, ruling class; министр иностранных дел, спикер государственной думы, Member of Parliament, Head of State, Congress person, leader of government); словосочетаниями (банковский счет в Швейцарии, машина с мигалкой, владение умами масс, формирование мировоззрения людей, влияние на изменения, высокое положение в обществе, chairman in a company, chairman of any big corporation), а также развернутые ассоциаты в английском языке: support of family, friends and community, new way to influence people, can influence on others opinion.

Морально-этический признак концепта «власть»/»power» выражается именами существительными (долг, справедливость, честь, разум, порядочность, доверие, нравственность, honesty, integrity, kindness.) и прилагательными (принципиальный, успешный, организованный, амбициозный, целеустремленный, гордый, hard-working, strong, trusting). На синтаксическом уровне преобладают отдельные лексемы, а также словосочетания (умственные способности, сила воли, железная воля, твердость характера, сильный характер, belief systems, knowledgeable people) и более расширенные варианты ассоциатов в американском варианте: doing the right thing, sympathy with other people.

Субъективно-психологическая лексика, репрезентирующая концепт «власть»/ «power» в русском и американском языковом сознании также включает существительные, прилагательные, а на синтаксическом уровне наряду с отдельными словами и словосочетаниями можно выделить развернуто оформленные ассоциаты (отсутствие идеалов и духовных ценностей; он потерял все человеческое; наделен большим Эго, theres no moral power, has no shame).

Религиозно-философский пласт исследуемого концепта вербализуется исключительно существительными, состоящими из одной лексемы в русском языковом сознании, англоязычном же представлены и словосочетания: goal in life, human rights, universe powers, natives power, 10 commandments.

Проведенный свободный ассоциативный эксперимент позволил также выделить две группы ассоциаций: синтагматические и парадигматические. Результаты эксперимента показывают, что в ответах как русскоязычных, так и англоязычных респондентов преобладают лексические единицы, которые принадлежат к тому же грамматическому классу слов, что и слово-стимул «власть»/«power». Выступают парадигматические ассоциации различных типов: 1) синонимические ассоциации (власть – могущество, влияние, сила, воля и др.; powerability, control, dominance, influence, strength, might, force, muscles, energy, government etc.); 2) антонимические ассоциации (власть – беззаконие, принуждение, тирания, деспотизм, диктатор и др.; powerillegal, criminal, violence, unlawful, injustice etc.); 3) гипонимические ассоциации (власть – закон, законодательство, бюджет, демократия, монархия, гимн, флаг, трон и др.; powerlaw, economy, king, prince, judge etc.); 4) гиперонимические ассоциации, которые в большинстве своем могут пересекаться с синонимическими (власть – государство, контроль; power – control, industry, majority etc.)

Наряду с парадигматическим типом ассоциаций для ответов респондентов на слово-стимул «власть»/«power» характерны также синтагматические ассоциации, которые представлены следующими категориями:

1. Существительное (слово-стимул) – прилагательное (слово-реакция): власть – коммуникабельный, хитрый, легальная, правовая, абсолютная и др.,; powerexecutive, legislative, judicial, idiotic, manipulating etc.

2. Существительное (слово-стимул) – местоимение (слово-реакция): власть – я, powermyself, me.

3. Существительное (слово-стимул) – глагол/ глагол + существительное/ прилагательное/ наречие (слово-реакция/ словосочетание-реакция): власть – лжет, халтурит; власть – не тормозит ГБДД, стать счастливым; powerhave money, work hard, doing the right thing, has no shame.

Таким образом, проведенный эксперимент показал, что парадигматические ассоциации на слово-стимул «власть»/«power» у русскоязычных и англоязычных испытуемых респондентов преобладают над синтагматическими ассоциациями. Полученные в результате эксперимента ассоциаты относятся к понятиям, которыми человек оперирует в каждодневном общении, следовательно, ассоциаты отражают картину мира, обусловленную спецификой английского и русского языков, а также их культурой.

Если говорить об уровне отношений, который наблюдается между содержанием полученных ассоциативных реакций на слово-стимул «власть»/«power», можно выделить два основных типа общих ассоциаций : ассоциации по смежности (во времени и пространстве), а также ассоциации по сходству. Такая классификация, однако, не является абсолютной и имеет относительный характер. Также кроме непосредственных реакций на предложенное респондентам слово-стимул встречаются ответы, которые можно определить как опосредованные. Классифицированные ответы-реакции русскоязычных и англоязычных респондентов на слово-стимул «власть»/«power» по содержанию можно представить следующим образом:

1. Непосредственные реакции.

1.1 Ассоциации по смежности, к которым относим такие ассоциаты, которые не имеют каких-либо общих когнитивных признаков с предложенным респондентам словом-стимулом: власть – наука, здоровье, инквизиция, окружение, пример, искусство, чувства и др.; powerHistory, Philosophy, majority, celebrity, librarian, highwayman etc.

1.2 Ассоциации по сходству, к которым относим детерминационные ассоциаты, в содержание которых входят какие-либо когнитивные признаки/ характеристики исследуемого концепта «власть»/«power»: власть – регулирующий механизм, законность, нормы, государство, президент, господство, авторитет и др.; powerChamber, law, state, authority, elections, political system etc.

2. Опосредованные реакции.

К данному типу относятся такие ассоциативные пары, в которых ответ-реакция не имеет непосредственных отношений со словом-стимулом «власть»/ «power», однако, когнитивная связь появляется при добавлении третьего элемента (лексической единицы) по смыслу. Схематически данный тип реакций можно представить следующим образом: слово-стимул «власть»/ «power» – [дополнительный третий элемент Х] – ответ-реакция: «власть»/ «power» – [человек/ man] – справедливый, ответственный, безнравственный, hard-working, kind, strong, serious, власть – [кого? принадлежит кому?] – адвокат, президент, премьер-министр, senator, king, prince, police.

3. Неопределенные реакции.

Выделяются также реакции, которые содержат элемент неопределенности. Так, встречаются ассоциаты, значение которых не может быть определено конкретно, например, омонимичные лексические единицы: мир (свет - не война); собака (животное – лексическая единица негативной окраски); колокольчик (растение – музыкальный ударный инструмент); light (свет, яркий – легкий (на подъем)); stalk (часть растения – следовать за кем-либо); can (консервная банка – модальный глагол); грамматические омонимы, которые представляют неопределенную часть речи: тепло (категория состояния – наречие), left (левый – глагольная форма прошедшего времени от leave).

Анализ показал, что наиболее частотными ассоциативными реакциями являются реакции по сходству категории непосредственных реакций (около 67%). 21% ответов на слово-стимул «власть»/ «power» приходится на реакции по смежности, 11,2% – на опосредованные реакции и 0,8% на неопределенные реакции. Подобное процентное распределение полученных ассоциативных реакций обуславливается лексико-грамматическими характеристиками слова-стимула «власть»/«power». Также полученные данные подтверждают тот факт, что отношения смежности и сходства отражают базовые виды отношений между явлениями объективной действительности и являются основанием для возникновения и закрепления в языковом сознании представителей той или иной лингвокультуры большинства вербальных ассоциаций.

Подвергнем результаты описания совокупности вербализационных средств языковой объективации концепта «власть»/ «power» процедуре когнитивной интерпретации, что позволит представить исследуемый концепт как совокупность когнитивных признаков. При этом полученные ассоциативные реакции, характеризующиеся идентичной семантической организацией, объединяем в группы как вербальные репрезентации определенного когнитивного признака концепта, затем суммируем. Анализу подвергались все полученные ассоциативные реакции, в том числе и единичные. Для номинации когнитивного признака концепта «власть»/ «power» выбирается наиболее частотная по встречаемости реакция, поскольку определенные признаки того или иного концепта являются типичными для конкретной лингвокультуры в том случае, если они присущи большинству или значительной части ее членов. Итак, когнитивными признаками концепта власть для русской лингвокультуры являются следующие: 1) материальное довольство; 2) ответственность; 3) религия; 4) мораль; 5) нравственность; 6) семья; 7) справедливость; 8) влияние; 9) добро/ зло; 10) суд; 11) президент; 12) демократия; 13) закон; 14) совесть; 15) честность; 16) глава государства; 17) родители. Когнитивными признаками англоязычного концепта power по результатам эксперимента являются: 1) strength; 2) president: 3) democracy; 4) religion; 5) family; 6) corruption; 7) law; 8) energy; 9) lies; 10) privileges; 11) respect; 12) friends; 13) manipulation; 14) responsibility; 15) angry: 16) status.

Проведенный лексико-семантический анализ тематических групп ассоциатов позволяет сделать следующие выводы. В русскоязычной и англоязычной картинах мир (американский вариант) превалирует прагматическое отношение к власти, что обусловлено, несомненно, особенностями рассматриваемого концепта: власть является абстрактным понятием, которое ассоциируется у респондентов прежде всего с точки зрения субординативных отношений, сферы человек-человек, социальных взаимообусловленных связей. На втором месте располагаются ассоциаты морально-этического характера (23 % русскоязычных и 13% англоязычных ассоциатов), что говорит о существующем в русской и американской картинах мира морально-оценочном компоненте власти. Субъективно-психологические ассоциаты представлены в большем объеме в американской картине мира (22% к 11%), в то время как религиозно-философская тематика шире представлена в русском языковом сознании (8% к 3%).

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle