Библиографическое описание:

Барановская О. Б., Полянская Е. Б. Культурные установки как границы индивидуального сознания [Текст] // Актуальные вопросы филологических наук: материалы междунар. науч. конф. (г. Чита, ноябрь 2011 г.). — Чита: Издательство Молодой ученый, 2011. — С. 109-111.

Ни один человек в мире не является по-настоящему свободным. С момента рождения каждый из нас попадает в сложное социокультурное пространство, задаваемое культурными нормами, традициями и обычаями своего народа. Из этого следует, что именно осознание данных ограничений собственного сознания определяет степень личной свободы для каждого человека. Будем рассматривать данную мысль как основную гипотезу нашего исследования.

Наиболее значительным этапом в истории развития сознания является изобретение языка, по этой причине «научение» национальному языку можно рассматривать как этап, открывающий максимальное количество возможностей в жизни каждого человека. Мы берем в кавычки слово «научение», поскольку основатель современной лингвистики Ноам Хомский убедительно доказал, что детям нет необходимости учиться своему языку, поскольку они имеют врожденные лингвистические способности, которые позволяют им легко адаптироваться к требованиям лексики и грамматики любого языка, который становится для них родным.

Язык – это «знамя» нации. Это уникальная субстанция, в которой содержится вся информация об истории, менталитете, моделях поведения и психологических особенностях народа. Нация, которая теряет свой язык, теряет «знамя» и перестает существовать, как полк, потерявший знамя в сражении, подлежал расформированию. Поскольку захват знамени противника свидетельствовал не только о военной, но и о нравственной победе над врагом.

В процессе освоения языка дети сначала не понимают смысл произносимых слов, обращенных к ним, но затем сами начинают бессознательно повторять услышанное. Далее какое-либо слово в детском мышлении получает закрепление в виде ассоциативной связи с определенной ситуацией или ощущением. С возрастом люди не задумываются над тем, почему именно это понятие соответствует такому типу отношений или какой-либо ситуации. Но данное смысловое закрепление достаточно прочно входит в сознание человека, не меняясь зачастую в течение всей жизни. Таким образом происходит наделение вещей их смыслом, точнее тем смыслом, который принято приписывать в том или ином обществе.

В рамках данной статьи мы не будем исследовать причины установления тех или иных ассоциативных связей во всех типах ситуаций, а остановимся лишь на тех из них, которые затрагивают культурные нормы и общественные стереотипы.

К таким явлениям можно отнести расовую, социальную, религиозную и любую другую дискриминацию по различным признакам. В процессе своего развития люди настолько привыкают к мысли о необходимости получения хорошего образования, требованиям занять определенное положение в обществе, создать «правильную» семью, достичь высокого уровня благосостояния, что порой не задумываются над причинами своих действий. Однако, как показывает реальная жизнь, даже получив все необходимое и желаемое в жизни, люди начинают чувствовать себя еще более несчастными, чем при отсутствии ранее желаемого. Психологи склонны объяснять это чувство «кризисом среднего возраста», но мы предлагаем рассматривать его в качестве «кризиса сознания», когда чувства перестают соответствовать мыслям. Именно в таком состоянии люди наиболее всего способны осознать свою несвободу от культурных установок и стереотипов, что зачастую уже бывает слишком поздно, поскольку основная и самая насыщенная часть жизни является прожитой под тотальным воздействием культурных ограничений.

Культурные нормы и правила, общественные стереотипы, этнические традиции, - всё это налагает определенные рамки на сознание каждого гражданина любого государства, вне зависимости от социальной принадлежности или гендерных различий. В связи с этим возникает следующий вопрос настоящего исследования: какая часть мыслительной активности принадлежит нам самим, то есть не подвергается воздействию культурных ограничений или испытывает его влияние в минимальной степени?

Данный вопрос неразрывно связан с проблемами межкультурной коммуникации, поскольку успешное её осуществление возможно только при условии преодоления каждым из участников данного процесса собственных этнокультурных стереотипов, которые неизбежно существуют по отношению к человеку другой культуры.

Чтобы ответить на вопрос, обозначенный в данном исследовании, необходимо проследить истоки собственных мыслей. По какому критерию мы отличаем добро от зла, «черное» от «белого», правильное от неправильного, истинное от ложного? Формирование данных категорий происходит еще в детском возрасте, когда вместе с воспитанием и нормами языка закладываются культурные стереотипы, которые являются ориентирами сознания на протяжении всей жизни человека. В рамках данной статьи мы не будем исследовать вопрос о первенстве происхождения языка или культуры, который является во многом риторическим даже в современных философских исследованиях, обратим лишь внимание на то, что сознание приобретается каждым человеком в условиях его нахождения в той или иной культурной ситуации, которая уже имеет свое прочное закрепление в языке. В связи с этим необходимо учитывать взаимообусловленность между тем, как мы думаем, говорим и совершаем те или иные поступки.

Итак, культура представляет собой не только благо общественной жизни и мировой цивилизации в целом, но и орудие тотального контроля над индивидуальным сознанием абсолютно каждого представителя этнических и национальных обществ.

Каждое человеческое сознание, на которое когда-либо было обращено наше внимание, включая, в частности, и наше собственное, рассматриваемое «изнутри», – это результат культурного переконструирования огромных масштабов. «Переконструирование» в данном случае стоит понимать как борьбу культурных норм, традиций и стереотипов, которые на протяжении сотен лет претерпевали различные изменения и получили, в конечном итоге, закрепление в индивидуальном сознании современного человека. Рассмотрим подробнее мыслительный процесс, результатом которого становится осмысление нашего содержания сознания.

В повседневной жизни, мы, люди, огромное количество действий, с нашей точки зрения, «разумных», совершаем механически: завязываем шнурки на ботинках, чистим зубы, ведем автомобиль и отвечаем на многие вопросы, не думая. Безусловно, многие из наших механических повседневных действий, например, вождение машины, мы способны выполнять, не задумываясь на их процессом, только после длительного периода конструктивного обучения, которое было полностью осознанным. Это достигается за счет того, что «усовершенствования», которые мы вносим в свой мозг при обучении языку, позволяют нам разбирать, вспоминать и повторять наши действия, превращая тем самым собственный мозг в нечто вроде эхокамеры, в которой могут «зависать» и становиться вполне осознанными объектами процессы, которые иначе протекали бы незамеченными.

Наши мысленные содержания становятся осознанными не потому, что они попадают в какую-то особую приватную камеру в мозге и не благодаря их преобразованию в некую привилегированную и таинственную сущность, но в результате победы в борьбе с другими мысленными содержаниями за доминирование в управлении поведением, а, следовательно, и за оказание долговременного влияния – или, как мы обычно говорим, за то, чтобы «остаться в памяти». В данном случае большое значение имеет ведение своего внутреннего мыленного диалога, поскольку разговор с самим собой является непрерывным, то именно он становится одним из наиболее эффективных способов для мысленного содержания обрести влияние – то есть получить доступ к управлению, основанному на использовании языка.

В качестве эксперимента можно попробовать задуматься о чем-то, не конкретизируя предмета своих мыслей. Мозг отреагирует на это незамедлительно путем конструирования некоторого количества «мысленных набросков», которые начнут в хаотической последовательности проноситься перед нашим внутренним взором. Как можно наглядно увидеть из данного эксперимента, наша сознательная воля не участвует в выборе объектов мыслительной активности, что подтверждает тезис о том, что все, что мы есть – это не более чем результат наших собственных мыслей, которые, в свою очередь, являются следствием тотального воздействия влияния культурных установок. Таким образом, каждый человек является лишь организацией борьбы между множеством «мысленных набросков», которые конструируются и развиваются в рамках мозговой активности. Люди всего лишь «автоматически» знают об этих «вещах», происходящих в их теле и создающих иллюзию осмысленного выбора фрагментов памяти и побуждающих причин к действиям. Данную мысль можно проиллюстрировать следующим примером: человек может надеть чужие перчатки, ошибочно принимая их за свои собственные, но невозможно подписать какой-либо документ чужой рукой или поддаться чужому страху. В последнем случае можно лишь проявить сочувствие или попытаться перенести чужие эмоции на себя, но реальное переживание окажется невозможным. Таким образом, только мы сами являемся причиной совершения наших действий, поскольку мы сами создали их. Точнее, они создали нас, поскольку не принадлежат нам вполне, как и наше собственное содержание сознания, регламентированное нормами культуры.

Внедрение, закрепление и функционирование культурных установок того или иного общества в нашем мозге есть своего рода «вирус сознания», которым инфицируются все люди с момента своего рождения. Мы все больны, «заражены» культурными стереотипами, которые накладывают категориальную, ценностную и когнитивную «сетку ограничений» на ментальное содержание нашего мозга. Постепенно этот «вирус» настолько сильно и органично внедряется в нашу жизнь, что мы перестаем его замечать, мы становимся неспособны отличить собственные мысли от тех, что насаждаются культурными нормами общества.

В данном случае именно межкультурная коммуникация становится той «прививкой», которая позволяет если не полностью избавиться от «вируса сознания», то хотя бы осознать его и выработать собственное отношение к культурным стереотипам привычного нам общества. Использование иностранного языка в этой ситуации не вписывается в наложенную на каждого из нас с детства категориальную сетку ценностных культурных установок, закрепленных в родном языке. Именно поэтому межкультурная коммуникация и взаимодействие с носителями других языков являются необходимыми для каждого человека, для которого недостаточны только привычные «черное» или «белое», но которому необходимо видеть весь существующий цветовой спектр, так редко встречающийся в повседневной жизни. Владея лишь одним языком, мы видим мир черно-белым, зная другой, мы видим мир уже цветным.


Литература:

  1. Барт Р. Нулевая степень письма. - М.: Академический Проект, 2008.

  2. Бейкер М. Атомы языка: Грамматика в темном поле сознания. - М.: Издательство ЛКИ, 2008.

  3. Блумфилд Л. Язык. – М.: Едиториал УРСС, 2002.

  4. Васильев В.В. Трудная проблема сознания. - М.: Прогресс-Традиция, 2009.

  5. Выготский Л.С. Мышление и речь. - М.: Лабиринт, 2008.

  6. Горский Д.П. Мышление и язык. - М.: Государственное издательство политической литературы, 1957.

  7. Деннет Д. Виды психики. На пути к пониманию сознания. - М.: Идея-Пресс, 2004.

  8. Кацнельсон С.Д. Категории языка и мышления. - М.: Языки славянской культуры, 2001.

  9. Кравченко А.И. Культурология. М.: Издательство Проспект, 2008.

  10. Мацумото. Д. Психология и культура. - М., 2003.

  11. Хендерсон Дж. Психологический анализ культурных установок. - М.: Добросвет, КДУ, 2007.

  12. Холл М. Магия коммуникации. Использование структуры и значения языка. - СПб.: Прайм-ЕВРОЗНАК, 2004.

  13. Хомский Н., Миллер Дж. Введение в формальный анализ естественных языков. - М.: Едиториал УРСС, 2003.

  14. Хомский Н. Картезианская лингвистика. Глава из истории рационалистической мысли. - М.: КомКнига, 2005.

  15. Хомский Н. О природе языка. - М.: КомКнига, 2005.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle