Библиографическое описание:

Цветкова В. В. Категориальная характеристика безличных предложений [Текст] // Актуальные вопросы филологических наук: материалы междунар. науч. конф. (г. Чита, ноябрь 2011 г.). — Чита: Издательство Молодой ученый, 2011. — С. 139-141.

Вопрос о безличных предложениях по-прежнему продолжает оставаться одним из спорных в кругу синтаксических проблем. Это происходит по разным причинам, наиболее общей из которых является неразличение уровней грамматической организации и семантической структуры предложения.

Применительно к безличным предложениям следует различать три категории: бессубъектность, односоставность и безличность. «Односоставность – это отсутствие в предложении присубъектного атрибута, а тем самым и состава подлежащего» (В.С. Юрченко 1991: 67) «Безличность – это отсутствие у предложения, а следовательно, и у глагола-сказуемого связи с участниками речевой ситуации – говорящим и слушающим, то есть отсутствие категории лица» (В.С. Юрченко 1991:67). И по характеру выражения безличности необходимо отделять собственно безличные глаголы от безличных форм личных глаголов.

В.В. Виноградов находит 7 групп безличных глаголов по значению. Автор делит безличные глаголы следующим образом:

1) глаголы бытия, существования, состояния (не было, надлежит, подобает, следует);

2) глаголы, обозначающие явления природы (светает, дождит, смеркается);

3) глаголы, означающие стихийные явления (громыхнуло, сверкнуло);

4) глаголы, связанные с представлениями о судьбе и роке (мне не везет, повезло);

5) глаголы, означающие внутренние физические ощущения (нездоровится, лихорадит, тошнит);

6) глаголы, означающие ощущения от внешних явлений (пахнет);

7) глаголы, означающие психические переживания (мечтается, не верится).

Так как отсутствие форм лица – единственный критерий, позволяющий относить глаголы в раз ряд безличных, иногда возникают трудности при отборе собственно безличных глаголов. Имеется ряд глаголов, в которых безличность выражена морфологически (с помощью – СЯ). К данной группе относятся глаголы, выражающие «предрасположенность к тому или иному состоянию или действию как психическому, так и физическому» (Е.А. Твердовская 1955: 9). Т.В. Булыгина и А.Д. Шмелев считают, что «безличность содержится не только в глагольной форме, но и в ближайшем и в дальнейшем контексте» (Т.В. Булыгина, А.Д. Шмелев 1997: 21).

Обращаясь к основной массе глаголов, которые имеют безличные формы, прежде всего следует подразделить их на две большие группы: 1) на группу глаголов, безличность которых выявляется в определенной конструкции; 2) на группу глаголов, безличность которых определяется только в контексте.

1. а. Конструктивно обусловлено безличное значение у глаголов, обозначающих болевые ощущения организма. Е.А. Твердовская отмечает наличие существительного, локализующего место действия, и существительного в родительном падеже, указывающего на лицо, испытывающего то или иное болевое ощущение, как на постоянные компоненты этого типа предложений. Существительное, локализующее место действия, обозначенного глаголом, может стоять в предложном или в винительном падеже, выполняя в предложении роль обстоятельства или прямого дополнения. Вторым компонентом данной конструкции является существительное, обозначающее лицо, испытывающее то или иное болевое ощущение и, как правило, стоящее в родительном падеже с предлогом: у Фёдора сводило руки. Иногда существительное, указывающее на лицо, может стоять в дательном падеже: гложет Марии сердце. Глаголы, обозначающие болевые ощущения, находятся на различных ступенях к полной утрате связи с соответствующим личным значением. Некоторые глаголы свободно соединяются с любыми существительными, локализующими, как в личном, так и в безличном употреблении: болело ухо – болело в ухе. Есть несколько глаголов, личное употребление которых ограничено возможностью сочетания только с определенными существительными, в то время как в безличном употреблении такого ограничения нет: гудело, шумело в голове, в ушах, в груди, но гудела, шумела голова (но не уши, грудь).

б. Затем следует отметить ряд непереходных глаголов, имеющих сильно управляемый родительный падеж; в данную группу включаются глаголы веять, повеять, пахнуть, тянуть, потянуть, нести, отдавать, разить. Для глаголов этой лексической группы характерно также и наличие существительного с предлогом, указывающего на источник распространения запаха. Данная группа глаголов, так же как и предыдущая, характеризуется конструктивной обусловленностью безличного значения глагола.

в. Наличие родительного падежа существительного при непереходном глаголе в отрицательной конструкции также обуславливает безличность предложения. Наличие же родительного падежа при переходных глаголах в отрицательной конструкции не обуславливает безличности предложения, так как этот родительный падеж является видоизменением винительного падежа прямого объекта, возможного как в личном, так и в безличном предложении (не сожгло хлеба – пламя не сожгло хлеба).

г. В группе предложений, главный структурный центр которых выражен переходным глаголом, передающим стихийную направленность действия на объект, также наблюдается взаимообусловленность винительного падежа прямого объекта и творительного падежа орудия действия (листья подкинуло вихрем), но данные предложения часто употребляются и без творительного падежа. Это объясняется тем, что творительный орудийный, конкретизируя действие, несколько отвлекает от него внимание, в то время как специфика безличности – сосредоточенность внимания на действии, как таковом (ветром сдуло бумажки – Григория убило).

2. Гораздо более обширна группа предложений, безличность которых определяется в широком контексте. При всем многообразии взаимодействий контекста и безличных предложений можно наметить две основные группы, выделяющиеся по роли контекста в создании безличного значения предложения. К первой группе относятся разнообразные случаи, в которых контекст является как бы фоном, устанавливающим, что действие, обозначенное глаголом, мыслится в отвлечении от производителя; ко второй – безличные предложения, для которых контекст является активным компонентом, обуславливающим возможность безличного восприятия предложения.

Но одного контекста недостаточно для выявления безличного значения. Необходимо учитывать и второй фактор – лексическое значение глагола. Так, в безличных предложениях не могут употребляться глаголы, действие которых относится только к одушевленному производителю. Таким образом, безличность – явление чрезвычайно многогранное. От предложений, где безличность закреплена лексически, до предложений, безличность которых определяется только в контексте, можно указать ряд ступеней, на которых намечается тенденция к закреплению безличного значения за определенной конструкцией. Т.Б. Алисова выделяет коммуникативные предпосылки безличности предложения:

  1. первым коммуникативным фактором, влияющим на оформление позиции субъекта, является степень существенности информации о субъекте; объективные условия, вызывающие полное или частичное устранение субъекта из сообщения, могут быть различными: очевидность субъекта, делающая излишним его словесное обозначение, недостаточность и неопределенность сведений о субъекте, но множественность намерений самоустранения лица говорящего;

  2. вторым условием, способствующим превращению личной конструкции в безличную, является изменение коммуникативной функции подлежащего, то есть перемещение его из первичной для него позиции коммуникативного субъекта (темы сообщения) в состав коммуникативного предиката (ремы сообщения) («тема – исходный пункт сообщения, а рема – это то, что сообщается о теме» (Н.Ю. Шведова 1989: 413)).

«Бессубъектность – это отсутствие в структуре предложения не только подлежащего, но и семантического субъекта» (В.С. Юрченко 1991: 66). Соотносительность субъекта и признака не представлена; действие, обозначенное в главном члене, оформляется как независимое. Однако независимое действие внутренне соотнесено с деятелем (ср.: Светает рано – Ночь светает рано). Важнейшей особенностью безличных предложений, как считает В.С. Юрченко, является то, что отсутствие подлежащего, (то есть субъектного члена, представленного существительным в именительном падеже) не ведет к их структурной или семантической неполноте. Чтобы понять при роду безличных предложений, необходимо различать подлежащее и семантический субъект. «Подлежащее – это основная и прямая форма выражения семантического субъекта» (В.С. Юрченко 1991: 62). Кроме нее, у субъекта есть еще две формы: дополнительная и косвенная. «Дополнительная форма выражения субъекта – это личные и родочисловые окончания глагола-ска-зуемого. Косвенная форма выражения субъекта – это его выражение через косвенные падежи имени существительного» (В.С. Юрченко 1991: 63). В безличных предложениях отсутствует именно подлежащее, то есть основная или прямая форма выражения субъекта, но сам субъект очень часто присутствует, только он выражен либо через дополнительную, либо через косвенную форму. При этом семантика субъекта обычно видоизменяется, редуцируется. В некоторых случаях его может вообще не быть в предложении. В предложении Читаю книгу нет подлежащего, но субъект, обозначающий говорящего, однозначно выражен с помощью дополнительной формы – личного окончания глагола (-ю). В предложении В дверь стучат тоже нет подлежащего, но неопределенно- личный субъект выражен с помощью окончания глагола (-ат). В предложении Ему не спится также нет подлежащего, но косвенный субъект выражен формой дательного падежа местоимения (ему). В бесподлежащном предложении Ветром сорвало крышу косвенный субъект выражен формой творительного падежа существительного (ветром). В предложении Светает рано подлежащего нет, но нет и субъекта, который здесь полностью редуцировался.

Н.Ю. Шведова подчеркивает, что общее значение этих предложений – «наличие бессубъектного или отнесенного к субъекту действия, процессуального состояния». В зависимости от лексического значения глагола действие может иметь или не иметь своего производителя (процессуальное состояние – своего носителя), то есть быть субъектным или бессубъектным. Природа субъекта может быть различна; это различие определяется лексическим значением глагола:

  1. если глагол обозначает не направленное на объект действие, исходящее от лица, или состояние лица, то субъект всегда предстает как носитель состояния: Мне не работается; Ребенку нездоровится; Больного знобит;

  2. если глагол обозначает действие, направленное на объект, то субъект состояния (выраженный приглагольной формой с объектным значением) совмещает в себе значение объекта действия со значением субъекта того состояния, которое является результатом этого действия: Человека убило; Лодку качает; Корабль подбросило. Субъект, осуществляющий действие, в этом случае может быть выражен вводимой в предложение формой творительного падежа с субъектным (и одновременно орудийным) значение: Человека убило молнией; Корабль подбросило волной.

«Бессубъектные предложения означают такое действие (или процессуальное состояние), которое по самому своему характеру не может иметь конкретного производителя (носителя): В лесу холоднеет и темнеет; Дождь, но похоже, что разгуляется. Субъектные предложения сообщают о таком действии (или состоянии), которое имеет реального производителя или носителя. В зависимости от степени известности субъекта такие предложения организуются в две семантические группы:

  1. предложения с действующим субъектом неопределенным или устраненным, в которых субъект не обозначен и позиция субъектного распространителя отсутствует: Затопало копытами по дороге;

  2. предложение с действующим субъектом определенным, в которых позиция субъекта наличествует и субъект может быть обозначен распространителями: Морозами неслыханной суровости пожгло и уничтожило сады» (Н.Ю. Шведова 1989: 451).

Из трех категорий, с помощью которых характеризуется безличное предложение, основополагающей является бессубъектность: именно ее наличие ведет к безличности и односоставности.


Литература:

  1. Алисова Т.Б. Семантико-коммуникативный субстрат безличных предложений: Арутюнова Н.Д. Инвариантные синтаксические значения и структура предложения. – М.: Наука, 1969.

  2. Булыгина Т.В., Шмелев А.Д. Языковая концептуализация мира (на материале русской грамматики). – М.: Языки русской культуры, 1997.

  3. Грамматика русского языка, т. 2 / под ред. В.В. Виноградова. – М.: Академия наук СССР, 1954.

  4. Твердовская Е.А. Глагольные безличные предложения в современном русском литературном языке. - Автореферат дис. … канд. филол. наук. – М., 1955.

  5. Шведова Н.Ю. Краткая русская грамматика. – М.: Русский язык, 1989.

  6. Юрченко В.С. Односоставные предложения // Русский язык в школе. – 1991. - №6. – с.62-67.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle