Библиографическое описание:

Исаева Н. Ш. Фразеологическая семантика, национальный менталитет и национальная культура [Текст] // Актуальные вопросы филологических наук: материалы междунар. науч. конф. (г. Чита, ноябрь 2011 г.). — Чита: Издательство Молодой ученый, 2011. — С. 82-85.


The article deals with the phraseological semantics. Cultural notions’ expressions in phraseology are in the focus. In author’s opinion cultural notions define phraseological semantics. Positive notions can motivate negative connotation.

Ключевые слова: фразеологическая семантика, положительная эмоция, коннотация, мотивация.

Key words: phraseological semantics, positive emotion, connotation, motivation.

Изучение фразеологического материала языков мира говорит о том, что существует тесная связь между фразеологической семантикой, национальным менталитетом и национальной культурой. Под национальной культурой мы понимаем материальные и духовные ценности, созданные народом. Под национальным менталитетом понимается совокупность особенностей психологии и мышления народа. Фразеологическая семантика определяется как нечто специфическое в оппозиции с лексической и паремиологической семантикой.

Все эти три понятия оказываются достаточно сложными и неоднозначными. На первый взгляд кажется, что ничего необычного ни во фразеологической семантике, ни в национальном менталитете, ни в национальной культуре нет. Однако, анализируя конкретные фразеологические единицы, понимаешь, что это далеко не так.

Так, фразеологическая семантика на протяжении долгого времени отождествлялась с лексической семантикой. Термин лексическое значение, как правило, использовался по отношению к фразеологическим единицам. С другой стороны, поскольку многие ученые не разграничивали фразеологические единицы и пословицы, отождествлялась и семантика фразеологизмов и паремий.

Что касается национального менталитета, то нередко общечеловеческие особенности выдаются за национальные. Очень сложно в рамках модных сегодня когнитивных исследований вполне объективно на анализе языкового материала определять особенности, действительно составляющие национальный характер того или иного народа. Например, исходя из такого высказывания А.С.Пушкина, как «мы ленивы и нелюбопытны», достаточно сложно утверждать, что русский народ ленив и не отличается любопытством.

Национальная культура также сложно дифференцируется от мировой, так как всегда присутствует общечеловеческое содержание этой культуры. Нередко за национальное выдается присущее многим родственным народам.

Фразеологическая система языка на концептуальном уровне содержит содержит названия реалий культуры, что позволяет говорить о непосредственном участии национальной культуры во фразообразовании.

Под фразообразованием мы понимаем процесс вторичной номинации, являющийся результатом асимметрии языкового кода. Поскольку вторичная номинация на базе словосочетаний отличается от идентичного процесса на базе лексических знаков, по своему характеру фразеологическое значение отличается от лексического.

Фразеологическое значение носит, как известно, комбинаторный характер. Иными словами, в нем представлено этимологическое значение компонентов. Однако в процессе фразообразования значения компонентов сливаются, происходит своеобразная семная диффузия, в результате которой создается единое и целостное фразеологическое значение.

Говоря об участии национальной культуры во фразообразовании, мы имеем в виду тот факт, что компонентами фразеологизма часто являются слова, называющие отдельные предметы и явления культуры. Поскольку фразеологическое значение носит целостный характер, определить степень и характер участия обозначения культуры во фразообразовании можно только путем компонентного анализа семантики фразеологизма. В процессе такого анализа мы можем выявить роль культурного концепта во фразообразовании.

Очень важно, что соответствующие слова, являющиеся названиями реалий культуры, в сознании языкового коллектива оформляются концептуально. Концепт, как известно, сложное явление, характеризующееся как на образном, так и на понятийном уровне. Иными словами, на концептуальном уровне коллективное сознание связывает слово не только с типизированным образом предмета или ситуации, но и с существенными чертами этого образа, позволяющими интерпретировать национально-ментальное представлениео вещах. Так, одно и то же блюдо, относящееся к национальной кухне родственных народов, составляет основу концептуального оформления знака в системе национально-своеобразных представлений.

В азербайджанском языке существует немало фразеологизмов, отражающих национальную культуру в широком смысле. Вообще, конечно, любой фразеологизм так или иначе связан с национальной культурой. Однако особое место в системе национальной фразеологии занимают единицы, связанные с мифологией, религией, кухней, музыкой, окружающей средой, топонимами, гидронимами, именами исторических личностей, литературных героев и т.д. В семантической структуре таких фразеологизмов четко прослеживается связь актуального фразеологического значения с тем концептом, который условно можно обозначить как культурный.

Например, в азербайджанском языке особое место занимает концепт «белый». Общее значение данного концепта можно обозначить как «чрезмерный». Именно это значение обнаруживается в структуре фразеологизма eləmə, буквально: «не делай белым». В Азербайджанско-русском фразеологическом словаре А.А.Оруджева значение этого фразеологизма переводится следующим образом: «AĞ ELƏMƏK || перегибать палку, переходить все границы, впадать в излишнюю крайность, хватить (перехватить) через край, переборщить, далеко заходить, слишком много взять (брать) на себя» [1, 34].

Следует отметить, что приведенные в русской части Словаря словосочетания призваны как-то охватить семантический объем азербаджанского фразеологизма, однако им это не удается в полной мере. Дело в том, что значение фразеологических единиц любого языка, как правило, является общим и отвлеченным. Оно определяется в конкретной речевой ситуации. Поэтому все эти словосочетания, несмотря на их схожесть, что-то дополняют к словарной статье, но семантизацией ее всё же не являются.

Концепт «белый» может иметь различное содержание в структуре разных фразеологизмов. Если в ağ eləmək это «чрезмерность», то в ağ gün – это «светлый». В данном случае реализуется общечеловеческое представление о жизни, о ее светлых и темных тонах. Можно сказать, что в структуре этого фразеологизма реализуется содержание бинарной оппозиции, делящей всё, что случается в человеческой жизни на хорошее и плохое, приемлемое и неприемлемое, приятное и неприятное и т.д.

Важнейшим концептом, участвующим в формировании семантической структуры азербайджанских фразеологизмов с общим значением «положительные эмоции», является концепт «Аллах». Анализ соответствующих фразеологизмов показывает, что степень и характер участия данного концепта в образовании фразеологического значения полностью определяется народными представлениями о божественном начале и его роли в жизни людей. Иными словами, фразеология отражает не только и не столько религиозные представления, сколько простонародные.

Концепт «Аллах» в азербайджанском народном сознании ассоциируется с силой, которая постоянно присутствует рядом и наблюдает жизнь. Поэтому очень важно уцепиться за него и ничего в жизни не делать самому. Эти представления находят непосредственное выражение в таких выражениях, как Allahından olmaq, Allahdan olan kimi, Allah üzümə baxdı, Allah tərəfi, Allah qoysa, Allah ağzından eşitsin, Allahın altında, Allahın verdiyindən, Allahın verən günü, Allahın ətəyindən yapışmaq.

В этой связи нобходимо отметить одну важную особенность. Почти всегда при употреблении этих фразеологизмов актуализируется внутренняя форма. Более того, не всегда просто установить, используется ли то или иное выражение с концептом «Аллах» как фразеологизм, или говорящие употребляют их в буквальном значении. Чаще всего, видимо, следует говорить о совмещенной функции, когда выражение выступает одновременно и в функции фразеологизма и свободного словосочетания.

Круг соприкосновения с Аллахом составляют и уста, и глаза. Например, Allah üzümə baxdı. Буквально: «Аллах посмотрел на меня», т.е. для того, чтобы человек улыбнулась удача, достаточно взгляда Всевышнего. Кстати, в этом нашем предложении содержится фундаментальная ошибка, характерная для речи. Так, в этом предложении используется русский фразеологизм улыбнулась удача. На концептуальном уровне «удача» и значение ее «улыбки» находятся в очевидном противоречии с «взглядом Аллаха». Иными словами, успех – это результат взгляда Аллаха, а не улыбки удачи, которую нельзя персонифицировать.

Идентичная национально-ментальная осмысленность принадлежит и выражению Allah ağzından eşitsin. Буквально: «Пусть Аллах услышит то, что выходит из твоего рта».

Особый концепт, реализующий свое содержание в азербайджанской фразеологии, составляет концепт «масло». Данный концепт характеризуется однозначной положительной коннотацией. Это распространяется даже на те случаи, когда в целом фразеологизм имеет отрицательную коннотацию. Например, фразеологизм yağlı dilini işə salmaq означает «[досл.: свой жирный язык пустить в ход] || пустить в ход свой сладкий (льстивый) язык» [1, 153]. Фразеологизм означает «говорить ласковые слова, пытаясь обмануть кого-л.»; следует отметить, что «пустить в ход свой сладкий (льстивый) язык» не является толкованием значения, словарным определением. Это выражение, соответствующее в русском языке азербайджанскому yağlı dilini işə salmaq.

Фразеологизм характеризуется очевидной отрицательной коннотацией. Однако в его структуре концепт «масло» представляет столь же очевидную положительную коннотацию. Более того, данный концепт обладает абсолютной и независящей от конситуации характеристикой. Положительные особенности концепта формируют семантическую структуру фразеологизма. Так, yağlı dil пускается в ход именно в расчете на то, что yağ «масло» произведет нужный эффект, и «отрицательный персонаж» ситуации добьется своего.

В азербайджнском языке употребительны несколько фразеологизмов с концептами «масло» и «язык». Например: yağlı vədlər vermək, yağlı dil, yağlı dil tökmək, yağlı dilə tutmaq. Следовательно, можно говорить о фразеологической парадигме, построенной на этом концепте. В структуре фразеологизма yağlı vədlər vermək компонент vədlər (обещания) представляет собой метонимию. Под обещаниями подразумевается тот же язык.

Cуществуют и другие фразеологизмы с концептом «масло», носящие отрицательную коннотацию, несмотря на очевидную положительную коннотацию базового концепта. Например: yağ yeyib yaxada gəzmək, yağ salmaq, yağlı əppək olub yoxa çıxmaq, yağlı söyüş. В семантической структуре этих фразеологизмов характерна связь положительной коннотации основного концепта «масло» с отрицательной коннотацией фразеологизма. Более того, положительная коннотация концепта «масло» мотивирует отрицательную коннотацию фразеологизма. Например, в Словаре А.А.Оруджева читаем: «YAĞLI ƏPPƏK OLUB YOXA ÇIXMAQ [досл.: став жирной лепешкой, исчезнуть] исчезнуть; ср. как сквозь землю провалиться» [1, 154].

На наш взгляд, буквальное значение этого фразеологизма в Словаре определяется неверно, следовательно, неверно раскрывается внутренняя форма. Дело не в том, что кто-то или что-то, став жирной лепешкой, исчезло. Здесь реализуется семантика сравнения, т.е. кто-то или что-то исчезло подобно жирной лепешке, точнее, кто-то или что-то столь же недоступно, как и вкусная жирная лепешка. Таким образом, смысл мотивации в образе недоступности вкусной еды. Отсюда следует, что выражение yağlı əppək olub yoxa çıxmaq вовсе не эквивалентно русскому фразеологизму как сквозь землю провалиться. Более того, эти выражения не совпадают не только по характеру образной концептуализации, они не совпадают на очень глубоком семантическом уровне и по значению. Так, азербайджанский фразеологизм означает, что кто- или что-л. стало очень редким и недоступным. Русский фразеологизм означает, что кто-то вдруг исчез, т.е. он всегда был перед глазами, тут рядом, и вдруг неожиданно исчез. Этот нюанс наличия и исчезновения составляет специфику фразеологизма как сквозь землю провалиться, чего нет в семантической структуре азербайджанского фразеологизма. Следует также отметить, что указанная специфика русского фразеологизма достаточно отчетливо демонстрируется и компонентом провалиться. Провалиться само по себе означает, что только что был и вдруг внезапно исчез.

Азербайджанское выражение yağlı əppək olub yoxa çıxmaq отличается от русского фразеологизма как сквозь землю провалиться еще одной особенностью значения. Так, yağlı əppək olub yoxa çıxmaq означает поиски и невозможность найти нужную вещь или человека. На наш взгляд, как сквозь землю провалиться не всегда выражает значение «интенсивного поиска и невозможности обнаружения». В основном этот фразеологизм выражает удивление по поводу внезапного исчезновения.

В азербайджанском языке концепт «масло» реализуется также в структуре фразеологизмов с положительной коннотацией. Например, yağ-bal içində bəsləmək, yağ-bal içində üzmək, yağ içində böyrək kimi, yağ kimi ürəyinə (canına) yayılmaq, yağlayıb ballamaq, yağlı yer, yağlı söz, yağlı tikə.

Как видно из структуры таких фразеологизмов, как yağ-bal içində bəsləmək, yağ-bal içində üzmək и yağlayıb ballamaq, концепт «масло» коррелирует с концептом «мед». Сам образ подобной корреляции можно, видимо, считать не национально-специфическим, а общечеловеческой ассоциацией.

Проведенный анализ дает основание утверждать, что культурные концепты всесторонне детерминируют формирование фразеологизмов, образованных с их участием. Положительная коннотация самих концептов не исключает возможность мотивации фразеологизмов с отрицательной коннотацией.


Литература:
  1. Оруджев А.А. Азербайджанско-русский фразеологический словарь. Баку: Элм, 1976.


Обсуждение

Социальные комментарии Cackle