Библиографическое описание:

Вержинская И. В. Лингвокультурологические особенности средств реализации комизма в американском дискурсе [Текст] // Филология и лингвистика: проблемы и перспективы: материалы междунар. науч. конф. (г. Челябинск, июнь 2011 г.). — Челябинск: Два комсомольца, 2011. — С. 11-14.

Особенности культуры народа запечатлеваются в письменных культурных памятниках, а именно в текстах художественных произведений. В таком случае текст каждого произведения маркирован образцом лингвокультуры народа, информация об особенностях культуры и менталитета которого кодируется в нем посредством лингвистического кода. «Одни исследователи пишут о наличии двух кодов: собственно языкового и культурного, другие рассматривают их как составляющие единого кода» [1, с. 39]. Текст служит лингвистической знаковой системой отражения национальных стереотипов-знаков, кодируемых продуцентом и декодируемых реципиентом.

Национальные особенности культуры американцев подробно описала в своем произведении «Beauty» Шери Теппер. «Beauty» представляет собой современный вариант «Спящей красавицы», только красавица там не уснула, уколов свой палец, на сто лет, а пропутешествовала во времени, тем самым избежав заклинания. За это время она многое увидела и многое узнала, она повстречалась со своей матерью, которая оказалась феей, и которая вынуждена была жить вдали от неё, так как она была не такой как все и имела представления и религиозные взгляды, отличные от таковых мужа и его родственников. Beauty родилась в графстве Westfaire. Это графство автор намеренно создает в своем романе. Такое название носит ежегодная ярмарка штата западной Вирджинии, она так и называется State Fair of West Virginia. Эта ярмарка проходит в местечке Fairlea и сопровождается различными выставками, карнавалами и всякого рода фестивалями. В настоящее время там даже совершается ритуал выбора королевы красоты или так называемой «beauty queen». Теппер проводит параллели между временными пространствами, датируемыми от 1347 года до настоящего времени, и даже обращается к далекому будущему. Главная идея произведения Теппер лежит в отражении событий современных Соединенных Штатов Америки, а именно культуры американцев, их взглядов и обычаев, кардинально отличающихся от таковых в прежние времена. Своим произведением «Beauty» она как нельзя лучше отображает грубый ироничный и саркастический юмор.

Первое, с чем мы сталкиваемся, говоря о национально-специфических чертах американцев, это то, что в вопросах самоидентификации они занимают самостоятельную позицию. У американцев нет тесных семейных отношений. Они считают, что каждый член семьи прежде всего индивид, человек, строящий свое будущее независимо от родственных отношений. Говоря о семье, американцы упоминают прежде всего о таком понятии, как сыновний или дочерний долг. Теппер с некоторым сарказмом указывает на это в своем произведении: «They often fail to perceive the things I perceive, and this makes communication between us exceedingly difficult. I cannot say that there is more than a superficial affection on either side of our relationship. Father Raymond talks about filial duty, but it seems to me there should be something more in a family than that» [5, p. 3]. - «Они часто не понимают те вещи, которые понимаю я, и это делает общение между нами чрезвычайно сложным. Я не могу сказать, что между нами существует что-то большее, чем привязанность. Отец Реймонд говорит о дочернем долге, но мне кажется, что в семье должно быть что-то больше этого».

В США не только плавильный котел народов, но и религий. Одну из попыток религиозного толкования создания мира автор с долей иронии демонстрирует в своем произведении с помощью одного из героев, а именно священника, отца Реймонда: «He pursed his lips and made the hamming noise in his nose that he makes before he answers complicated questions. "I've always understood that fairies were made when the angels were. Long before men, at any rate. There has been conjecture that there's been some mixing, since. It's said that Cain's wife was a fairy. Since the Scriptures give us no account of God creating him a human wife, it stands to reason he must have married something else, and it's unlikely an angel would have lowered herself so» [5, p. 19]. - «Он поджал губы и хмыкнул в нос, то, что он обычно делал перед тем, как ответить на сложный вопрос. «Я всегда знал, что феи и ангелы появились в одно и то же время. Задолго до появления людей, в любом случае. Существовало предположение, что с тех пор не исключено было смешение. Говорилось, что жена Каина была феей. Так как в священном писании не упоминается о том, что бог создал ему женщину-человека, то вполне вероятно, что он женился на ком-то ещё, и уж точно не на ангеле, который не опустился бы до такого».

Согласно мнению О.А. Леонтович, наряду с индивидуализмом, обращает на себя внимание и конформизм американцев [1, с. 185]. Целью самокультивации в Америке стало не столько достижение уникальности, сколько достижение одинаковости, что в значительной мере объясняется большим количеством иммигрантов, желающих ассимилироваться в американское общество. В результате в США конформизм заменил свободу, став высшей ценностью. Наблюдается устойчивая тенденция к консолидации и стандартизации, триумф стандартизации над индивидуализмом [2, с. 21, 406-410]: «The women were behind us. One of them said, "God, there's a pop-patrol." I heard it as one word, "popatrol." I looked for it, thinking it must be some kind of dangerous animal, but saw nothing except heads and legs, people moving in all directions, up and down and across, all dressed alike, all looking alike» [ 5, p. 29]. Перемещаясь во времени, главной героине Бьюти пришлось столкнуться с разными людьми, живущими в разных временных отрезках, и чем ближе цивилизация оказывалась к настоящему периоду, тем нагляднее она могла проследить эти изменения как в моральном, так и физическом плане: «Женщины были позади нас. Одна из них сказала, «О боже, гремит патруль». Мне послышалось «гремитроль». Я искала взглядом то, что мне показалось каким-то опасным животным, но не увидела ничего кроме толп голов и ног, людей, движущихся во всех направлениях, вверх, вниз и поперек, одетых одинаково, похожих друг на друга, будто на одно лицо».

Культ индивидуализма американцев перерос в крайность, выражающуюся в образовании определенных меньшинств, сект, сообществ. Взаимоотношения мужчин и женщин приняли новую форму, следствием которой стали даже частые перевоплощения мужчины в женщину, и наоборот: «The box had women's clothes in it, and he put them on. There were stockings like cobwebs, but full of holes, a silky black blouse, a red and black striped skirt, a slim underbodice without sleeves. Around his shoulders he wrapped a fleece, a sheepskin, with the wool out, as though it had been fur, then he staggered around on high-heeled red shoes» [5, p. 34]. - «Он облачился в женскую одежду из коробки. Это были дырявые чулки в сеточку, черная шелковая блузка, красная в черную полоску юбка, боди без рукавов. Обернул плечи накидкой из овечьей шерсти так, словно это был мех, а затем, пошатываясь, заковылял в красных туфлях на высоком каблуке». Речь идет о Билле, ставшим другом Бьюти. Несмотря на эксцентричное поведение и комический облик, он был единственным человеком, который мог понять её. Одноликая толпа жителей была подобна механизму, работающему для того, чтобы выжить, используя для этого любые средства и возможности.

Мобильная нация американцев даже питается мобильно, с помощью хорошо известных нам фастфудов и продуктов быстрого приготовления. Американская кухня отличается тем, что как таковой национальной кухни нет. Она состоит из множества блюд других национальностей, а именно мексиканской, испанской, африканской, французской, немецкой, китайской. В наши дни американское общество чаще сравнивают с «миской салата», ингредиентами которого являются все этнические группы, составляющие его. Символом американской кулинарии считается гамбургер, картошка фри и хот дог. Американцы, как и британцы, не заботятся о том, чтобы пища была насыщена витаминами. В таком мегаполисе витаминам предпочитают количественную насыщенность и вкусовую плотность, чтобы, как говорится, «наполнить желудок» и вновь бежать по своим делам: «Grumpkin lay beside me, munching on the strange biscuit with an expression of remote disdain upon his face. I took a fragment of the biscuit and put it in my mouth, letting it dissolve there. It had sustenance in it but no pleasure. I could live on it, but if it were all there was to eat, I thought living might not much be worth it» [5, p. 32]. Шери Теппер с долей иронии сообщает о том, что даже кот «Хмурчик», преданный друг Бьюти, с некоторым презрением и недовольством, явно выраженным на «лице», пережевывал злосчастное печенье. «Бьюти взяла кусочек печенья и положила его в рот, почувствовав, как он медленно таял. Он был питательным, но не вкусным. Она бы могла прожить на этом, но если это было всё, что там только можно было есть, она отнюдь не думала, что это то, ради чего стоило бы жить. Но есть и другое, ради чего всё-таки можно жить, по мнению Бьюти: «I do like hamburgers and french fries and Pepsi, and the kind of chickens they have now with all the meat on them. In the fourteenth, chickens were very skinny and tough. I hate the way the world smells» [5, p. 41]. - «Мне нравятся гамбургеры, картофель фри и пепси, и курица, которую они сейчас выращивают, с большим количеством мяса на ней. В четырнадцатом веке курица была довольно тощей и жесткой. Я ненавижу то, как пахнет этот мир». Шери Теппер иронизирует по поводу производства американской курицы. Всем нам хорошо знакомы так называемые «ножки Буша», которые за счет искусственных добавок стали популярными во всем мире. Автор смеется над неистовым стремлением американцев ежечасного и повсеместного предпочтения количества качеству во всем, и даже в пище.

Увеличение возможностей и постоянного насыщения американского континента иммигрантами привело к глобальному расширению средств массовой информации, унификации образа жизни американцев за счет большого внешнего разнообразия потока переселенцев, их культуры и обычаев: «I do not like telephone salesmen and the way everybody has dogs they let empty themselves just anywhere. In my time commoners didn't have dogs, they couldn't have fed dogs, they'd probably have ended up eating the dogs. I don't like the noise people are allowed to make with radios. It does not sound like music. It sounds savage and makes your ears ring, and afterward it is hard to hear when people speak. I have a room of my own, with my own things in it. I put my cloak and the boots and Mama's box at the back of the closet shelf. Grumpkin sleeps on my bed. I don't like all the concrete and no trees» [5, p. 41]. - «Мне не нравятся продавцы телефонов и то, что каждый позволяет своей собаке справить нужду там, где ей заблагорассудится. В мое время у простолюдинов не было собак, так как они просто не могли их прокормить. Они скорее ели собак, чем содержали их. Мне не нравится шум от радио, которое слушают люди. Это совсем не похоже на музыку. Она звучит дико, от неё звенит в ушах, более того с ней с трудом удается расслышать то, о чем говорят люди. У меня есть своя собственная комната с моими собственными вещами. Я положила плащ и ботинки, и мамину коробку в самом дальнем углу стенного шкафа. Хмурчик спит на моей кровати. Мне ещё не нравится сплошной асфальт без единого деревца на нем».

Американское общество стало представлять собой информатизированный локус, контролируемый и существующий за счет СМИ. Американские средства массовой информации пропагандируют свободу слова и свободу выбора во всем. Американцы настаивают на том, что все вещи должны называться своими именами в прямом и переносном смыслах. Подтверждение этому мы видим в следующем примере из романа “Beauty”: «The aunts would have had a fit if they had ever seen the things they talk about on TV, but I think it's good to have words for things» [5, p. 41]. Автор иронично гиперболизирует тот факт, что «тетушки (тетушки Бьюти) уж точно сошли бы, наверное, с ума, если бы они когда-либо увидели то, о чем они (американцы) говорят по телевидению, но она (Бьюти) думает, что всё-таки хорошо называть вещи своими именами».

Понятие о свободе приняло у американцев такую форму, которая подавляет и гибридизирует принятые когда-то нормы и стандарты относительно поведения человека. Культ индивидуальной личности перерос в культ свободной, не ограниченной ничем личности, позволяющей и приветствующей все способы проявления своей индивидуальности до такой степени, что это приводит к вырождению и извращению личности как таковой, к появлению различного рода сексуальных меньшинств, обществ и сект: «From a television show I learned that people like Bill are called transvestites and that Janice is probably frigid (though maybe she's just a religious fanatic) and Jaybee is probably a psychopath» [5, p. 41]. - «Благодаря телевизионному шоу, я узнала, что люди, вроде Билла, – трансвеститы, а Дженис, вероятно, фригидная (хотя вполне возможно, что она просто религиозная фанатка), а Джейби, вероятно, просто психопат».

С экранов телевизоров мы также можем увидеть культуру американцев и в американском кино. Американская киноиндустрия, крупнейшая в мире, сосредоточена, главным образом, в окрестностях городка Голливуд (около Лос-Анджелеса, штат Калифорния), в котором находятся офисы и съёмочные павильоны крупнейших кинокомпаний США. Нередко понятия «американский кинематограф» и «Голливуд» объединяют, но это неверно. Американское кино — это не только огромная киноиндустрия Голливуда, но и развитая система независимого кино. Независимое кино не поддерживается крупными кинокомпаниями. С одной стороны, это означает меньшие бюджеты, с другой стороны — меньшее давление на режиссёров. Крупные кинокомпании в первую очередь организуют производство кинофильмов как коммерческую деятельность, поэтому расхождения между коммерческими интересами продюсеров фильма и интересами режиссёра иногда заканчиваются для фильма печально. Самое распространённое требование: вырезание определённых сцен, чтобы в кинопрокате фильм не получил чересчур «взрослого» рейтинга. Иногда полная (режиссёрская) версия выпускается на DVD отдельным тиражом. О категории фильмов так называемого независимого кино и повествует своим следующим примером Шери Теппер: «There were other films, as well. I could watch some of the "porno-mance" ones, but the "horro-porn" ones I could not watch. Jaybee had filmed some of them. I threw them down the disposal chute, but every few days more were delivered from the supply chute» [5, p. 33]. - «Там были также и другие фильмы. Я ещё могла смотреть некоторые из них, с минимальным количеством порнографических сцен, но порноужасы не для меня. Джейби снимал некоторые из них. Я спустила их в мусоропровод, но таким же образом в последующие несколько дней их приходило всё больше и больше».

Культура американцев не отличается духовностью, это скорее прерогатива русских, как отмечают критики. А американские исследователи достаточно часто указывают на антиинтеллектуализм как типичную черту американцев, которые с давних пор относились к культуре с подозрением и снисходительностью. Они всегда требовали, чтобы культура служила какой-либо полезной цели. «Они хотели стихов, которые можно декламировать, музыки, которую можно петь, образования, которое готовило бы к жизни. Нигде в мире так не множились и процветали колледжи. И нигде интеллектуалов так не презирали и не низводили до такого низкого положения» [2, c. 10]. Согласно параметрической модели коммуникации индивидуализм/коллективизм, приведенной О.А.Леонтович, американцев следует отнести к индивидуалистской культуре [1, с. 178]. Это, в первую очередь, можно проследить в особенностях системы образования США: «Nobody has asked me to do any arithmetic or geography at all, so that was a waste of time. I am taking classes in literature and biology and Spanish. Bill and Janice decided these were the safest subjects for me» [5, p. 42]. - «Никто вовсе и не заставлял меня предаваться арифметике или географии, это была лишняя трата времени. Я брала уроки литературы, биологии и испанского языка. Билл и Дженис решили, что это были самые безопасные предметы для меня». Данный пример служит подтверждением тому, что американские студенты не учатся как постоянная группа, каждый сам составляет для себя расписание в соответствии с личными устремлениями. Американцы отличаются глубоким прагматизмом в действиях и отличаются выбором такой профессии, которая затем пригодилась бы им в жизни с практической точки зрения и приносила доход.

Культ прагматизма американцев достиг такого уровня, что они считают себя нацией, на которую возложена миссия спасти мир. Рассматривая следующую параметрическую модель коммуникации О.А. Леонтович агентивность/неагентивность, логичным будет причислить американцев к группе культур с преобладанием агентивных, или деятельностных, признаков. Первая реакция американцев на проблему или препятствие – ощущение потребности действовать. «Мы активистская культура», – заявляет К.Сторти и далее отмечает, что американцы в большей степени сосредоточивают свое внимание на операционных процедурах, нежели на восприятии ситуации. В результате стержнем американской культуры становится ментальная ориентация на практическое действие, имеющая в основе своей субъективную точку зрения [4, c. 24-38]. «Последнее утверждение очень существенно и может быть развито следующим образом: принятие субъективной точки зрения за основу ведет к соответствующим инференциям и попытке изменить окружающий мир в соответствии со своим восприятием, без учета специфики объективной реальности и национально-культурной ситуации. Представляется, что именно благодаря этому обстоятельству американцы заработали в мире репутацию нации, которая постоянно вмешивается в дела других народов и учит их жить по-своему. Речь при этом идет не только об агрессии, но и о действиях, предпринимаемых американцами с благими намерениями (деятельность миссионеров, преподавателей бизнеса, представителей многочисленных общественных организаций и т.д.). Так, например, американский миссионер, цитируемый в книге «Riders to the Midnight Sun», произносит следующую фразу: «Нам надо изменить веру людей, чтобы изменить их сердца, а когда мы изменим их сердца, мы изменим их страну» [3, с. 91]. Нередко при этом американцы пытаются действовать, не разбираясь в местной политико-экономической ситуации и посему исходя из неверных посылок, а в результате коммуникативных и прочих неудач имеют тенденцию возлагать вину на своих партнеров по коммуникации – представителей иных культур» [1, с. 185-186]. «Миссию спасителей мира» иронично с помощью приемов повтора и нисходящей градации, или антиклимакса, характеризует в своем примере Шери Теппер: «Here people were, bustling around, speaking of the dangers, creating committees and movements to Save the Whales, Save the Forests, Save the Rain Forests, Save the Condor» [5, p. 48]. - «Здесь люди суетились вокруг, говорили об опасностях, создавая комитеты и движения под названиями «Спасение Китов», «Спасение Лесов», «Спасение Тропических Лесов», «Спасение Южно-Американского Коршуна».

Национальные особенности жизненного уклада американцев уходят корнями в историческое прошлое Америки и других стран, влияние культуры которых привело к формированию американского национального стереотипа. Национальные особенности юмора американцев исходят из особенностей сложившихся национальных стереотипов. Особенности национальных стереотипов служат предметом юмористического дискурса, являющегося результатом координации культуры юмора описываемого народа и языка, или лингвистического кода, её отражающего.



Литература:

  1. Леонтович О.А. Введение в межкультурную коммуникацию. – М.: Гнозис, 2007. - 368 с.

  2. Commager H.S. The American Mind: The Interpretation of American Thought and Character Since the 1880’s. New Haven and London: Yale University Press, 1950. - 476 p.

  3. Llewellyn M. Riders to the Midnight Sun: From the Black Sea to the Russian Arctic. New Holland Publishers (Australia) Pty Ltd., 2000.

  4. Storti C. Cross-Cultural Dialogues: 74 Brief Encounters with Cultural Difference. Yarmouth: Intercultural Press, 1994. - 140 p.

  5. Tepper, Sheri S. Beauty.1991. pdf. [ Электронный ресурс].- Режим доступа: URL: http://www.mediafire.com/

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle