Библиографическое описание:

Шахбулатов Р. С. Основные тенденции развития литературы 1970–1980-х г. Жанр деревенской прозы в творчестве Шукшина [Текст] // Актуальные вопросы филологических наук: материалы IV междунар. науч. конф. (г. Казань, октябрь 2016 г.). — Казань: Бук, 2016. — С. 23-26.



В статье затрагивается понятие «деревенская проза» в русской литературе. Основное содержание в данной работе составляет анализ роли деревенской прозы: создатели и герои в творчестве Шукшина.

Ключевые слова:жанр деревенской прозы в творчестве Шукшина, Шукшин в способности чистого человеческого сердца к добру видел самое дорогое богатство, крестьянская проза 1970–1980-х годов.

Россия на протяжении нескольких веков была в основе своей крестьянской страной. Еще в 1897 г. городское население составляло всего-навсего 12,7 % от общего числа российских граждан. Тогда думать и говорить о народе всегда означало думать и говорить о крестьянстве. Какие бы нравственные, эстетические, философские, а позднее и экологические проблемы ни поднимались русскими художниками, они чаще всего соотносились с сельской жизнью. Село в публичном сознании постоянно было хранительницей государственных духовных ценностей. Фаворитные черты российского человека, его мужество, великодушие, старание, снисхождение связывались с видом крестьянина-работника. В литературе XIX в. высшим критерием оценки была народность. XX век поменял обстановку решительно. После двух глобальных войн и одной гражданской, после коллективизации и попыток выстроить коммунизм обезлюдела, обеднела российское село. Цельные села зияют пустыми окнами и зарастают бурьяном. По прогнозам, сделанным в конце 1970-х годов, сельское население должно было к концу века составить лишь 10 % от населения страны. Время внесло собственные коррективы: русские беженцы из бывших республик распавшегося Союза, фермерское движение замедляют этот процесс. Тем не менее, приходится признать, что в кратчайший исторический срок, на протяжении смены всего двух-трех поколений, в России изменился образ жизни целого народа, а, следовательно, и образ мыслей, система жизненных ценностей, престижных социальных и профессиональных ориентации и т. п. При этом невозможно никак не учесть событий, в каких проходили все эти процессы. Начиная с 1917г. крестьянство испытывало мощное влияние, имевшее целью, как выражались в 1960-е годы, перевоплотить деревню в «кормоцех державы». От этой идеи не отказались, похоже, и поныне. С правами личности, проживающей в деревне, никогда особенно не церемонились. Те крестьяне, что после революции получили земельный надел и честно на нем работали, в 1929 г. были объявлены кулаками — «самыми страшными непримиримыми врагами советской власти» и уничтожены как класс. Затем на селе последовал страшный голод 1932–1933 гг. Потом Отечественная война, снова унесшая миллионы жизней. После этого фактическое возвращение крепостного права — депаспортизация [1]. Отобрав паспорта, власти пробовали сдержать в селе хлынувших оттуда крестьян. Затем научно-техническая революция, как скоро волевыми решениями у крестьян были отняты плодородные земли, ушедшие под фабричные постройки либо затопленные на дне бессчетных водохранилищ. От сердца вырвались слова Дарьи, героини книги В. Распутина «Прощание с Матёрой»: «Нонче свет пополам переломился». Естественно появляется вопрос: почему столько бед обрушилось на русское крестьянство? По своей природе, по образу идей крестьянин — собственник. Помните, Кондрат Майданников из «Поднятой целины» М. Шолохова ночь не спал перед тем, как отвести своих быков на колхозный двор — «с кровью рвал Кондрат пуповину, соединяющую его с собственностью». А кто может быть опаснее для тоталитарного режима, чем собственник, человек самостоятельный, независимый, кого уж никак не заставишь выполнять нелепые, противоестественные распоряжения партийного начальства?

Герой рассказа А. Платонова «Впрок» имел собственное мнение по поводу коллективизации. Этого было достаточно, чтобы писатель получил на свое произведение от первой персоны государства выразительную рецензию в одном слове — «сволочь». С тех пор и почти на четверть века из деревенской прозы исчез человек. Трактористы, животноводы, кузнецы и прочие сельские умельцы попадались, а вот человека во всей сложности его внутреннего мира, с его сомнениями и раздумьями, живого человека не было. И не случайно именно здесь буйно произросли бесконфликтные сорняки — «Кавалер Золотой Звезды» и «Свет над землей» С. Бабаевского, «Жатва» Г. Николаевой и тому подобная литература. Правда о деревне проникла в литературу в 1950-е годы в очерковых книгах В. Овечкина, Е.Дороша, Г. Троепольского, повестях и рассказах В. Тендрякова. К 1970г. уже было создано немало талантливых произведений о деревне, и один из самых ярких мастеров, В. И. Белов, получил право заявить: «Деревенская тема общенациональна» [2].

Крестьянская проза 1970–1980-х годов — это что-то большее, нежели книги на сельскую тему, каких и ранее, и позднее было в русской литературе предостаточно.

Итак, тема нашей работы «Тенденции развития литературы 1970–1980-х годов. Жанр деревенской прозы». Актуальность данной темы несомненна, так как, во-первых, основные тенденции развития литературы 1970–1980-х годов, недостаточно исследованы и требуют дальнейшего специального изучения. Ведь изменение — это неизбежный спутник в истории литературы. Время второй половины 1970-х — начала 1980-х гг. — эпоха особого творческого подъема в русской поэзии, взлета интереса к ней широкого круга читателей. В этот период в литературу вступило новое поколение поэтов. Особое место в этом ряду занимает Василий Макарович Шукшин. Яркий и самобытный представитель «деревянской прозы» младшего поколения писатель и кинорежиссер. Его своеобразное творчество привлекало и будет привлекать сотни тысяч читателей не только в нашей стране, но и зарубежом. Ведь редко можно встретить такого мастера народного слова, такого искреннего почитателя родной земли, каким был этот выдающийся писатель. Василий Макарович Шукшин родился в 1929 году, в селе Сростки Алтайского края. И через всю жизнь будущего писателя красной нитью пролегла красота и суровость тех мест.

Как никто другой Шукшин умел ценить землю, труд человека на этой земле, понимал и чувствовал суровую прозу деревенской жизни, именно благодаря своей малой родине. Уже с самого начала творческого пути он обнаружил новые пути в изображении человека. Его герои оказались непривычными и по своему социальному положению, и по жизненной зрелости, и по нравственному опыту. Став уже молодым человеком, Шукшин отправляется в центр России.

В 1958 году он дебютирует в кино («Два Федора»), а также и в литературе («Рассказ в телеге»). В 1963 году Шукшин выпускает свой первый сборник — «Сельские жители». А в 1964 году его фильм «Живет такой парень» получил главную премию на фестивале в Венеции. К Шукшину приходит всемирная известность. Но он не останавливается на достигнутом.

Шли годы напряженной и тяжелой работы. Например, в 1965 году выходит его роман «Любавины» и в то же время на экранах страны появляется фильм «Живет такой парень». Только по одному этому примеру можно судить с какой самоотдачей и интенсивностью работал автор.

Картина разрушенной, сожженной, послевоенной земли заставила Василия Шукшина взяться за перо. Трудно было найти другую такую причину, которая заставит человека, что-то знающего, поделиться своим знанием с другими людьми.

На творчестве Василия Шукшина повлияли самобытность и колорит деревенской жизни. В народности искусства этого писателя заключены объяснения феноменальности его дарования, его естественности, высокой простоты и артистизма. В творчестве Шукшина, в его личности, биографии выразились характер народа, духовное состояние, условие его бытия в эпоху 40–70-х годов — послевоенного тридцатилетия. Материал для своих произведений писатель брал везде, там, где живут люди. Мы задаемся вопросом: какой это материал, какие герои? Это тот материал, и те герои, которые редко раньше попадали в сферу искусства. И понадобилось, чтобы явился из глубин народных крупный талант, чтобы с любовью и уважением рассказал о своих земляках простую, строгую правду. А правда эта стала фактом искусства, вызвала любовь и уважение к самому автору.

Шукшинский герой оказался не только незнакомым, а отчасти непонятным. Любители прозы требовали «красивого героя», требовали, чтобы писатель выдумывал, чтобы не дай бог не растревожить собственную душу. Герой не выдуман, именно поэтому возникали полярность мнений, резкость оценок. Если герой представляет собой реального человека, он не может быть только нравственным или только безнравственным. Ну а если герой выдуман в угоду кому-то, вот здесь полная безнравственность. Не отсюда ли, от непонимания творческой позиции Шукшина, идут творческие ошибки восприятия его героев. Ведь в его героях поражают непосредственность действия, логическая непредсказуемость поступка: то неожиданно подвиг совершит, то вдруг сбежит из лагеря за три месяца до окончания срока. Шукшин всегда говорил, что ему интереснее всего исследовать характер человека-недогматика, человека, не посаженного на науку поведения. Такой человек импульсивен, поддается порывам, а следовательно, крайне естественен. Но у него всегда разумная душа. Герои писателя действительно импульсивны и крайне естественны. И поступают так они в силу внутренних нравственных понятий, может ими самими еще неосознанных. У них обостренная реакция на унижение человека человеком. Эта реакция приобретает самые различные формы. Это все ведет иногда к самым неожиданным результатам. Обожгла боль от измены жены Серегу Безменова, и он отрубил себе два пальца («Беспалый»). Оскорбил очкарика в магазине хам продавец, и он впервые в жизни напился и попал в вытрезвитель. В таких ситуациях герои Шукшина могут даже покончить с собой («Сураз», «Жена мужа в Париж провожала»). Нет, не выдерживают они оскорблений, унижений, обиды. Обидели Сашку Ермолаева («Обида»), «несгибаемая» тетя-продавец нахамила. Ну и что? Бывает [3].

Но герой Шукшина не будет терпеть, а будет доказывать, объяснять, прорываться сквозь стенку равнодушия. И…схватится за молоток. Или уйдет из больницы, как это сделал Ванька Тепляшин, как это сделал Шукшин («Кляуза»). Очень естественная реакция человека совестливого и доброго… Нет, Шукшин не идеализирует своих странных, непутевых героев.

Идеализация вообще противоречит искусству писателя. Но в каждом из них он находит то, что близко ему самому. И вот, уже не разобрать, кто там вызывает к человечности — писатель Шукшин или Ванька Тепляшин. Шукшинский герой, сталкиваясь с «узколобым гориллой», может в отчаянии сам схватиться за молоток, чтобы доказать неправому свою правоту, и сам Шукшин может сказать: «Тут надо сразу бить табуреткой по голове — единственный способ сказать хаму, что он сделал нехорошо» («Боря»). Это чисто «шукшинская» коллизия, когда правда, совесть, честь не могут доказать, что они — это они. А хаму так легко, так просто укорить совестливого человека.

Драматическими становятся иногда столкновения героев Шукшина. Некоторые считали писателя комическим, шутейным, но с годами все отчетливее обнаруживалась односторонность этого утверждения, как, впрочем, и другого — о благодушной бесконфликтности произведений Василия Макаровича. Сюжетные ситуации рассказов Шукшина перепетийны. В ходе их развития комедийные положения могут драматизироваться, а в драматических обнаруживается нечто комическое. При укрупненном изображении необычных, исключительных обстоятельств, ситуация предполагает их возможный взрыв, катастрофу, которые, разразившись, ломают привычный ход жизни героев. Чаще всего поступки героев определяют сильнейшее стремление к счастью, к утверждению справедливости («Осенью»). Писал ли Шукшин жестоких и мрачных собственников Любавиных, вольнолюбивого мятежника Степана Разина, стариков и старух, рассказывал ли О Разломе сеней, о неизбежном уходе человека и прощании его со всеми земными, ставил ли фильмы о, Иване Расторгуеве, Пашке Когольникове братьях Громовых, Егоре Прокудине, он изображал своих героев на фоне конкретных и обобщенных образов — реки, дороги, бесконечного пространства пашни, родного дома, безвестных могил. Шукшин понимает этот центральный образ всеобъемлющим содержанием, решая кардинальную проблему: что есть человек? В чем суть его бытия на Земле? Исследование русского национального характера, складывавшегося на протяжении столетий и изменений в нем, связанных с бурными переменами XX века, составляет сильную сторону творчества Шукшина.

Земное притяжение и тяга к земле — сильное чувство земледельца, появившееся вместе с человеком, образное представление о величии и мощи земли, источнике жизни, хранителе времени и ушедших с ним поколений в искусстве. Земля — поэтически многозначительный образ в искусстве Шукшина: дом родной, пашня, степь, Родина, мать — сыра земля… Народно-образные ассоциации и восприятия создают цельную систему понятий национальных, исторических и философских: о бесконечности жизни и уходящей в прошлое цели поколений, о Родине, о духовных связях [4]. Центр тяготения всего содержания творчества Шукшина — это конечно, образ земли: основных коллизий, художественных концепций, нравственно-эстетических идеалов и поэтики. Обогащение и обновление, даже усложнение исконных понятий о земле, доме в творчестве Шукшина вполне закономерно. Своеобразная проза Шукшина это: его мировосприятие, жизненный опыт, обостренное чувство родины, художническая проникновенность, рожденные в новую эпоху жизни народа. Первой попыткой осмысления В. Шукшиным судеб русского крестьянства на исторических изломах, стал роман «Любавины». В нем речь шла о начале 20-х годов нашего столетия. Но главным героем, главным воплощением, сосредоточием русского национального характера для Шукшина являлся Степан Разин. Именно ему, его восстанию, посвящен второй и последний роман Шукшина «Я пришел дать вам волю». Когда впервые заинтересовался Шукшин личностью Разина, сказать трудно. Но уже в сборнике «Сельские жители» начинается разговор о нем.

Был момент, когда писатель понял, что Степан Разин какими-то гранями своего характера абсолютно современен, что он — сосредоточие национальных особенностей русского народа.

Современный человек остро чувствует, как «сократилась дистанция между современностью и историей». Писатели, обращаясь к событиям прошлого, изучают их с позиции людей XX столетия, ищут и находят те нравственные и духовные ценности, которые необходимы в наше время. Проходит несколько лет после окончания работы над романом «Любавины», и Шукшин на новом художественном уровне пытается исследовать процессы, происходящие в русском крестьянстве. Поставить фильм о Степане Разине было его мечтой. К ней он возвращался постоянно. Если принять во внимание природу шукшинского дарования, вдохновлявшегося и питавшегося живой жизнью, учесть, что он сам собирался играть роль Степана Разина, то от фильма можно было бы ожидать нового глубокого проникновения в русский национальный характер. Одна из лучших книг Шукшина так и называется — «Характеры» — и само это название говорит о пристрастии писателя к тому, что складывалось в определенных исторических условиях. В рассказах, написанных в последнее время, часто звучит страстный, искренний голос автора, обращенный к читателю. Шукшин пишет о самом главном, наболевшем, показывая свою художническую позицию. Он словно знает, что его герои не все могут высказать, а сказать обязательно надо. Все больше появляется «внезапных», «навыдуманных» рассказов от самого себя Василия Макаровича Шукшина. Такое открытое движение к «неслыханной простоте», своеобразной обнаженности — в традициях русской литературы. Тут собственно уже не искусство, выход за его пределы, когда душа кричит о своей боли. Теперь рассказы — сплошное авторское слово. Интервью — откровение сердца. И везде вопросы. Самые главные о смысле жизни. Искусство должно учить добру. Шукшин в способности чистого человеческого сердца к добру видел самое дорогое богатство.

«Если мы чем-нибудь сильны и по-настоящему умны, так это в добром поступке», — говорил он. С этим жил, в это верил Василий Макарович Шукшин.

Деревенская проза В. Шукшина сыграла огромную роль в развитии русской литературы и языка русской прозы. Язык прозы В. Шукшина оказал мощное влияние на продолжение традиций русской народной культуры, как на расширение разговорного пласта живой устной речи. В то же время, В. Шукшин создал поэтический стиль нового поколения, вобравший в себя достижения своих предшественников. Шукшин является великим мастером народного слова, мы посчитали необходимым придать особое внимание лексическому уровню, а именно диалектизмам и просторечиям, которыми так богаты рассказы В. Шукшина. Диалектные слова, широко распространенные в народе, органично вписываются в язык прозы В. Шукшина и делают речь его персонажей очень своеобразной, красочной и живой и придают им колоритность. Они не кажутся избыточными, а естественно выполняют свою стилистическую функцию. Смотря на деревенскую прозу В. Шукшина из нынешнего времени, мы можем смело утверждать, что она является ярким и правдивым отражением жизни русского крестьянства в ХХ веке, и всех судьбоносных событий, повлиявших на его судьбу: Октябрьскую революцию и гражданскую войну; военный коммунизм и НЭП; процесс коллективизации и последовавший за ним, голод; колхозное строительство и индустриализацию; Великую Отечественную войну и послевоенные лишения; всевозможные эксперименты в сельском хозяйстве, приведшие к его рецессии. Рассказы Шукшина — это вереница жизненных эпизодов, сценок, «без красивостей» и лирических отступлений. Герои Шукшина- деревенские жители, незнатные, не выбившиеся в люди, но каждый со своей изюминкой. Они не хотят раствориться в быту без остатка, не могут жить не высовываясь.Душа ждет праздника, а разум взыскует «высшей» правды. Кто-то изобретает на досуге вечный двигатель («Упорный»); кто-то приобретает микроскоп и мечтает придумать средства против микробов («Микроскоп»). Они могут быть трогательно наивными, как в рассказе «Чудик», невероятными выдумщиками («Мил пардон, мадам!»), или агрессивыми спорщиками («Срезал»). И все это грани русского национального характира. Искусство должно учить добру. Шукшин в способности чистого человеческого сердца к добру видел самое дорогое богатство. “Если мы чем-нибудь сильны и по-настоящему умны, так это в добром поступке”, — говорил он. С этим жил, в это верил Василий Макарович Шукшин.

Литература:

  1. Ковский В. Между прошлым и будущим. Заметки о деревенской теме в современном литературном процессе. — Дружба народов. 2009.№ 6. С.173.
  2. Залыгин С. Рассказ и рассказчик (О творчестве В. Белова) // Залыгин С. Литературные заботы (Очерки). М., 2009. С. 84.
  3. Сигов В. Ещё не пели третьи петухи: Русская идея В.Шукшина. — Литературная газета. 2009. № 29. С.41.
  4. Чалмаев В. “Воздушная воздвиглась арка...”. — Вопросы литературы. 1985. № 6. С. 93.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle