Библиографическое описание:

Евдокимова А. С. Проблема взаимодействия СМИ с театральной средой региона (на примере постановки пьесы А. П. Чехова «Чайка» в Рязанском областном театре драмы) [Текст] // Актуальные вопросы филологических наук: материалы IV междунар. науч. конф. (г. Казань, октябрь 2016 г.). — Казань: Бук, 2016. — С. 57-61.



Премьера «Чайки» в Александринском театре овеяна всем известной легендой. Во многом созданию этого мифа способствовала пресса того времени. Отклики рецензентов на первое представление 17 октября 1896 создали скандал, который журналисты «окрестили» как случай небывалого провала постановки пьесы на сцене императорского театра. Все последующие статьи, в которых дается положительная оценка на дальнейшие четыре представления, уже не могли ничего изменить. В теории коммуникации подобный случай называется «эффект первичности» — тот, кто сказал первый, тот и прав. Данный приём манипуляции общественным сознанием использовался сознательно или бессознательно в журналисткой практике всегда. Подобное произошло и в случае с постановкой «Чайки»: театральные рецензенты, увлеченные реакцией бурного негодования зрителей в зале, мало обращали внимание на сцену, и вынесенный ими пьесе жесткий вердикт оказался очень устойчивым.

Вся последующая полемика, развернувшаяся на страницах газет, только подтверждала версию о якобы скандальном и провокационном характере постановки. Успех «Чайки» в Московском художественном театре, как пишет А. А. Чепуров, только «добавил в пользу легенды о провале дополнительные аргументы» [14, с. 20]. Проблема новых и старых форм, о которой говорится в пьесе, обрела свою остроту в действительности: история русского театра стала разграничиваться на два периода — театр до «Чайки» и после её появления.

Как мы видим, пресса конца XIX века сыграла немалую роль в судьбе этой пьесы. И сегодня первая реакция средств массовой информации на возникновение нового явления в искусстве часто определяет к нему отношение массовой аудитории. До того момента, пока оценка истинных ценителей и профессионалов станет известной широкой общественности — а это может затянуться на годы или даже десятки лет — в массовом сознании будет бытовать то определение, которое дали этому культурному событию журналисты. Иногда эти мнения совпадают, иногда нет, но в любом случае они являются частью истории данного произведения искусства и представляют собой коммуникативное событие.

Анализируя материалы СМИ, информирующие, рецензирующие или анонсирующие какое-либо событие, например, из области театральной жизни, мы можем себе представить общий уровень массового восприятия данного явления, который указывает нам на систему ценностей, жизненные ориентиры, наболевшие темы, присущие современному обществу. Журналистские материалы с этой точки зрения для нас представляют большую ценность, чем художественная критика, так как журналист в своих работах выступает как бы от имени массового зрителя, переходит на сторону обычного любителя театра, то есть руководствуется интересами аудитории, в то время как профессиональному критику необходимо сохранять свой индивидуальный стиль восприятия и ему в первую очередь важна максимальная приближенность к единственно (если это возможно) верной интерпретации сценической постановки. Однако нужно учитывать еще и тот факт, что оценка явления зависит от политики самого издания: средства массовой информации либерального толка скорее поддержат традиционный взгляд на интерпретацию классического текста, а радикального направления — модернистские тенденции.

Интерес к Чехову в наше время не ослабевает, а «Чайка» и «Гамлет» Шекспира считаются самыми инсценируемыми произведениями в мире [15, с. 39]. Многие театры считают своим долгом иметь в репертуаре «Чайку», а в театральной среде бытует такое мнение, что c появление этой пьесы на сцене весь театр обретает новое дыхание. Только за последние двадцать лет (рубеж XX–XXI вв.) было поставлено большое количество спектаклей по пьесе «Чайка» как в России, так и за рубежом. Это говорит о том, что еще не исчерпаны возможности по-разному переосмысливать пьесу. И режиссеры, и актеры, и критики, и журналисты продолжают поиски глубоких идей, заложенных в подтексте этого драматического произведения.

Материалы, посвященные сценической интерпретации известной пьесы, создаются к каждому спектаклю ежегодно. Например, на «Чайку» театра имени Моссовета в постановке Андрея Кончаловского (премьера состоялась в 2004 г.) мы нашли четырнадцать выступлений в прессе; на «Чайку», поставленную известным польским режиссером Кристианом Люпой в Александринском театре в 2007 году, в одних только всероссийских печатных изданиях нам удалось обнаружить десять рецензий; о «Чайке» Йонаса Вайтуса, режиссера из Литвы, который представил зрителям свой спектакль в 2011 году в театре «Балтийский дом», нами было собрано двенадцать полноценных газетных материалов; на премьеру «Чайки» театра «Сатирикон» (режиссер — Юрий Бутусов) в том же году откликнулось по меньшей мере одиннадцать газет и журналов. В общей сложности уже 47 текстов, и это только на четыре постановки в петербургских и московских театрах, не включая материалов из интернет-изданий, теле- и радиосюжетов. В данных обстоятельствах, т. е. при таком огромном количестве материала, совершенно невозможно в рамках нашего исследования говорить о полном анализе всех рецензий и сообщений на спектакли, созданные даже за последнее время. Мы решили ограничиться только откликом рязанских СМИ на спектакль «Чайка», поставленный Рязанским областным театром драмы в начале 2015 года. Таким образом, мы сужаем объект нашего исследования до журналистских материалов только в одном регионе и на одну постановку, чтобы иметь возможность проанализировать все сообщения местных средств массовой информации и составить общую картину процесса создания коммуникативной цепочки ТЕАТР–СМИ–АУДИТОРИЯ.

В качестве методологической основы нами была выбрана схема основных критериев и аспектов анализа журналистского текста, предложенная Л. Н. Павловой [10, с. 40]:

‒ цель (предполагает выбор жанра);

‒ авторская позиция;

‒ информационная база;

‒ языковые средства.

Нам удалось собрать все материалы, посвященные спектаклю «Чайка» на сцене Рязанского драматического театра: девять материалов из электронных СМИ, семь газетных статей, два видеосюжета и одна радио-рецензия.

Жанровое разнообразие представлено восемью рецензиями, пятью интервью, двумя статьями, двумя сюжетами, одной заметкой и одним анонсом.

Авторская позиция в журналистских тестах прослеживается на смысловом акценте материала. В нашем случае объект описания — театральная постановка, поэтому смысловой акцент может быть сделан на драматическую коллизию, игру актеров, сценографию спектакля или постановочную часть. В материалах речь может идти обо всех элементах представления, но, как правило, идейная ценность текста сконцентрирована на каком-то одном моменте. Это в первую очередь характерно для материалов региональной прессы, которые отличаются от столичных небольшим объемом и не претендуют, в отличие от театральной критики, на детальное рассмотрение всех составляющих спектакля.

В ходе анализа текстов мы выяснили, что разные издания интерпретируют замысел режиссера по-разному, а за ключевую тему спектакля берут одну из сторон многогранной чеховской драматургии. Так корреспондент газеты «Рязанские ведомости» Дмитрий Соколов в своей рецензии «Сверхчеловек страдающий» сделал акцент на драматическую коллизию спектакля, суть которой он видит в проблеме человеческого эгоизма, определяющего поступки всех героев пьесы: «Все самолюбивы и несчастны, потому что день и ночь думают лишь о своих чувствах. А если посмотреть откуда-нибудь со стороны, хоть из плетеного кресла-качалки, то весь их так называемый богатый внутренний мир не что иное, как непомерно раздутое самолюбие» [13]. Такого же мнения о замысле пьесы придерживается и корреспондент портала «RZN.TV»: «Все они погрязли в своих призрачных желаниях, стремятся к ним и не замечают тех, кто рядом...» [11]. Галина Журавлева в своей рецензии видит главный конфликт пьесы в противостоянии старых и новых форм [2], о том же в своей радио-рецензии говорит и Лариса Лобанова: «пьеса... о главном движущем конфликте искусства — столкновении старого и нового» [7]. Корреспонденты телевидения «Город» ведущей темой назвали тему любви [3], этой точки зрения придерживаются журналисты и ряда других изданий. В интервью «Рязанской газете» сам Сергей Бобровский, режиссер Липецкого государственного театра, который был приглашен Рязанским драматическим театром поставить пьесу «Чайка», ключевым считает в произведении Чехова тему подвига в искусстве, сложного пути художника и поиска счастья. Однако режиссер уточняет, что в произведениях Чехова «нет лозунгов, каких-то смыслов <...> Чехов ни на чем не настаивает, каждому оставляет право быть таким, каким есть» [6]. В театральной среде уже давно сложилось мнение, что Чехов далеко не категоричен, и акценты в его драмах делают сами режиссеры, а зрители выбирают для себя темы более близкие их мироощущению.

В большинстве материалов речь заходила об игре актеров: как положительный момент была особо отмечена игра Татьяны Петровой (Аркадина) и Натальи Паламожных (Маша), мнения разделились по поводу игры начинающих артистов Марины Мясниковой (Нина) и Никиты Данилова (Треплев), и как негативный факт большинство изданий определило выступление ведущих актеров театра — Юрий Борисов (Шамраев), Александр Зайцев (Дорн), затмивших своими второстепенными ролями образы главных героев. По мнению ряда изданий, во многом игра именно этих исполнителей помогла приблизить «Чайку» к жанру комедии: «Нельзя сказать, что излишняя комичность не пошла постановке на пользу <...>. Другое дело, что шутки позволили публике расслабиться и симпатизировать другим персонажам куда меньше...» [12]; «иногда юмор, правда, не дает рассмотреть всю глубину образов героев» [2].

Совершенно противоположными были мнения по поводу сценографии постановки: «Декорации спектакля не выражают ничего, кроме того, что обозначают место действия... <...> никакого символизма, о котором так любят писать чеховеды» [7] — «Спектакль выполнен в полутонах, как бы в дымке: белые колонны, газовая ширма создают ощущения сна» [9].

Информационная база представлена достаточно большая: журналисты обращаются к истории постановки пьесы «Чайка» в конце XIX века, касаются поэтики драматических произведений писателя, рассказывают о творческой биографии режиссёра Сергея Бобровского. Однако не обращаются к опыту инсценировки этой пьесы другими театрами, и ни в одном материале не был упомянут тот факт, что пьеса уже ставилась на рязанской сцене. Это произошло в 1899 году, через несколько месяцев после триумфальной премьеры «Чайки» в Московском художественном театре.

Стиль и язык текста разговорный, не пестрит театраловедческими терминами и философскими понятиями, которые в избытке содержат профессиональные театральные рецензии. Однако встречаются в некоторых текстах и оригинальные развернутые метафоры. Вера Новикова в своем материале сравнивает актерский ансамбль с оркестром, а спектакль с музыкальным произведением: «Заканчивается эта партитура, как известно, выстрелом. Невидимо для зрителя, за кулисами, обрывается человеческая жизнь. Словно струна лопнула. Но — секунда, и неспешное «адажио» продолжается, так и не взлетев до «аллегро». Рефреном раздается многократно усиленное и весьма удобное для жизни тригоринское: «Не помню». И с молчаливой укоризной парит над сценой высохшее чучело чайки с раскрытым в немом крике клювом» [9]. Не все материалы имеют литературно-художественные дополнения, некоторые тексты подчеркнуто сухие.

Однако, несмотря на разницу в формате СМИ, его направленность, жанровую принадлежность, каждый автор как бы считал своим долгом подчеркнуть традиционность постановки чеховской драмы в Рязанском областном театре. Режиссер С.Бобровский в своих интервью газетам и телекомпаниям говорил, что хотел поставить Чехова без современных спецэффектов и оригинальных трактовок: «это произведение написано простым, доступным каждому, обращенным к жизни языком <...> Я ни с кем не соревнуюсь, не хочу кого-то удивлять этим спектаклем и открывать нового Чехова. Я пытаюсь прочитать его так, как, мне кажется, он его писал» [3]. Такое внимание к академичности постановки объясняется историей предыдущей премьеры (спектакль «Король Лир», режиссер — Г. Галавинская), которая произвела много шума своей провокационной интонацией. Поэтому одним из необходимых элементов текста статей стало сообщение, что спектакль ориентирован на любителей академического театра, «ценителей классического подхода к инсценированию шедевров литературы» [8]. Даже заголовки, такие как «Строго по тексту» [9] или «Классика без прикрас» [5], настраивают читателя на определенное отношение к постановке.

Спектакли с современным, модерновым прочтением известных сюжетов существуют в репертуаре местных театров недолго, и этому есть,на наш взгляд, одно объяснение. Провинциальная сцена не подходит для экспериментов в силу того, что, эпатируя часть зрителей, она не привлекает следующую группу, заинтересованных чем-то необычным театралов, а наоборот, отталкивает. Как правило, в небольших городах культурные мероприятия посещает определенная, ограниченная группа лиц. Если не снискать у нее доверия и расположения, на следующее представление зал окажется пустым. Этим и объясняется выбор режиссеров более традиционного пути постановки классического текста. Поэтому, как правило, первенство в предложении новых форм отдается известным, столичным театрам. Поэтому и театральная критика там имеет больше возможностей развиваться, хотя, по мнению главного редактора газеты «Петербургский театральный журнал» Марины Дмитревской, «сейчас все меньше и меньше образцов того, что мы хотим считать именно театральной критикой» [1, с. 9]. Она пишет, что сегодня «главенствует <...> нечто родившееся на перекрестке театроведения и журналистики», и мы можем добавить, что это как раз то самое, что характерно для нестоличной прессы. Границы между региональной и федеральной прессой постепенно стираются: жанровые формы размываются, многое уходит в интернет, где в равной степени доступно для читателей из любого региона страны. Для рецензирования интернет становится большой площадкой для всех, кто хочет поделиться своими впечатления о просмотренном спектакле.

На всех рязанских информационных порталах есть возможность оставлять комментарии к рецензиям журналистов, оценивать их качество, создавать дискуссии на форумах. По количеству откликов читателей и зрителей можно сделать общий вывод о влиянии журналистских материалов на массовую аудиторию.

В Рязани коммуникативная связь ТЕАТР–СМИ–АУДИТОРИЯ на данный момент функционирует достаточно качественно. В городе пять репертуарных театров со своими постоянными труппами и режиссерами; в каждом театре есть специалист по связям с общественностью или пресс-секретарь, который осуществляет работу со СМИ; к каждой премьере рязанские средства массовой информации готовят материалы в различных жанрах на телевидении, радио, в прессе и в интернете. В результате, все пять театров ежегодно открывают свои театральные сезоны и не страдают от нехватки зрительской аудитории. Безусловно, определяющую роль здесь играет руководство театра и его актеры, однакоижурналисты тоже, которые не оставляют без внимания культурные события города, выполняют задачу эстетического и нравственного воспитания общества.

Литература:

  1. Дмитревская М. О природе театральной критики // Петербургский театральный журнал, 2012, № 1 [67]. — С. 5–9.
  2. Журавлева Г. Не индюк // URL: http://mediaryazan.ru/articles/detail/277334.html (дата обращения: 30.09.2015).
  3. Интервью с режиссером спектакля «Чайка» Сергеем Бобровским // UPL: http://www.rzndrama.ru/ru/obshhaemsya/pressa/intervu-s-rezhisserom-spektaklya-chayka-sergeem-bobrovskim.html (дата обращения: 30.09.2015)
  4. Калейдоскоп 09.01.15 // URL: http://gorod62.tv/category/pj/kp/page/4 (дата обращения: 30.09.2015).
  5. Классика без прикрас. Рязанцев приглашают на «Чайку» А. П. Чехова // URL: http://vezdekultura.ru/1276-events-klassika_bez_prikras_ryazantsev_priglashayut_na_chayku_a_p_chehova (дата обращения: 30.09.2015)
  6. Комракова Л. Сергей Бобровский: «Люблю поперек времени» // Рязанская газета, 29.12.2014 г.
  7. Лобанова Л. Рецензия на премьеру «Чайки» в областном театре драмы // URL: http://www.rzndrama.ru/ru/obshhaemsya/pressa/recenziya-na-premeru-chayki-v-oblastnom-teatre-dramy.html (дата обращения: 30.09.2015)
  8. Никитина Е., Бабкова А. Комедия заблуждений в рязанском театре драмы // Родной город, 04.02.2015 г.
  9. Новикова В. Строго по тексту // Новая газета, 18.12.2014 г.
  10. Павлова Л. Н. Редакторский анализ журналистских текстов // Вестник Северо-Восточного федерального университета им. М. К. Аммосова, 2009, № 3, том 6. — С. 39–44.
  11. Простая пьеса о сложном // URL: http://rzn.tv/articles/2014/12/14/154/ (дата обращения: 30.09.2015).
  12. Сказченко А. «Мы попали в запендю» // URL: http://ny.rzn.info/articles/report/my-popali-v-zapendyu-37.html (дата обращения: 30.09.2015)
  13. Соколов Д. Сверхчеловек страдающий // Рязанские ведомости, 19 (4813), 06.02.2015 г.
  14. Чепуров А. А. П. Чехов и Александринский театр на рубеже XIX и XX веков. — С-Пб: Балтийские сезоны, 2006. — 320 с.
  15. Шарапова Е. П. К истории чеховских постановок на оренбургской сцене // Вестник Оренбургского государственного университета, 2004, № 11. — С. 39–41.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle