Библиографическое описание:

Комлева А. А. Интерпретация балладного жанра в поэзии А.А. Ахматовой [Текст] // Современная филология: материалы Междунар. науч. конф. (г. Уфа, апрель 2011 г.). — Уфа: Лето, 2011. — С. 90-93.


Весомый вклад в изучение баллады как жанра фольклора внесли фольклористы Б. П. Кирдан, Д. М. Балашов, В. И. Чернышев, О. Ф. Тумилевич, Э. В. Померанцева и другие.

Баллады на Руси, по предположению ученых, возникли на рубеже XIII - XIV веков, когда постепенно начал угасать жанр былин – эпических песен о подвигах могучих богатырей, защитников родины. Нашествие орды, пожары деревень, осада городов, трагические судьбы угнанных в плен невольников, междоусобицы, сословное неравенство способствовали созданию новых повествовательных песен, отражавших эти явления [3, с. 267].

Народная баллада – это лироэпические песни о трагическом событии. Им, как определяют исследователи Т. В. Зуева и Б. П. Кирдан, свойственна личная, семейно-бытовая тематика, а идейная направленность связана с народной гуманистической моралью. В центре баллад находятся нравственные проблемы: любовь и ненависть, верность и измена, преступление и раскаяние [5, с. 267-268].

Трагизм, рожденный социальным бесправием, насилием власть имущих, трудной военной судьбой народа, пришел на смену торжественному оптимизму былинного эпоса. Угнетаемый, слабый физически, бесправный социально и даже гибнущий персонаж баллады оказывается духовным победителем сил зла. Гибнут влюбленные, столкнувшиеся с гнетом патриархальной власти в семье (баллада «Василий и Софья»), но на могилах их вырастают чудесные деревья, сплетающиеся друг с другом вершинами. То, что смерть, гибель положительного героя, может зазвучать как победа, как конечное торжество правды и добра, явилось огромным эстетическим открытием новой, по мнению Т. В. Зуевой, народной поэзии [5, с. 267-268]. Например, в балладе «Егорий» в форме христианской легенды отразилась вера и конечное освобождение страны от врага и насилия:

« Святой Егорий поезжаючи, 
     Святую веру утверждаючи,

Разрушил палаты белокаменные, 
     Очистил землю христианскую, 
      Утвердил веру самому Христу, 
       Самому Христу, Царю Небесному…»[4, с. 58].

В то же время в балладах, посвященных семейным конфликтам, отразилось тягостное положение женщины в патриархальной семье; гнет свекрови, иногда злой колдуньи («Рябинка») [5, с. 6]:

« Аи жгучая крапивушка колючая,

Зло кореньице, зло шипичное, 
Зла-лиха была свекровка до своей снохи. 
Как бранит-журит свекровушка свою сноху, 
С утра она бранила да день до вечера, 
А со вечера бранила да до полуночи, 
Со полуночи она да до белого дня…»[3, с. 200];

трагедия девушки, которая предпочитает смерть насильственному замужеству («Домна») [5, с. 6]:

« Да сама тут ведь Домна приговаривала: 
      — Не достанься, мое да тело белое, 
      Ты сутулому, да ты горбатому! 
      Аи достанься, мое да тело белое, 
     Лучше матушки да ты сырой земли!»[3, с. 93];

трагедия «согрешившей» и безжалостно казненной братьями героини («Алеша и сестра двух братьев») [5, с. 6]:

«Как брат брату сговорит: «Пойдем, братец, во кузенку,

Мы сделаем по ножу, ссекем сестре голову, 
Ссекем сестре голову — обесчестила бороду…» [3, с. 141].

В балладе «Жена мужа зарезала» жена губит мужа. Можно предположить, что до такого поступка она была доведена жестоким обращением его к ней:

«Что жена с мужем заспорила, 
      Вострым ножичком зарезала, 
      Не простыл ножом, булатныим, 
      Что булатныим, бурлатскиим. 
      На ноже сердце повынула, 
      На ноже сердце встрепенулося…»[3, с. 186].
Но как только убила – «уж тут–то сама образумилася». Содержание баллады посвящено не столько злодеянию, сколько изображению страха и раскаяния несчастной женщины [5, с. 274]:

«Ну, красота я ли ты мое, ой, да ты талан худой, 
да моя учесть горькая, 
Ну, что же я, шельма, что же я наделала, 
Да своего мужа зарезала…»[3, с. 181].

Сюжеты баллад могли получать и социальную окраску. Яркий тому пример – песня «Князь Волконский и Ваня - ключник » [6, с. 235-236].

Социальный план данной народной баллады и стихотворения Ахматовой «Сероглазый король», которое является ярким примером использования фольклорных балладных традиций, сводится к тому, что в любви живут люди разного общественного положения.

Сравним:


В народной балладе:


Княгиня – ключник


В стихотворении «Сероглазый король»:

Лирическая героиня – «сероглазый король»

Для того чтобы увидеть влияние фольклорной баллады на поэзию Ахматовой, сопоставим народную балладу «Князь Волконский и Ваня - ключник» и стихотворение поэтессы «Сероглазый король.

Во-первых, для выделенных народной баллады и стихотворения характерен классический любовный треугольник.


Сравни:

Народная баллада



Князь княгиня


«княгини полюбовничек»




Стихотворение

А. А. Ахматовой:

Муж лирическая героиня


возлюбленный «сероглазый

король»


Во-вторых, в народной балладе и стихотворении Ахматовой представлены трагические бытовые коллизии и происшествия: в «Князе Волконском и Ване-ключнике» наказание плетьми и смерть «полюбовничка» и княгини:

«Как воскликнет князь, возгаркнет своим громким голосом:

Да и слуги мои, слуги, слуги мои верные, 
Уж вы вешайте Ванюшу, вора Ваньку-ключника! 
Вот повесили Ванюшу, — Ванюшка качается... 
 Молодая-то княгиня в тереме кончается...» [3, с. 215];

в «Сероглазом короле» - гибель возлюбленного:

«…Знаешь, с охоты его принесли,

Тело у старого дуба нашли» [2, с. 40] .

В-третьих, по мнению исследователя народной культуры, писателя, М. Д. Балашова, в народных балладах можно выделить несколько аспектов трагического: общенародный, семейный, личный. Их можно найти и в народной балладе и в стихотворении «Сероглазый король».

Сравним:


Народная баллада



1)общенародный: трагические противоречия между теми, кому принадлежит власть

(князь) и обездоленным (ключник);


Стихотворение «Сероглазый король»


Общенародный аспект отсутствует, на первый план выходит личный аспект, переживание, боль лирической героини.


2) семейный: трагичность заключается в предательстве своей второй половины (мужа), противоречие между моральными принципами и поведением человека и в народной балладе и в стихотворении Ахматовой «Сероглазый король».


3) личный: потеря любимого человека (у лирической героини в стихотворении «Сероглазый король» и у княгини в народной балладе).

В-четвертых, драматическое начало жанровой структуры народной баллады и стихотворения «Сероглазый король» связано с напряженностью действия, подчеркиваемой стремительным стихотворным ритмом. Сюжет стихотворения Ахматовой освобожден от замедляющих действие подробностей.

В-пятых, в народной балладе рассказ ведется от третьего лица, как бы со стороны. Повествователь внешне ничем себя не обнаруживает [8, с. 522], а в стихотворении роль повествователя выполняет лирическая героиня, о чём свидетельствуют следующие строки:

«Слава тебе, безысходная боль!» [2, с. 40].

«Дочку мою я сейчас разбужу….»[2, с. 40].

«Жаль королеву. Такой молодой!

За ночь одну она стала седой» [2, с. 40].

Итак, мы выявили сходство между народной балладой и стихотворением А. А. Ахматовой.

Но между ними имеются и различия.

Во-первых, народная баллада (песня) сочувствует загубленной судьбе красавца, повторяя его портрет уже после наказания плетьми, но это наказание не приводит героя к раскаянию:

«Закричал же наш Ванюша громким голосом:

Уж ты, барин ли, наш барин, ты, Волхонский князь! 
Поставлено зелено вино, — кто не пьет его? 
Приготовлены закусочки, — кто не кушает? 
Как у нас-то с княгинею было пожито, 
Виноградных вин с княгинею было попито, 
Приготовленных закусочек покушано! »[3, с. 216]

В то же время образ княгини появляется только в конце, в последней строчке, из которой ясно, что княгиня умирает [5, с. 274-275]:

«Иванушка во петельке качается, 
А княгиня-то во тереме кончается» [3, с. 216].

В стихотворении «Сероглазый король» же мы видим страдание королевы (« …за ночь одну она стала седой»), которое противопоставлено тайному страданию лирической героини, о котором узнаем из следующих строк:

«Дочку мою я сейчас разбужу,

В серые глазки ее погляжу.

А за окном шелестят тополя:

Нет на земле твоего короля…» [2, с. 40].

Таким образом, противопоставление служит усилению, гиперболизации чувств героини.

Сильное эмоциональное воздействие в этом стихотворении оказывает не столько смерть «сероглазого короля», сколько страдание лирической героини.

А.А. Ахматова в стихотворении «Сероглазый король» с помощью описания природы («…шелестят тополя…») передает самые тонкие, почти неуловимые оттенки эмоционального состояния лирической героини: грусть, скорбь по любимому.

В этом стихотворении есть и другое противопоставление. Лирическая героиня не является образцом нравственности. Она обманывает мужа, жену своего возлюбленного. Это - грех с точки зрения христианской нравственности. Однако у лирической героини иная система ценностей. Её любовь настолько сильна, что ради нее она жертвует всем: моралью, представлениями о верности семье и браку.

Таким образом, в стихотворении «Сероглазый король» противопоставляются две системы ценностей: общепринятая и система ценностей лирической героини, утверждающей абсолютное главенство любви.

Во-вторых, для народных баллад характерно наличие зачина, в котором можно узнать о времени и месте действие, о персонажах. Например, в балладе «Князь Волконский и Ваня-ключник»:

«В Москве было во городе, на Сенной было площади,

Там стояли-то хоромы, хоромы высокие,

Что и того ли то и князя, князя – боярина.

Что и жил-то там князь со своей княгинею,

Что и пил там Ванюшка, Ваня, князю ключничек…»[3, с. 215].

Обратим внимание на то, что в стихотворении Ахматовой зачина нет, этим данное стихотворение схоже с другой народной балладой « Князь Роман жену терял ». По мнению исследователя Д.М. Балашова, зачин в народной балладе может отсутствовать. Такие баллады сразу начинаются прямо с действия.

Сравним:

В балладе «Князь Роман жену терял»


«А князь Роман жену терял, 
Жену терял, он тело терзал…» [3, с. 155].

В стихотворении «Сероглазый король»


«Слава тебе, безысходная боль!

Умер вчера сероглазый король…»[2, с. 40].

Итак, приведенный анализ свидетельствует о влиянии фольклорного жанра баллады на поэзию А. А. Ахматовой, однако, поэтесса рассматривает народную балладу сквозь призму своего индивидуального поэтического мышления. Кроме того, содержание: тема, трагичность, наличие сюжета, повествовательность, язык, стихотворный строй народной баллады помогают полнее выразить лирическое настроение и эмоциональное состояние героини, что подчеркивает близость народного мироощущения поэтике Ахматовой.


Литература:

1. Аникин В.П. Русское устное народное творчество.- М.: Высш.шк., 2001.- 725с.

2. Ахматова А.А. Сочинения: В 2 т./ А.Ахматова [Сост., подгот., примеч. М.М.Кралина; Вступ. ст. Н.Скатова]. – М.: Правда, 1990.-Т 1. - 447с.

3. Библиотека русского фольклора. Баллады./ Ю.Г. Круглов, председатель В.П. Аникин, В.И. Белов, Ю.В. Бондарев, С.И. Журавлев, Е.Г. Кожедуб, А.В. Ларионов, М.Ф. Ненашев. Москва, Русская книг, 2001// www.booksite.ru

4. Голубиная книга: Русские народные духовные стихи XI—XIX вв. / Сост., вступит. статья, примеч. Л. Ф. Солощенко, Ю. С. Прокошина.— М.: Моск. рабочий, 1991.— 351 с // www.booksite.ru

5.Зуева Т.В., Кирдан Б.П. Русский фольклор. – М.: Флинта: Наука, 1998.- 398с.

6. Карпухин И.Е.Русское устное народное творчество. – М.: Высш.шк, 2005. - 279с.

7. Померанцева Э.В. Мифологические персонажи в русском фольклоре. – М.:Наука,1975.-191с.

8. Русские народные песни. / Ю.А. Андреев. – М.: Современник, 1988. - 463с.

Основные термины (генерируются автоматически): «Сероглазый король», народной балладе, стихотворении «Сероглазый король», народной баллады, лирической героини, стихотворения Ахматовой, поэзии украинского постмодерна, народной балладой, стихотворения Ахматовой «Сероглазый, стихотворении Ахматовой зачина, структуры народной баллады, строй народной баллады, народной гуманистической моралью, народной балладе рассказ, мнению исследователя народной, примере поэзии, мироощущения поэтике Ахматовой, идиолекте Анны Ахматовой, народной поэзии, функциональное измерение.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle