Библиографическое описание:

Хакиева З. У. Место терминологии в лексической системе языка [Текст] // Современная филология: материалы междунар. науч. конф. (г. Уфа, апрель 2011 г.). — Уфа: Лето, 2011. — С. 209-212.

Обзор литературы, посвященной изучению терминологии, позволяет полагать, что появление и развитие терминологии началось задолго до ее научного осмысления и выработки критериев отнесенности тех или иных единиц к терминологической лексике. Как отмечает М.А. Чигашева, эти процессы происходили изоморфно стихийному возникновению и эволюции денотатов и соответствующих им понятий, причем на базе общелитературного языка, что позволяет рассматривать терминологию именно как часть его лексико-семантической системы [12, с. 1].

Стремительное развитие науки и техники, достижения научно-технического прогресса способствуют появлению специальных слов для обозначения новых объектов, явлений и процессов. Появившиеся специальные слова становятся неотъемлемой частью повседневной жизни человека и входят в состав специализированной картины мира профессионалов. Как отмечают А.В. Суперанская, Н.В. Подольская, и Н.В. Васильева, «…терминология как совокупность терминов составляет часть специальной лексики» [1, с. 7]. Несомненно, терминология представляет собой наиболее динамичную и подвижную лексическую систему языка, поэтому исследования в этой области имеют зачастую историческую ориентированность, показывая, как возникает, развивается и сменяется во времени терминология в зависимости от развития соответствующих наук и общего стиля мышления эпохи [8, с. 5].

В современной научной литературе можно встретить большое количество определений терминологии, что говорит о повышенном интересе к данной проблеме и свидетельствует о разных подходах к ее изучению. Также следует отметить, что нет единого и четкого определения слову «терминология», поэтому в нашем исследовании мы попытались выявить общие характеристики терминосистем, а также различия, посредством которых представляется возможным их дифференцировать.

Так, например А.В. Суперанская, Н.В. Подольская, Н.В. Васильева приписывают несколько значений слову «терминология»:

  1. совокупность или некоторое неопределенное множество общенаучных терминов;

  2. совокупность терминов (понятий и названий) какой-либо определенной отрасли знания (строительная терминология, медицинская терминология и т.д.);

  3. учение об образовании, составе и функционировании общенаучных терминов;

  4. учение об образовании, составе и функционировании терминов определенной отрасли знания, употребляющихся в определенном языке, и их эквивалентах в других языках;

  5. общее терминологическое учение; [11, с. 14].

Исходя из данных дефиниций, можно сказать, что первые два определения ассоциируются с системой понятий определенной отрасли знания, а в трех последних понятие терминологии коррелирует с понятием учения – науки о системе понятий. Таким образом, мы можем разграничить существующие определения терминологии по двум аспектам:

  1. совокупность терминоэлементов, понятий и названий;

  2. учение об образовании терминоэлементов, понятий и названий.

Основные точки зрения на терминологию как совокупность терминов А.В. Суперанская, Н.В. Подольская, Н.В. Васильева классифицирует следующим образом:

1. Терминология – составная часть лексики литературного языка. Приверженцы данной точки зрения говорят о происхождении ряда терминов от слов литературного языка и о возможности введения в их число терминов [11, с. 17]. Такой точки зрения придерживается Е.А. Макшанцева, которая отмечает, что терминология – это «очередная подсистема внутри общей лексической системы данного языка и притом подсистема наиболее обозримая и исчислимая, тем более, что терминология как подсистема в свою очередь распадается на подсистемы по тематическим признакам» [7, с. 8]. И.И. Чиронова предлагает несколько дефиниций терминологии:

  • слова и словесные комплексы, соотносящиеся с понятиями конкретной науки и вступающие в системные отношения с другими подобными словами и словесными комплексами, составляя вместе с ними в каждом случае особую замкнутую систему;

  • совокупность взаимообусловленных лексических единиц, служащих для обозначения понятий какой-либо отрасли человеческого знания, которые в свою очередь образуют систему ее понятий;

  • совокупность терминов, лексических единиц определенного языка для специальных целей, обозначающая их общее (конкретное или абстрактное) понятие [13].

В данных определениях прослеживается такое свойство терминологии как системность. Но это свойство как отмечает Г.П. Снетова присуще и лексике литературного языка, поэтому мы посчитали, что данные дефиниции относятся именно к данной точке зрения. А.А. Реформатский по поводу системности литературной лексики отмечает «…как и любой ярус языковой структуры, лексика представляет собой систему». Однако, по мнению А.А. Реформатского именно в лексике установить систему наиболее трудно, в силу того, что «факты» словаря неисчислимы и крайне пестры; все это зависит от того, что лексика – наиболее конкретный сектор языка, а чем менее формальна абстракция, тем труднее понять ее как систему [10, с. 139]. Формирование терминологии в той или иной отрасли знания в больше степени зависит от сознательных усилий людей, развивающих определенную отрасль знания. В этом и заключается системность терминологии: эта характеристика определяется по отраслям знания.

Литературная лексика представляет собой ядро, без которого немыслимо общение на любом уровне. Коммуникативная деятельность человека непосредственно вплетается в его производственную деятельность, являясь неотъемлемой частью последней, что во многом определяет особенности процессов номинации [14, с. 104]. Литературный язык - это обработанная форма общенародного языка, воспринимаемая носителями данного языка как образцовая. В литературном языке существует разнообразие функциональных стилей, среди которых выделяются научный, официально-деловой, художественный, публицистический и разговорный [15]. Литературная лексика и терминология тесно соприкасаются в том смысле, что одни и те же слова могут входить в состав терминологии и в то же время могут функционировать в литературном языке. Об этом свидетельствуют такие процессы, как терминологизация и детерминологизация. Например, если мы возьмем слово window – с одной стороны, это термин в строительстве, с другой, это слово может использоваться в художественной литературе (к примеру, название такого произведения как «The open window» by Saki (H.H. Munro)). Это же слово может использоваться представителями средств массовой информации для освещения новостей, например: «teenagers throw the wheel out of the window and killed a man».

Вследствие выше перечисленных определений терминологии И.И. Чиронова выделят признаки данного лексического пласта, к которым она относит: принадлежность определенной области знания; принадлежность замкнутой и строго организованной системе в рамках данной области знаний; соотнесенность с определенным понятием. Вслед за Р.Ю. Кобриной и Б.Н. Головиным, И.И. Чиронова предлагает рассматривать терминологию в системе общеупотребительного языка, поскольку одни и те же лексические единицы часто могут одновременно выступать в роли как терминов, так и общеупотребительных слов [13]. Т.Н. Данькова понимает под терминологией совокупность терминов, сложившуюся в процессе зарождения и развития определенной научной области, и служащую для выражения специальных понятий, а также для называния типичных объектов данной области [3, с. 10]. Однако мы считаем, что развивается не только терминология, наряду с ней обогащается и общеупотребительная лексика, поскольку эти пласты лексики тесно коррелируют друг с другом.

2. Терминология образует автономный раздел лексики национального языка, имеющий мало общего с литературным языком. Приверженцы этой точки зрения говорят о выделении терминологии в самостоятельную зону со своими закономерностями, порой не согласующимися с нормами литературного языка [11, с. 17]. Данной точки зрения придерживается Ю.А. Комарова, которая отмечает, что терминология в целом относится к числу интегрирующих факторов, которые позволяют создавать единое информационное (научно-техническое, образовательное, экономическое и т.д.) пространство, поскольку именно терминология обеспечивает информационное взаимопонимание и взаимообмен на национальном и межнациональном уровнях, совместимость законодательных, правовых и нормативных документов. Однако нельзя не учитывать и того факта, что для передачи профессиональной информации совершенно необходимы и нейтральные в стилистическом отношении пласты лексики, имеющие иную функциональную специфику в рамках языка науки [5, с. 77].

Е.В. Алешанская отмечает, что терминология (как совокупность терминов) составляет автономный сектор любого национального языка, тесно связанный с профессиональной деятельностью [1, с. 14]. С.Э. Меркель говорит о том, что в последнее время появились исследования, осмысливающие терминологию разных отраслей знания в целом как часть языкового материала, что свидетельствует о становлении терминоведения как науки [8, с. 5].

А.В. Суперанская, Н.В. Подольская, Н.В. Васильева отмечают, что терминология представляет собой замкнутый словарный контекст, границы которого обусловлены определенной социальной организацией действительности; она имеет социально-обязательный характер в отличие от обыденной лексики и представляет собой автономный раздел лексики. Тем самым исследователи, по сути, отвергают концепцию терминологии как составной части литературного языка [11, с. 18].

3. Терминология – вообще не язык, а система искусственно созданных знаков. Последователи данной точки зрения считают, что термины складываются и функционируют в искусственно созданных условиях, противостоящих условиям естественного языка, и не могут рассматриваться на равных основаниях с обычными словами [11, с. 17]. Такого мнения придерживается В.М. Лейчик, который считает терминологию стихийно складывающейся совокупностью терминов [6, с. 106]. Сходным образом, Н.Б. Гвишиани, рассматривая вопросы исследования метаязыка, считает, что терминология включает изучение условно принятой семасиологической системы, а не естественного человеческого языка, произвольно используемого для целей коммуникации: «…чувственное познание посредством ощущений является первичным; оно – источник всех познаний. Однако это всего лишь одна из форм или сторон процесса познания. Вторая же сторона заключается в рациональном познании, которое перерабатывает материал ощущений и основано на образовании наиболее общих понятий. Эти понятия могут быть полезными для дальнейшего развития данной науки только тогда, когда за ними закрепляются строго определенные слова или словосочетания. Другими словами, полученные научные результаты не могут стать достоянием человечества до тех пор, пока движение мыслей не достигло такого уровня абстракций, на котором возможно соединение вновь созданного понятия с определенным символом или знаком» [2, с. 7]. Таким образом, мы видим, что для формирования научного знания выделяются две стороны: чувственное познание и рациональное, причем в данном процессе терминология является завершающим этапом любого научного исследования и представляет собой как бы искусственную надстройку над развивающейся естественным путем лексической системой языка.

Из проанализированных трактовок мы видим, что большинство исследователей придерживаются мнения о том, что терминология образует автономный раздел лексики и предлагают рассматривать терминологию в рамках отдельной науки. Терминология, представляя собой совокупность терминов, является независимым пластом любого национального языка, и тесно коррелирует с профессиональной деятельностью человека. Посредством терминов в каждой отрасли знания, науки, техники формируются свои системы, взаимосвязанные, в первую очередь, понятийными корреляциями профессионального знания, стремящимися выразить эти знания при помощи языковых средств: «…почти каждый шаг в процессе науки знаменуется созданием или уточнением терминов. Обычные слова обладают свободой употребления и нечеткостью смысла, так как обыденное знание не достаточно точно, и общий язык приспосабливается к такому знанию. Когда наши знания становятся абсолютно точными, нам требуется точный язык, где каждый термин имеет строго фиксированное значение. Таковым язык науки становится благодаря употреблению терминов» [11, с. 19]. Именно на данном этапе развития научного знания или предметной области и востребована терминология.

В своем исследовании за основу мы взяли определение терминологии как замкнутого словарного контекста, которым могут владеть только представители определенной сферы человеческой деятельности, и терминология определенной предметной области понятна только им, поскольку считаем, что овладение терминологией – одно из важнейших условий полноценного функционирования в определенной сфере человеческой деятельности. В. Раскин по этому поводу отмечает: «…профессиональный язык не полностью понятен рядовому носителю языка, для его освоения необходимо специальное обучение, и поэтому его носители относятся к нему более сознательно, и он, следовательно, не подвержен стихийной деятельности масс носителей в такой степени, как общенародный язык» – все это и служит, по его мнению, залогом устойчивости и высокой организации профессиональных языков [9, с. 47].

Термины и терминологии являются необходимым инструментарием для формирования научных теорий, законов, положений и репрезентируются как неотъемлемая и составная часть науки и техники. Ж.Г. Жигунова считает, что овладение терминологией является основной проблемой при постижении любого научного знания, т.к. терминологические единицы играют важную роль в профессиональной и научной коммуникации [4, с. 10]. Действительно, специалист, работающий в определенной сфере человеческой деятельности, не сможет полноценно реализовать свои возможности, не овладев терминологией: в результате неудовлетворительной и неточной научно-технической терминологии возникают большие затруднения как для успешной хозяйственной деятельности, так и для деятельности обучающей, связанной с усвоением той или иной специальной дисциплины [4, с. 11].


Литература:
  1. Алешанская, Е.В. Современный американский музыкальный термин [Текст] / Е.В. Алешанская: Дис. канд. филол. наук: 10.02.04. – Нижний Новгород, 2008. – 174 с.

  2. Гвишиани, Н.Б. Язык научного общения: вопросы методологии [Текст] / Н.Б. Гвишиани / Изд. 2-е, испр. – М.: Издательство ЛКИ, 2008. – 280 с.

  3. Данькова, Т.Н. Русская терминология растениеводства: история становления и современное состояние [Текст] / Н.Т. Данькова: Автореф. дис. … док. филол. наук: 10.02.01. – Воронеж, 2010. – 44 с.

  4. Жигунова, Ж.Г. Английская терминология социальной работы в диахронии и синхронии [Текст] / Ж.Г. Жигунова: Дис. канд. филол. наук: 10.02.04. – Омск, 2003. – 155 с.

  5. Комарова, Ю.А. К проблеме структурно-содержательного описания терминологии языка науки (на материале терминологии английской системы образования) [Текст] / Ю.А. Комарова // Филология и человек. – №4. – 2007.

  6. Лейчик, В.М. Терминоведение: предмет, методы, структура [Текст] / В.М. Лейчик. Изд.4-е. – М.: Либроком, 2009. – 256 с.

  7. Макшанцева, Е.А. Специфика оценочного компонента в структуре значения юридического термина (на материале русского и английского языка) [Текст] / Е.А. Макшанцева: Дис. … канд. филол. наук: 10.02.19. – Саратов, 2001. – 162 с.

  8. Меркель, С.Э. Семантико-дистрибутивная верификация терминологического знака (на материале документов немецкого гражданско-процессуального права) [Текст] / С.Э. Меркель: Дис. … канд. филол. наук: 10.02.04. – Волгоград, 2001. – 187 с.

  9. Раскин, В. К теории языковых систем [Текст] / В. Раскин: Изд. 2-е, доп. – М.: Эдиториал УРСС, 2008. – 424 с.

  10. Реформатский, А.А. Введение в языковедение [Текст] / А.А. Реформатский / Изд. 5-е., испр. – М.: Аспект Пресс, 2005. – 536 с.

  11. Суперанская, А.В. Подольская, Н.В. Васильева, Н.В. Общая терминология: вопросы теории [Текст] / А.В. Суперанская, Н.В. Подольская, Н.В. Васильева / Отв. ред. Т.Л. Канделаки: Изд.5-е. – М.: Либроком, 2009. – 248 с.

  12. Чигашева, М.А. Исследование терминологической лексики методом семантического поля [Текст] / М.А. Чигашева // Вестник РУДН. Серия Лингвистика. – 2004. – №6. – С. 80-86.

  13. Чиронова, И.И. Теоретические основы анализа юридической терминологии [Электронный ресурс]. – URL: http://www.elibrary.ru

  14. Шмелева, О.Ю. Некоторые эволюционные аспекты терминообразования в древне- и среднеанглийский периоды [Текст] / О.Ю. Шмелева // Вопросы когнитивной лингвистики. – 2010. – №3. – С. 101-109.

  15. Юрченко, И.В. О стратификации словарного состава в немецком языке [Электронный ресурс]. – URL: http://www.lomonosov-msu.ru/archive/Lomonosov_2009/deutsch/jurchenko.pdf

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle