Библиографическое описание:

Сайфутдинова Э. Г. Роль русской литературы в творчестве Габдуллы Тукая [Текст] // Современная филология: материалы междунар. науч. конф. (г. Уфа, апрель 2011 г.). — Уфа: Лето, 2011. — С. 125-128.

Актуальность данного исследования определяется тем, что в этом году празднуется 125-летие со дня рождения татарского поэта Габдуллы Тукая. Его произведения по-прежнему вызывают живой интерес литературоведов.

Целью нашего исследования является определение роли русской литературы в творчестве Г.Тукая.

Постановка данной цели обусловила выбор следующих задач:

  1. изучить творческий путь поэта;

  2. выявить степень влияния Пушкина, Лермонтова и других представителей русской литературы на творчество Г.Тукая.

Структура работы соответствует поставленным задачам. Наш материал был проанализирован на основе следующих методов: описательный метод, исторический метод, метод компонентного анализа и сопоставительный метод.

Татарская литература в этом году отмечает свой великий праздник – 125- летие со дня рождения выдающегося поэта Габдуллы Тукая (1886–1913), с именем которого связано рождение новой ренессансной татарской литературы начала XX века и выход ее на большую общероссийскую и международную арену.

О Тукае – великом татарском поэте – много писали его современники, и в наше время мы часто обращаемся к нему, размышляем над его творчеством, создаём научные труды, литературные произведения, симфонии, картины. Будем обращаться и впредь. Ответ на вопрос: «Почему Тукай тревожит души людей?» - нужно искать в вековой истории народа. Нет у татар другого столь исконно национального поэта. Тукай – душа татарского народа, его истинный, глубинный дух. В этом, по – моему, кроется секрет его притягательной силы. Величие Тукая в национальном характере его творчества, которое как у истинно великого поэта стало интернациональным. Он не рассматривает свой народ в отрыве от судеб, истории других народов, он стремится поднять его до уровня прогрессивных, высокоразвитых, культурных соседей. Он звал свой народ к высотам, на которые способен подняться дух человека.

Биография Тукая несложная. Габдулла Тукай (настоящее имя – Габдулла Мухаммедгарифович Тукаев) родился 26 апреля 1886 года в семье муллы Мухаммедгарифа в деревне Кушлауч Казанской губернии (ныне это Тукаевский район Республики Татарстан). Род Тукаевых, по преданию, насчитывал семь поколений мулл. О предках поэта известно очень мало: дед Тукая, Мухаммедгалим, в 1835 году получил «указ», то есть свидетельство на звание муллы. Будущий поэт рано осиротел: ему было пять месяцев, когда умер его отец Гариф-мулла, а через несколько лет Габдулла лишился и матери. С трёхлетнего возраста он жил в разных семьях. Приёмные родители часто менялись, и на одном месте маленький Габдулла долго не задерживался. С малых лет Тукай испытал все невзгоды сиротской жизни.

«Терзаем стужей и жарой, я в муках жил.

Я всё видал!

Бродил по миру сиротой, среди могил.

Я всё видал!», - писал он в одном из стихотворений, вспоминая детские годы

Скитания Тукая закончились неожиданно: его взял на воспитание крестьянин Сагди из деревни Кырлай. Жена муллы начала обучать Габдуллу азбуке, а затем его отдали в школу.

Огромное впечатление оказала на Тукая богатая кырлаевская природа, воспетая им впоследствии в знаменитой поэме «Шурале»:

В Заказанье есть деревня, называется Кырлай.

Что рифмуется с Кырлаем? Куры да собачий лай.

После Кышлауча – Кырлай, Училе, Казань. После Казани Уральск и снова Казань. Вот и весь путь пройденный Тукаем. Он умер, когда ему было всего двадцать семь лет. Апрель 1886 года – и апрель 1993 года. Родился весной и весной ушёл из жизни…[Равиль Бухараев,1986:1]

Тукай умер очень молодым, в 27 лет, от туберкулеза легких. Невольно вспоминаются строки великого поэта Востока – азербайджанца Низами Гянджеви о пророческой миссии поэтов, художников, исторических личностей:

В двадцать семь, как пророк, покидая наш дол,

Он пожитки скитанья сложил и ушел.

(Перевод К.Липскерова)

Величие Тукая в огромном, многогранном, демократическом направлении его творчества.

Стихи Тукая, одухотворенные высокими национальными идеалами, долетали до самых темных уголков татарских деревень и затрагивали самые тонкие струны народной души. Их везде заучивали наизусть, пели, музыканты-самоучки писали на них музыку. Его стихи становились песнями самого народа. Как писал Галимжан Ибрагимов, Тукай «обладал умением высказать то, что было в сердце народа, но что сам народ не умел выразить».

Утверждая свой высокий гражданский долг перед обществом, перед нацией, в письме к своему другу, поэту-романтику Сагиту Рамиеву Тукай писал: «Ведь я не только чистый поэт, как ты. Я еще и дипломат, и политик, и общественный деятель. Мои глаза многое видят, уши многое слышат». Действительно, Тукай был не только гением поэзии, но и талантливым прозаиком, пламенным публицистом, журналистом, историком, философом, общественно-политическим деятелем, дипломатом своего народа, горевшим страстным желанием вывести свой народ на путь приобщения к достижениям мировой цивилизации.

Тукай пришел в литературу, одухотворенный великими идеями гуманизма и демократизма. Осваивая наследие великих учителей своих, Тукай шел своим путем. По- настоящему знакомится он с татарской, восточной и русской литературой в Уральске. Шедевры поэзии XII века, такие, как «Юсуф и Зулейха», конечно, раньше других книг попали в его каморку при медресе.С «Тахиром и Зухрой», возможно, он был знаком еще раньше. Ведь такие книги издревне читали вечерами, собираясь вместе, люди даже самых глухих деревень.

Знакомился он и с творчеством поэтов Кандалыя, Утыз Имэни, Акмуллы. Произведения «Бакырган», «Мухаммадия» и «Старый Кисекбаш», которые способствовали укреплению религиозного духа в народе, он высмеивал в своих стихах, пародируя их. Разве способен крепко взнуздать своего Пегаса поэт, не изучивший до тонкостей достижения национальной литературы?

Но не только традиции национальной и классической восточной поэзии питали его творчество.

По литературным обработкам и художественным заимствованиям русских поэтов Тукай знакомится с творчеством выдающихся представителей английской, немецкой и французской литератур – Шекспиром, Байроном, Шиллером, Гете, Гейне и Беранже и переводит их произведения на татарский язык. В конечном счете все это подготовило почву для переориентации художественного метода татарского поэта от каноничных форм Востока к Западу, появлению в нем реализма и романтизма в духе русской и европейских литератур.

Литературные интересы Тукая были чрезвычайно широки. Будучи поэтом большого общественного и эстетического диапазона, он вбирал опыт всюду: на Западе и Востоке. Огромное воздействие на творчество татарского поэта оказала русская литература с ее гуманистическим и обличительным пафосом. Богатый художественный опыт русского классического реализма и романтизма помог Тукаю глубже обнажить общественно-политические и социальные противоречия и откликнуться на самые злободневные духовные запросы татарской действительности.

Первое знакомство Тукая с произведениями русской литературы происходит в Уральске. Во время учебы в медресе он посещает трехгодичный русский класс. Под руководством учителя Ахметши в нем воспитывается любовь к русской литературе. Его интересовало творчество многих русских поэтов: В.А.Жуковский, И.И.Дмитриев, А.Е.Измайлов, А.Н.Майков, А.Н.Плещеев, И.С.Никитин, Н.А.Некрасов, Н.И.Поздняков, К.Д.Бальмонт и др.

Тукай мечтал видеть татарскую литературу развитой, высокохудожественной, защищающей духовные ценности нации. В статье «Национальные чувства» (1906) он писал, что «и наша нация нуждается в Пушкиных, Лермонтовых, Толстых. Словом, наша нация нуждается в настоящих писателях, художниках...». Знаменательным является тот факт, что по божественному ли начертанию, волею ли судьбы эту историко-литературную миссию «национального Пушкина» Тукаю пришлось принять на себя. «Беру пример с Пушкина и Лермонтова, постепенно поднимаюсь на поэтические высоты», – писал он в стихотворении «Размышления одного татарского поэта» (1907) [Равиль Бухараев,1986:5]

Тукаем еще были переведены на татарский язык рассказы Толстого «Дорого стоит» и «Ильяс». Об идейной преемственности с Толстым во взглядах на государственные, общественно-политические институты, на роль религии, брака и семьи свидетельствуют многочисленные названия произведений Тукая, написанных незадолго до смерти, как, например, «Слово Толстого», «Слова Толстого», «Мысли Толстого» и др. Перекличка с толстовскими литературно-эстетическими и этическими воззрениями ярко вырисовывается и в литературно-критических статьях поэта.

Как известно, в формировании татарского прогрессивного романтизма немаловажную роль сыграли традиции таких великих представителей русского и западноевропейского романтизма, как Пушкин и Лермонтов, Байрон и Гейне. Тукай испытывал к ним глубочайшее уважение. Он сумел понять связь прогрессивного романтизма с человеком и эпохой, его гуманистическую природу, полную, как он отозвался о байронизме, «великих, возвышенных и прекрасных» чувств. Поэтому татарский поэт уделял немало внимания переводам лучших образцов русской и мировой романтической литературы на родной язык.

На сегодняшний день «Тукай и Толстой» – это большая тема, требующая серьезного исследования учеными с позиции новых идеологических ориентиров начала XXI века. [Ганиева.2006:1,2,3,4,5]

Тукай также воспевал гордый образ поэта-гуманиста, противостоящего миру чистогана, обмана и несправедливости. Явна была здесь его перекличка со своими великими учителями – Пушкиным и Лермонтовым. Обращаясь к поэту – современнику, он писал:

Ты живи своею жизнью, избегая суеты,-

Шум бесплодный чужд поэту, от него скрывайся ты!

…Не сгибайся! Ты огромен в этом мире мелкоты.

Падишах ты! Пусть в поклоне мир согнется, а не ты.

(«На память», 1908)

Несомненна близость этого героя к образу поэта-гражданина у Пушкина и Лермонтова. Образ тукаевского лирического героя также был овеян высоким романтическим прорывом к свободе, «презрением к бренному миру»:

Я устремляюсь в высоту, в безмерность, в бесконечность,

К бессмертной, вечной красоте, в сияющую вечность!

Я вечно юным быть хочу, рождая радость всюду.

Пусть гаснет солнце в небесах, я новым солнцем буду!

(«Иду своим путем», 1912)

В облике идеального героя Тукай хотел видеть духовный, нравственный образец для себя и для своих современников. Им владела радостная надежда, что татарская молодежь вновь выйдет на арену борьбы, оставленную большевиком Ямашевым. В том же 1912 году, уже будучи больным, поэт в стихотворении «Татарская молодежь» горячо приветствовал молодое, верное освободительному идеалу поколение:

Пусть мрачны над нами тучи – грянет гром, дожди пойдут

И мечтанья молодежи к нам на землю упадут.

По вершинам, по долинам зашумят потоки вод.

Грянут битвы за свободу, сотрясая небосвод.

Пусть народ наш твёрдо верит всей измученной душой:

Заблестят кинжалы скоро, близок день борьбы святой.

Все это подтверждает, что неиссякаемая вера в народ и его честных сынов служила той идейной энергией, которая оплодотворяла думы и чувства поэта, согревала его душу и освещала путь его короткой жизни, прошедшей в высоком творческом напряжении и горении. Именно в этой же вере – основной источник его исторического оптимизма и гуманизма. В то же время эту веру невозможно понять, как выражался сам поэт, «без всесильной, отрезвляющей и побеждающей любую черную силу ненависти народа» .

Пробуждение поэтической личности, формирование лирического героя в татарской литературе начала века отмечены значительными трудностями и противоречиями. В них отразился драматический и трагический мир личности, прошедшей через водовороты социальной действительности, исторические кризисы и катаклизмы. На этом фоне особенно выделялась тукаевская лирика. В ней предстала духовная история молодого человека, порывающегося перестроить свой внутренний мир, перевоспитать себя и открыть в самой действительности красоту, величие тех идеалов, которым он готов следовать. В этой лирике запечатлелось стремление уловить требование современности и грядущего и жить, отвечая этим требованиям, гореть и творить во имя торжества справедливости на родной земле [В. Ганиева,1988:14,15,19,20].

Выводы: Тема «Тукай и русская литература» является одной из составных частей проблемы западно-восточного синтеза. Интересно, что русские и западноевропейские поэтические традиции вошли в творчество Тукая не врозь, а в определенном единстве через русский язык и ещё прочнее сплавились в его идейно-эстетическом восприятии, сплетаясь с восточно-национальным компонентом.

Глубокое знакомство с русской литературой, с произведениями А.С. Пушкина, М.Ю. Лермонтова, Н.А Некрасова сыграло большую роль в творчестве Габдуллы Тукая. Во многих своих стихотворениях он называл Лермонтова и Пушкина своими наставниками («Пушкину», 1906; «Размышления одного татарского поэта», 1907; «Отрывок», 1913 и др.). Л. Н. Толстого он считал самой первой косточкой «священных чёток» русских писателей. Велика заслуга Габдуллы Тукая в пропаганде русской литературы. Он сделал прекрасные переводы на татарский язык произведений А.С. Пушкина, М.Ю. Лермонтова, И.А. Крылова, А.Н. Майкова, А.Н. Плещеева, Я.П. Полонского, А.В. Кольцова, И.С. Никитина, А.К. Толстого.

Творчество Тукая давно перешагнуло национальные границы и стало явлением интернациональным. Его произведения переведены на многие языки и широко известны в нашей стране и за рубежом. Решением ЮНЕСКО 1986 год, год 100-летия поэта, был объявлен годом Габдуллы Тукая, и отмечался во всех странах мира. В том же году в Казани был открыт Литературный музей поэта и установлен памятник.

Значение Габдуллы Тукая для татарского народа огромно. Он выполнил в своей культуре ту же историческую миссию, что и Пушкин в русской культуре, Шевченко в украинской, Абай в казахской…

Жизнь поэта продолжается в его бессмертных произведениях, воспевающих красоту души людей труда.

Восприятие Тукаем художественного опыта Пушкина, Лермонтова, Толстого и многих других ускорило отход татарской литературы от многовековых каноничных традиций средневекового восточного романтизма и приобщение ее к философско-эстетическим достижениям западной и русской литературы. Этот сложный процесс европеизации художественного мышления завершается появлением такого уникального явления, как синтез духовных завоеваний мусульманского Востока и христианского Запада, легший в основу татарской ренессансной литературы начала XX века.


Литература:

  1. Ауэзов Мухтар. Казань, Таткнигоиздат . 1966 г.

  2. Бухараев Равиль. Габдулла Тукай. Избранное.-Москва. Изд-во «Художественная литература»,1986.

  3. Ганиева В. Габдулла Тукай . Стихотворения и поэмы. Ленинградское отделение, «Советский издатель», 1988.

  4. Гордлевский В.А.. Г. Тукай и русская литература. М. изд. Восточная литература. 1961 г.

  5. Луконин М. Созвездие Пушкина. Казань. 1979 г.

  6. Пехтелев И. Эстетические идеи в поэзии Габдуллы Тукая. Татгосиздат сектор художественной литературы. Казань, 1946 г.

  7. Пехтелев И. Пушкин, Лермонтов, Тукай. Казань: Татгосиздат, сектор художественной литературы. – 1949.

  8. Слово о Тукае. Сборник статей. Писатели и ученые о татарском народном поэте. Казань: Таткнигоиздат. – 1986.

  9. Хаким С. Тукай. – Казань: Таткнигоиздат. – 1975.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle