Библиографическое описание:

Сайфутдинова Э. Г. Деривационное развитие зоонимов в русском языке [Текст] // Современная филология: материалы междунар. науч. конф. (г. Уфа, апрель 2011 г.). — Уфа: Лето, 2011. — С. 183-187.

Актуальность данного исследования определяется тем, что семантическая сфера языка, имея непосредственный выход в этнокультурологию, по-прежнему вызывает живой интерес лингвистов.

Объектом исследования стали зоонимы русского языка во взаимосвязи их первичных и вторичных значений.

Под зоонимом понимается существительное, которое в первичном значении обозначает какое-либо животное. В данной работе были проанализированы только зоонимы, обозначающие не домашнее животное.

В связи с нашим объектом исследования возникает важный вопрос об исследовательских границах объекта нашего исследования.

Как известно, лексический состав делится на 2 пласта: первый пласт является общеязыковым, такие лексемы знакомы и используются всем коллективом, говорящих на русском языке; второй пласт лексико-корпоративного характера, в частности специально-научного. Эта группа лексемы знакома и используется ограниченным кругом лиц. Особенность зоонимов состоит в том, что они также делятся на 2 пласта: общеязыковой и специально-научный. Общеязыковые зоонимы известны всем носителям русского языка. Это, как правило, наименования наиболее “известных “ либо “родовых” животных. В сферу нашего анализа вошли именно общеязыковые зоонимы, зафиксированные в толковых словарях русского языка и собранные методом сплошной выборки (см. список использованных лексикографических источников).

Проблемы деривации сегодня рассматривают на новом уровне.

Так, Л.Н.Мурзин пишет, что деривация есть процесс образования слова, предложения, грамматических форм слова, словосочетаний, фразеологизмов, слогов, наконец, текстов, т.е. всех возможных языковых единиц, начиная с фонемы и кончая текстом. Следовательно, деривация--- наука о процессах образования языковых единиц. Словообразование же является лишь частным случаем, одним из разделов дериваталогии.

Следствия, которые могут служить постулатами дериваталогии:

деривация есть особого рода развитие-переход одних единиц в другие;

деривация протекает в ходе производства (воспроизводства) текста; текстообразование, опирающееся на деривационный процесс аналогично производству сложного объекта;

деривационный процесс принадлежит онтологии, а не гносеологии языка, потому он развивается по законам двух типов - детерминистским и статико-вероятным [Мурзин 1984: 3-18].

По мнению И.Т.Вепревой, лексические деривационные процессы в системе языка сводятся к двум разновидностям:

1) семантической деривации, или отношениями семантического варьирования отдельного многозначного слова;

2) формально-семантической деривации, или отношениям словообразовательной производности [Вепрева 2002:17].

По мнению С.Н.Денисенко, семантическая деривация--- это развитие системы слова (в совокупности значений) и появление на этой основе вторичных значений [Денисенко 2001: 233]. Иногда исследователи называют данный процесс лексико-семантической деривацией и включают сюда на ряду с образованием вторичных значений образование слов-омонимов [Белявская 1987: 54-59 ].Мы понимаем семантическую деривацию так, как её понимает С.Н.Денисенко. Кроме того, как нам кажется, необходимо ввести термин “деривационное развитие “. Под деривационным развитием понимается параллелизм семантической деривации в базовом слове и его дериватах.

Семантическая деривация зоонимов неоднократно изучалась в разных языках. Научная новизна исследования определяется тем, что впервые семантическое деривационное развитие зоонимов в русском языке стала объектом исследования.

Целью нашего исследования является произвести анализ полисемантической структуры существительных русского языка, имеющих первичное значение “не домашнее животное “.

Постановка данной цели обусловила выбор следующих задач: 1) методом сплошной выборки собрать фактический материал;

2) выделить зоонимы-полисеманты в русском языке;

определить характер вторичных значений зоонимов русского языка;

провести классификацию лексических оппозиций с точки зрения развития вторичных значений.

Структура работы соответствует поставленным задачам.

Наш материал был проанализирован на основе следующих методов: описательный метод, исторический метод, метод компонентного анализа, количественные методы.

Особую роль для изучения многозначности играет компонентный метод. “Сущность компонентного анализа определяется рядом положений:

в соответствии с достижениями современной лингвистики постулируется, что значение слова - это сложный феномен;

этот сложный феномен можно разложить на составляющие для обозначения которых используются разнообразные термины: компоненты значения (содержания) или семантические компоненты, дифференциальные элементы, ноэмы, семы и т.д.;

разложению слова на его семы должно предшествовать распределению значений по семантическим полям, выделение семантических полей”. [Тарланов 1988: 24].

Анализ полисемантической структуры зоонимов в русском языке

Целью данного исследования является анализ полисемантической структуры существительных русского языка, имеющих первичное значение “недомашнее животное“.

Термин “полисемантическая структура “синонимичен термину“ семантическая структура слова“. Как пишет М.И. Фомина, “все значения слова при этом между собой так или иначе связаны, образуя довольно сложное семантическое единство, которое называется семантической структурой слова“. [ Фомина, 1990: 45].

1.Анализ семантической деривационной активности зоонимов в русском языке.

Под семантической деривационной активностью понимается количество лексико-семантических видов, имеющихся у той или иной лексемы. По отношению к какой-либо группе слов соответственно можно говорить о средней семантической деривационной активности (общее количество лексико-семантических видов у всех слов группы, деленное на количество слов).

Анализ показал, что в русском языке в среднем 204 значения: 64 слова и на один зооним и приходится 3 значения. Таким образом, можно сказать, что семантическая деривационная активность у зоонимов русского языка высокая.

Сравним исследуемые группы зоонимов с точки зрения развития метафоричес-

ких переносов на лицо и на не- лицо. Мы обнаружили, что в русском языке на 29 слов приходится 36 метафорически-личных значений. Отсюда следует, что в среднем на одно существительное - зооним приходится один подобный лексико-семантический вид.

Таким образом, русский язык в количественном плане реализует возможности универсального (имеющего, по-видимому, аналогию в преобладающем большинстве

языков мира) номинативного треугольника:

денотат аналогия денотат

“животное“ “человек “

слово

Подвергнем анализу зоонимы русского языка с точки зрения переноса на не-лицо.

Мы обнаружили, что в русском языке на 16 слов приходится 16 метафорически-неличных значений. Отсюда следует, что в среднем на одно существительное -зооним приходится один лексико-семантический вид.

Таким образом, зоонимы с точки зрения развития метафорических переносов на лицо более активны, чем на не-лицо.

2. Анализ фразеологической активности зоонимов в русском языке.

Под фразеологической активностью лексемы, в частности, зоонима, будет пониматься её способность образовывать такие словосочетания, которые будут иметь тенденцию к целостному образному переосмыслению, т.е. фразеологизации.

Нам показалось интересным проанализировать, в какой степени и каким образом фразеологируются словосочетания и предложения, которые в своем первичном денотативном значении обозначают ситуации, связанные с недомашним животным.

Из поля нашего внимания на данном этапе работы были исключены фразеологизмы, включающие сравнительные обороты (типа “ тащится как черепаха “; и фразеологичекие сочетания (типа “лисья хитрость“, “черепаший шаг).

---“ реветь белугой “(‘неистово кричать и плакать ‘ [Ожегов 1999:43])

---“ ежу понятно “ (‘ясно и понятно каждому‘ [Ожегов 1999: 188])

---“мышей не ловит кто “(‘совсем обленился, ничего не хочется делать ‘

[Ожегов1999: 372])

---“будет вам и белка, будет вам и свисток “(‘обещание чего-нибудь приятного, хорошего‘ [Ожегов 1999: 43])

---“к волку в пасть не лезть“ (‘общаясь с кем-нибудь, подвергать себя явной опасности, неприятности ‘ [Ожегов 1999: 94])

---“хоть волком вой “(‘о состоянии тяжелой тоски или безвыходности‘

[Ожегов 1999: 945])

---“крысы бегут с тонущего корабля“ (‘о тех, кто бросает общее дело в трудный, опасный момент‘ [Ожегов 1999: 311]

---“искать блох “ (‘выискивать мелкие недостатки, погрешности в чём-нибудь‘ [Ожегов 1999: 52])

---“соловьём разливается“ (‘кто-нибудь говорит красноречиво, увлеченно‘

[Ожегов 1999])

---“убить бобра“ (‘обманувшись в расчетах, получить плохое вместо хорошего ‘ [Ожегов 1999: 52])

---“комар носу не подточит “(‘нельзя придраться, так как сделано очень хорошо‘ [Ожегов 1999: 286])

---“пришей (не пришей) кобыле хвост “(‘о ком-чём-нибудь совершенно ненужном, не имеющем отношения к делу ‘ [Ожегов1999: 280])

---“блоху подковать “(‘выполнить мастерски, виртуозно очень тонкую и сложную работу‘ [Ожегов 1999: 52])

---“гоняться за двумя зайцами “(‘преследовать одновременно две разные цели ‘ [Байрамова 1991: 36])

---“убить двух зайцев “(‘добиться осуществления двух целей‘ [Байрамова 1991: 36])

---“показать, где раки зимуют“(‘проучить, жестоко наказать кого-либо; всыпать кому-либо (обычно как выражение угрозы‘ [Байрамова 1991: 39] ) ---“делать из мухи слона“ (‘сильно преувеличивать что-либо, придавать чему-либо незначительному большее значение‘ [Байрамова 1991]) ---“медведь на ухо наступил“ (‘отсутствие музыкального слуха‘ [Сафиуллина 2002: 547 ])

---“ворон считать “ (‘ротозейничать‘ [Сафиуллина 2002: 537])

---“делить шкуру неубитого медведя “ (‘делить между собой доходы, выгоды,

которых ещё нет и, возможно, вообще не будет‘ [Сафиуллина 2002: 540;

Ожегов 1999: 347]).

Анализ данных фразеологизмов показал, что денотативной базой образования фразеологизмов чаще всего служат:

1) ситуации, связанные с охотой, например: “гоняться за двумя зайцами “, “убить бобра“, “убить двух зайцев“, “делить шкуру неубитого медведя “;

2) ситуации, связанные с поведением животных, например: “хоть волком вой“, “соловьём разливается“, “крысы бегут с тонущего корабля “ и т.д.

3) ситуации алогичные, например: “блоху подковать“, “делать из мухи слона “ и т.д.

Наблюдения показали, что в русском языке 24 зоонима употреблены в 34

фразеологизмах. В среднем 1 фразеологизм на один зооним: например: Козёл &#;Козёл отпущения - о человеке, на которого постоянно сваливают ответственность за всё плохое (по древнееврейскому обряду, когда в день отпущения грехов первосвященник, кладя на голову козла, тем возлагал на него грехи всего народа).[Ожегов 1998:281]

В результате проведенного исследования мы пришли к выводу, что в фразеологизмах русского языка довольно часто можно встретить использование существительных-зоонимов.

3. Аналогии и контрасты при зоонимических переносах в сфере обозначения неодушевленных предметов.

Аналогичный метафорический перенос для обозначения неодушевленной реалии наблюдается всего в 7 лексемах:

---“еж“ 2.Оборонительное заграждение в виде скрещивающихся переплетённых колючей проволокой кольев, брусьев, рельсов. [Ожегов 1999: 188]

---“стрекоза“ 3.О вертолёте. [Ожегов 1999:773]

---“козёл“ -3.Род игры в карты, в домино. [Ожегов 1999:281]

---“жаворонок“ -3.Сдобная булочка в виде птички. [Ожегов 1999: 189]

---“бабочка“ 2.Галстук в виде короткого жестокого банта, по форме напоминающую бабочку. [Ожегов 1999:33]

---“полип“-2.Болезненное образование( разрастание) из эпителия слизистой оболочки. [Ожегов 1999:553]

Как показал наш анализ, основой для переноса стали такие семы в структуре первичного значения, как:

а) сема “внешний вид“: “жаворонок“, “бабочка“, “полип“, “стрекоза“;

б) сема “функция“: “ёж“;

в) сема “часть целого“: “рыба“;

г) сема качество“: “козёл“.

Контрастный метафорический перенос для обозначения неодушевленной реалии зафиксированы только в следующих зоонимах русского языка (всего 16 лексем: “блоха“, “волк”, ”заяц”, ”кобыла”, ”рысь”, ”журавль”, ”гусеница”, ”косуля”, ”жаба”, ”зебра”, ”кукушка”, ”змей”, ”мышка”, ”ворон”, ”кошка”, ”лиса”):

---”блоха”---Блошки в детской игре: жесткие кружочки, подпрыгивающие при нажимании на края [Ожегов 1999: 52];

---”волк”---волчий паспорт- в царской России: документ с отметкой о политической благонадежности[Ожегов 1999: 94];

---заяц”---зайчик---движущееся светлое пятнышко от отраженного солнечного луча [Ожегов 1999: 226];

---”кобыла”---в старину: скамья, к которой привязывали подвергаемого наказанию [Ожегов 1999: 280];

---”рысь”---2.Способ бега лошади (или другого животного), при котором одновременно выносятся вперёд ноги передняя левая и задняя правая или передняя правая и задняя левая. 3.Частый и неторопливый бег человека[Ожегов 1999: 690];

---”журавль”---Приспособление для подъёма воды из колодца ­ длинный шест, служащий рычагом [Ожегов 1999: 196];

---”гусеница”---У тракторов, танков, самоходных кранов; охватывающее колёса замкнутое полотно, состоящие из отдельных шарнирно закрепленных звеньев[Ожегов 1999: 149];

---”косуля”---В старину: род сохи, отваливающий землю в одну сторону

[Ожегов 1999: 300];

---”зебра”---Раскрашенное полосами место пешеходного перехода на проезжей части пути [Ожегов 1999: 228];

---”кукушка”---Небольшой маневревый паровоз, а также поезд местного назначения на железнодорожных ветках[Ожегов 1999: 313];

---”змей”---3.Поднимающийся и удерживаемый на длинной нитке лист бумаги или кусок ткани с наклеенными на нем тонкими деревянными планками.4.Воздушный змей//1)то же, что и змей ( в 4 знач.); 2)поднимаемое высоко в воздух, привязанное метеорологическое устройство.

[Ожегов 1999: 231];

---”мышка”---2. 1) под мышками-под плечевым сгибом или прижавшейся плечевой частью руки к боку. Нести папку под мышкой. 2)под мышки – держа руками под плечевым сгибом. Взять папку под мышку. [Ожегов 1999: 372];

--- ”ворон”---Черный ворон---в годы сталинских репрессий: закрытый автомобиль для перевозки арестованных [Ожегов 1999: 97];

---”кошка”---4. Род железных железных шипов( или иных приспособлений) надеваемых на обувь для лазанья на столбы, по отвесным склонам.5.Небольшой якорь 6.В старину: ременная плеть с несколькими хвостами[Ожегов 1999: 302];

---”лиса” ---Замаскированный в лесу радиопередатчик, переодически подающий кратковременные сигналы [Ожегов 1999: 328]

Как показал наш анализ, основой для контрастного переноса стали такие семы в структуре первичного значения как:

а) сема “внешний вид“: ”заяц”, ”кобыла”, ”журавль”, ”гусеница”, ”косуля”, ”жаба”, ”зебра”, ”змей”, ”кошка”(‘ременная плеть‘);

б) сема “функция“: ”блоха”, ”рысь”, ”кукушка”, ”мышка”, ”ворон”, ”кошка” (‘род железных шипов‘, ’небольшой якорь‘);

в) сема ”качество“ , ”лиса”, ”волк”.

И при аналогичном, и при контрастном переносе основой переноса являются главным образом сема “внешний вид“ и ”функциональные свойства того или иного животного”.

Выводы. Сплошная выборка по словарям русского языка показала, что в составе общеупотребительной лексики русского языка зафиксировано 64 многозначных лексемы, обозначающих в своём первичном значении существо животного мира, не являющееся одомашненными. Данные лексемы могут быть следующих типов:

а) лексемы, у которых имеется вторичное метонимическое значение

(такие лексемы были исключены из поля нашего внимания);

б) лексемы, имеющие в качестве вторичного метафорическое значение;

в) лексемы, имеющие в качестве вторичных и метонимические, и метафорические значения.

Последние две группы стали объектом нашего исследования.

В целом надо сказать, что семантическая деривационная активность высокая у зоонимов русского языка (на один зооним русского языка приходится 3 значения).

Анализ фразеологической активности зоонимов показал, что она очень высока в русском языке.

Можно выделить метафорический перенос (перенос зоонимов на обозначение человека) и метафорически-неличный перенос (перенос зоонима на обозначение неодушевленного предмета).

Отдельному анализу был подвергнут метафорический перенос зоонима на обозначение неодушевленных предметов. И при аналогичном, и при контрастном переносе является главным образом сема “внешний вид» и “функциональные свойства того или иного животного“.

Заключение. Деривационное развитие зоонимов русского языка заключается в следующем:

  1. деривационое развитие зоонимов происходит, во-первых, по линии развития вторичных значений; метафорических и метонимических;

  2. вторичное значение отражается в семантической структуре дериватов;

  3. образуются дериваты, в которых вторичное значение зоонима становится первичным;

  4. зоонимы деривационно активны в семантическом плане, фразеологическом плане;

5) наблюдаются факты контрастного развития значений в русском языке, что обусловливается культурными традициями народа.

Источники:

1. Алиева Т.С.Словарь русского языка. - М.:Юнвес,1999. - 478 с.

2. Быстрова Е.А., Окунева А.П., Шанский Н.М.Учебный фразеологический словарь русского языка. - Л., 1984. - 270с.

3. Жуков В.П.Школьный фразеологический словарь русского языка. - М., 1980 –

318 с.

4. Кузнецов. Большой толковый словарь русского языка . - С П.: Нор –гент, 2000. -1535с.

5. Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. - М.: Российская академия наук институт русского языка В.В.Виноградова, 1999-940с.

6. Фразеологический словарь русского языка / под редакцией А. И.Молотова. -М., 1967---542с.

7. Яранцев Р.И. Словарь – справочник по русской фразеологии. - М., 1981;1985.


Литература:

  1. Агеева Ю.В. Семантическая деривация в русском языке новейшего периода: (на материале адъективной лексики): Диссертация кандидата философских наук – Казань, 1997 г.,-179с.

  2. Аллендорф К.А. Значение и изменение значений слов. – М.: Высшая школа, том.32, 1965 г., -290с.

  3. Альбрехт Ф.Б. Отанималистическая субстантивная метафора в лексике и фразеологии современного русского языка (опыт комплексного анализа).- М.1999г. – 184 с.

  4. Ахматова О.С. Очерки по общей русской лексикологии. – М.: Учпедиз, 1957 – 295 с.

  5. Арнольд И.В. Основы научных исследований в лингвистике. – М.: Высшая школа, 1991. – 220 с.

  6. Белошопкова В.А. Современный русский язык. – М.: Высшая школа. 1989 г. -800 с.

  7. Белявская Е. Г. Семантика слова. – М.: Высшая школа, 1987. –с.14-16.

  8. Васильева С.Г., Цыганова Е.Б., Мухутдинова Л.П. Многозначность слова в сопоставительном аспекте // Язык и этнос: Материалы I выездной академической школы для молодых лингвистов – преподавателей вузов РФ. – Казань, 2002. – с.185-187.

  9. Васильев Л.М. Методы современной лингвистики. – Уфа: БГУ,1997.-189с.

  10. Вепрева И.Т. Межъязыковой комментарий в современной публицистике: типология и причины вербализации языкового сознания // Известия академия наук. Серия литературы и языка. – М.: Наука,2002, т.61№6- с.12-21.

  11. Виноградов В.В. Лексикология и лексикография. Избранные труды.- М.: Наука,1977- 784с.

  12. Гаврина С. Г. Изучение фразеологии русского языка в школе.- М.:1963 – с.115-116.

  13. Денисенко С.Н. Семантика деривацiя як засиiб вторичноi номiнацii// Проблемы зiставноi семантики.

  14. Звегинцев В.А. Семасиология. – М.: МГУ, 1957. - -322с.

  15. Игнатенко О.Н. Фразеологизмы в «Толковом словаре живого великорусского языка». // Русская речь. – М.: Наука,2002. №3-с.118-120.

  16. Конецкая В. П. Принципы классификации лексических значений слов. – М.: Высшая школа,1956.- 139с.

  17. Куримович Е. Деривация лексическая и деривация синтаксическая. – Очерки по лингвистике. – М.:1962. – с.22-25.

  18. Лясота Ю.Л. Английская зоосемия: учебные пособия. – Владивосток: Изд-во Дальневосточного университета, 1984. -166с.

  19. Мурзин Л.Н. Основы дериватологии. – Пермь,1984 – 54с.

  20. Селивёрстова О.Н. Компонентный анализ многозначности слов.- М.,1975.-175с.

  21. Симуллина И.А. Зоохарактеристики в русском языке и языке суахами.// Язык и этнос: материалы I выездной академической школы для молодых лингвистов – преподавателей вузов РФ.- Казань, 2002.- с.236-238.

  22. Тарланов З.К. Методы и принципы лингвистического анализа (лексика, морфология, словообразование, фонология). – Петрозаводск, 1988-430с.

  23. Уфимцева А.А. Опыт изучения лексики как системы.- М.: Изд-во АН СССР, 1962.- с.83.

  24. Фомина М.И. Современный русский язык. Лексикология.- М.: Высшая школа,1990.

  25. Чудинов А.П. Россия в метафорическом зеркале // Русская речь. – М.: Наука,

2001---№3----с.31-37

2001---№4----с.42-48

2002---№1-----с.42-47

2002----№2----с.48-52

2002---№3-----с.42-47.

26. Шанский Н.М. Лексикология современного русского языка.- М.,1972. ­ 358с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle