Библиографическое описание:

Банникова С. В. Концептуальная основа прецедентных феноменов (психолингвистический эксперимент) [Текст] // Современная филология: материалы междунар. науч. конф. (г. Уфа, апрель 2011 г.). — Уфа: Лето, 2011. — С. 7-10.

Неоспоримым является тот факт, что каждая культура имеет свой собственный набор прецедентных феноменов (ПФ), характерных только для данной конкретной культуры. Первоначально ПФ определяются культурой: именно установки культуры того или иного лингвокультурного сообщества влияют на то, станет ли феномен прецедентным или нет. Впоследствии прецедентные феномены сами могут воздействовать на культуру, предопределяя, например, ценностное отношение говорящих к явлениям действительности. На пике своей прецедентности ПФ контролируют практически все сферы деятельности индивида и лингвокультурного сообщества в целом [1, 2, 3, 4, 5, 6, 7]. Данная статья направлена на выявление наиболее значимых транснациональных прецедентных феноменов русского ментального культурного пространства, а также транснациональных ПФ, закрепленных в практическом сознании носителей русского языка.

Для решения поставленной задачи был проведен психолингвистический эксперимент. В качестве носителей русского языка к исследованию привлекались студенты 1-2 курсов Тамбовского государственного университета им. Г.Р. Державина (для которых русский язык является родным):

а) студенты специальности “Психология” (32 человека) (1);

б) студенты Института филологии, обучающиеся по специальности “Русская филология” (30 человек) (2);

в) студенты специальностей “Актерское искусство” и “Музыкальное искусство эстрады” (15 человек) (3).

Испытуемым предлагалось заполнить анкету, с указанием ФИО, группы, курса, института, времени и даты. Далее необходимо было написать ассоциации, возникающие при прочтении предложенных ПФ и указать 5-6 эпитетов, которые могут быть с ними использованы. Время работы не было ограничено. Анализ результатов эксперимента методом когнитивной интерпретации позволяет выявить смысловые зоны значения стимула в виде полевой структуры (ядро, ближняя и дальняя периферия) [8, с. 65-69]. Рассмотрим пример анализа транснациональных феноменов на примере ПФ «Вавилонское столпотворение».

Анализ результатов опроса испытуемых – студентов 1-2 курсов Института филологии, специальность “Русская филология” (2) – показывает, что их ответы являются более мотивированными, расширенными, включают ссылки на литературные произведения, что свидетельствует о большей начитанности и более развитой способности вербализовать свои мысли, т.е. когнитивные структуры, стоящие за феноменами языка.

Ответы испытуемых (3) – студентов, обучающихся по специальностям “Актерское искусство” и “Музыкальное искусство эстрады” - отличаются образностью, эмоциональным отношением, творческим подходом. Часто упоминаются пьесы и кинофильмы, в силу специфики выбранной ими специальности.

Рассмотрим реакцию испытуемых групп (1), (2), (3) на транснациональные прецедентные феномены.

Транснациональный прецедентный феномен (Вавилонское столпотворение) интерпретируются испытуемыми (1) следующим образом:

ПФ “Вавилонское столпотворение” входит в когнитивное пространство русского лингвокультурного сообщества, т.е. испытуемые имеют представление о данном феномене и могут связать его с вербальными репрезентациями. Так, большинство испытуемых рассматривают данный ПФ как относящийся к Библейской истории. Основными дифференциальными признаками становятся признаки, объединенные в группу “скопление народа”, которая, наряду с группой “Вавилонская башня”, составляют ядро. Испытуемые дают такие реакции, как “ярмарка, длинная – длинная очередь, толкучка, студенты, день города”. Эти ассоциации указывают на индивидуальное, личностное отношение к указанному феномену и актуализируют признак “давка, толчея”. В ответах присутствует компонент “смешение языков” (разные языки, непонимание, иноязычие, смешение, языки, язык, смешение языков), относящийся к легенде. Последние две группы формируют ближнюю периферию. Дальняя периферия образована смысловыми полями “шум”, “религия”, “криминал” с реакциями “Шум (4% испытуемых). Храм, Библия, заповедь (5%). Убийство, стрела, разборка (5%)”. Единичные ассоциации представляют собой набор единичных ответов, скорее всего, отражающих индивидуальное когнитивное пространство личности (“Психи, вражда, паника”). Результаты опроса испытуемых (1):

Вавилонское столпотворение:

Ядро (кол-во/ %): Толпа народа, большая масса народа, большое скопление народа, толпа, сбор большого количества людей, большое количество людей, большое скопление людей, толпа людей, много, люди, крестьяне (18/ 33%); Башня, стройка, Вавилон (10/ 18%).

Ближняя периферия (кол-во/ %): Разные языки, непонимание, иноязычие, смешение, языки, язык, смешение языков (10/ 18%); Ярмарка, длинная – длинная очередь, толкучка, студенты, день города (6/ 12%).

Дальняя периферия (кол-во/ %): Шум (2/ 4%); Храм, Библия, заповедь (3/ 5%); Убийство, стрела, разборка (3/ 5%).

Единичные реакции (кол-во/ %): Психи, вражда, паника (3/ 5%).

Рассмотрим результаты опроса испытуемых (2) по транснациональному прецедентному феномену «Вавилонское столпотворене». Так, ПФ “Вавилонское столпотворение” интерпретируется испытуемыми (2) следующим образом: в качестве ядерных упоминаются дифференциальные признаки “Суматоха, неразбериха, беспорядок, хаос, разруха, разврат, давка, очередь за хлебом” – объединенные в группу “давка” (22%); “Нагромождение чего-либо или кого-либо, толпа, собрание народа (много) в одном месте, собрание друзей в одном доме, многолюдность, собрание народа” – группа “толпа” (20%); “Библейское предание, когда Бог разрушил Вавилонскую башню и разделил людей по языкам; Библия, высокая башня, наша история веры, башня” – группа “Библия” (20%). Ближняя периферия представлена смысловыми полями “связь с историей” и “шум”. Дальняя периферия включает группы “неповиновение властям” и “смешение языков”. Единичные ассоциации отражают содержание индивидуального сознания носителей русского языка: “Роман В. Пелевина, смерть, стройплощадка, фразеологизм, дизель, стадо глупых бизонов”. Результаты опроса испытуемых (2):

Ядро (кол-во/ %): Суматоха, неразбериха, беспорядок, хаос, разруха, разврат, давка, очередь за хлебом (11/ 22%); Нагромождение чего-либо или кого-либо, толпа, собрание народа (много) в одном месте, собрание друзей в одном доме, многолюдность, собрание народа (10/ 20%); Библейское предание, когда Бог разрушил Вавилонскую башню и разделил людей по языкам; Библия, высокая башня, наша история веры, башня (10/ 20%).

Ближняя периферия (кол-во/ %): Античность, история, легенда, Хамурапи (4/ 8%); Крики, вопли, шум, шумиха (4/ 8%).

Дальняя периферия (кол-во/ %): Восстание в Вавилоне, восстание народа (3/ 6%); Люди друг друга не понимают, разделение людей по языкам (2/ 4%).

Единичные реакции (кол-во/ %): Роман В. Пелевина, смерть, стройплощадка, фразеологизм, дизель, стадо глупых бизонов (6/ 12%).

Рассмотрим интерпретацию транснациональных ПФ испытуемыми (3). Транснациональный прецедентный феномен “Вавилонское столпотворение” вызывает у испытуемых (3) следующие реакции: в качестве ядерных указываются смысловые группы “толпа” (Куча народа, безумная толпа, толпа людей, народ, большое скопление народа, давка, много народа - 23%) и “Библия” (Строительство, башня, Вавилонская башня, Библия, Бог – 21%) как и у двух предыдущих групп испытуемых, что свидетельствует об общности знаний и представлений, стоящих за ПФ “Вавилонское столпотворение”, и их общенациональном характере. Ближняя периферия представлена впервые зафиксированной группой “война” (Битва, сражение, война, смерть - 11%), а также “непонимание” и “образование языков”. Дальняя периферия включает смысловую группу “суета”, которая основывается на Библейском предании, и “история” (Колизей, гладиаторы, император - 8%), что отражает личностное, индивидуальное восприятие ситуации и объясняется соположенностью знаний и представлений о Вавилоне (древняя история) и Древнем Риме. Реакции единичные также представляют интерес: “Сериал, студенты на перемене, пластика, стул, Вика Зубцова”. Если реакция “студенты на перемене” связана с толпой и давкой, “сериал” - историческое кино, то “Вика Зубцова” – это личностное отношение, когда один из компонентов значения ПФ становится символом, индивидуальным прецедентом. Ответ “пластика”, очевидно, обусловлен возможностью описания содержания ПФ посредством искусства пластики. Реакция “стул” представляется немотивированной и сугубо индивидуальной. Результаты опроса испытуемых (3):

Ядро (кол-во/ %): Куча народа, безумная толпа, толпа людей, народ, большое скопление народа, давка, много народа (9/ 23%); Строительство, башня, Вавилонская башня, Библия, Бог (8/ 21%).

Ближняя периферия (кол-во/ %): Битва, сражение, война, смерть (4/ 11%); Непонимание, раздор, борьба за лидерство (4/ 11%); Язык, образование языков, многонациональность (3/ 8%).

Дальняя периферия (кол-во/ %): Колизей, гладиаторы, император (3/ 8%); Суетность, суета (2/ 5%).

Единичные реакции (кол-во/ %): Сериал, студенты на перемене, пластика, стул, Вика Зубцова (5/ 13%).

Анализ результатов опроса испытуемых (1), (2), (3) позволяет выделить конкретные когнитивные признаки транснационального прецедентного феномена “Вавилонское столпотворение”. Когнитивные признаки транснационального ПФ “Вавилонское столпотворение”:

Ядро: Толпа народа (33), Смешение языков (17), Вавилонская башня (14).

Ближняя периферия: Суматоха (9), Библия (6), Шум (6).

Дальняя периферия: Давка (6), Борьба (4), Бог (2).

Итак, в большинстве случаев ядерные признаки транснациональных прецедентных феноменов совпадают в трех группах испытуемых, что подтверждает общность энциклопедических знаний о них у представителей русского лингвокультурного сообщества. Различия наблюдаются на уровне ближней и дальней периферии, что обусловлено индивидуальными, личностными компонентами в языке и сознании, а также различным уровнем теоретических и профессиональных знаний.

Подытоживая результаты проведенного психолингвистического эксперимента, можно утверждать, что для подавляющего большинства носителей русского языка предложенные нами феномены носят характер прецедентных. Другими словами, представители русского лингвокультурного сообщества знакомы с рассматриваемыми ПФ и осознают их как национально маркированные. В процессе эксперимента испытуемые приводят расширенный набор смысловых компонентов прецедентных феноменов. Полученные реакции говорят о сформированных “образах” транснациональных прецедентных феноменов в практическом сознании носителей русского языка. Эти “образы” носят общий и обязательный характер для каждого представителя лингвокультурного сообщества. Следовательно, актуализация и вербализация того или иного дифференциального признака обусловлена, в большей степени, общенациональным уровнем сознания, чем индивидуальным. Иначе говоря, ядерные признаки ПФ контролируются общественным сознанием, они закреплены в памяти носителей языка, обеспечивая понимание и трансляцию знаний о мире и языке. Периферийные дифференциальные признаки обусловлены работой индивидуального сознания, они единичны, образны, эмоциональны и отражают степень индивидуального языкового творчества.

Расширенные реакции на стимул определяются индивидуальными особенностями мышления, чертами характера, воображением, степенью творческого начала, возрастными, образовательными и профессиональными характеристиками. Кроме того, огромную роль играет житейский опыт, опыт общения с другими представителями сообщества и явлениями реальной действительности.

Проведенный психолингвистический эксперимент позволяет верифицировать функционирование транснациональных прецедентных феноменов в русском ментальном культурном пространств, а также уточнить структуру стоящих за ними концептов. Анализ результатов эксперимента методом когнитивной интерпретации позволил выделить ядро, ближнюю и дальнюю периферию в структуре концепта, стоящего за ПФ, а также определить полевую структуру смыслового содержания ПФ в трех группах испытуемых. На втором этапе анализа отдельные ассоциаты были обобщены в конкретные когнитивные признаки в рамках соответствующих классификаторов [8]. Набор смысловых компонентов ПФ в реакциях испытуемых свидетельствует о том, что в русском национальном сознании сформировался “образ” прецедентных феноменов, который имеет общий и обязательный характер для каждого представителя русского лингвокультурного сообщества. Иными словами, наличие тех или иных дифференциальных признаков прецедентного феномена детерминируется установками общенационального уровня сознания, а не индивидуального языкового сознания. Дифференциальные признаки, составляющие ядро концепта, определяются общественным сознанием, фиксированы в памяти представителей лингвокультурного сообщества. Они обеспечивают взаимопонимание индивидов на данном историческом отрезке и передают знания и представления о мире и языке от поколения к поколению. Периферийные дифференциальные признаки контролируются работой индивидуального сознания личности, носят единичный характер, образны, эмоциональны и отражают степень индивидуального языкового творчества. Наличие разных реакций на стимул определяется особенностями мышления, темпераментом, воображением, возрастными, образовательными и профессиональными характеристиками.


Литература:

1. Гудков, Д.Б. Прецедентное имя и проблемы прецедентности/ Д.Б. Гудков.- М.: Изд-во МГУ, 1999.- 152 с.

2. Гудков, Д.Б. Теория и практика межкультурной коммуникации/Д.Б. Гудков.- М.: ИТДГК «Гнозис», 2003.- 288 с.

3. Захаренко, И.В. Прецедентные высказывания и их функционирование в тексте/Захаренко И.В.//Лингвокогнитивные проблемы межкультурной коммуникации.- М., 1997.- с. 92-99.

4. Красных, В.В. Виртуальная реальность или реальная виртуальность?/ В.В. Красных.- М.: Диалог – МГУ, 1998.- 352 с.

5. Красных, В.В. Основы психолингвистики и теории коммуникации: Курс лекций/ В.В. Красных.- М.: ИТДГК «Гнозис», 2001.- 270 с.

6. Красных, В.В. Этнопсихолингвистика и лингвокультурология: Курс лекций/ В.В. Красных.- М.: ИТДГК «Гнозис», 2002.- 284 с.

7. Красных, В.В. «Свой» среди «чужих»: миф или реальность?/В.В. Красных.- М.: ИТДГК «Гнозис», 2003.- 375 с.

8. Стернин, И.А. Когнитивная интерпретация в лингвокогнитивных исследованиях/Стернин И.А.//Вопросы когнитивной лингвистики.- Тамбов, 2004.- №1.- с. 65-69.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle