Библиографическое описание:

Грачева Н. О. К вопросу о жанре произведения Дж. К. Роулинг «Гарри Поттер» [Текст] // Современная филология: материалы междунар. науч. конф. (г. Уфа, апрель 2011 г.). — Уфа: Лето, 2011. — С. 78-81.

Произведение Дж. К. Роулинг «Гарри Поттер» привлекает внимание лингвистов и литературоведов своей неординарностью во многих аспектах, являясь интересной областью для исследования. Изучая языковые аспекты произведения, в т.ч. пространственно-временные, модальные, мы сочли необходимым уточнить его жанро-стилевую принадлежность, которая на наш взгляд до конца не раскрыта. В связи с этим рассмотрим в нашей статье основные характеристики, присущие жанру литературной волшебной сказки на материале произведения Дж. К. Роулинг «Гарри Поттер». Прежде чем перейти к вопросу о жанровой принадлежности произведения «Гарри Поттер», охарактеризуем понятие «жанр», а также рассмотрим подходы, использующиеся для описания жанров.

Термин «жанр» в современном литературоведении имеет много толкований. Одни ученые в соответствии с этимологией слова (франц. genre – род, вид) называют литературным родом эпос, лирику и драму. Другие подразумевают литературные виды, на которые делится род: роман, повесть, рассказ и т.д. Поскольку мы занимаемся изучением волшебной сказки, то здесь нам представляется необходимым отметить, что волшебная сказка, как мы предполагаем, относится к виду сказки, которая в свою очередь входит в род эпоса («взаимодействие с другими людьми и событиями, во всей сложности жизненных процессов» [1, с. 82]).

Наряду с литературными существуют еще и речевые жанры, изучаемые лингвистикой. Согласно концепции М.М. Бахтина, высказывание (речь) носит индивидуальный, неповторимый характер, но вместе с тем эта индивидуальность не исключает существования типичных форм высказывания - речевых жанров. Бахтин пишет: "Говорящему даны не только обязательные для него формы общенародного языка, но и обязательные для него формы высказывания, то есть речевые жанры" [2, с. 259]. Причем М.М.Бахтин вкладывает в это понятие достаточно широкий смысл, включая все возможное разнообразие форм высказывания. По его мнению, даже в самой свободной и непринужденной беседе мы отливаем нашу речь по определенным жанровым формам [2, с. 257]. В настоящее время не существует единой трактовки самого понятия "жанр", нет и научно обоснованной типологии жанров. По мнению М.М.Бахтина, такое состояние обусловлено тем, что "здесь в одной плоскости изучения оказываются такие разнороднейшие явления, как однословные бытовые реплики и многотомный художественный роман, как стандартная и обязательная даже по своей интонации военная команда и глубоко индивидуальное лирическое произведение и т.п." [2, с. 238].

М.М. Бахтин обращает особое внимание на существование первичных (простых) и вторичных (сложных) жанров. Рассматривая их, он отмечает, что первичные жанры складываются в условиях непосредственного речевого общения, следовательно, носят устный характер. На основании этого фольклорную сказку можно отнести к простым жанрам, т.к. народная сказка отличается одной структурной характеристикой. «Вторичные речевые жанры – романы, драмы, научные исследования всякого рода, большие публицистические жанры и т.п. – возникают в условиях более сложного и относительно высокоразвитого и организованного культурного общения (преимущественно письменного): художественного, общественно-политического и т.п.» [3, с. 161]. Такой подход позволяет считать литературную сказку сложным жанром, поскольку ей свойственна совокупность характеристик.

В современных лингвистических теориях мы можем найти и другой подход к проблеме описания жанров, а именно с когнитивных позиций. В частности, Дэйвид Чендлер [9, с. 113] указывает на две ведущие концепции в современных интерпретациях понятия «жанр»: объединение текстов единого жанра по принципу «семейного сходства» и рассмотрение жанра как категории.

Понятие «семейного сходства» (family resemblance) было предложено в философской теории Людвига Витгенштейна [5, с. 120]. Система пересекающихся и перекрещивающихся свойств и подобий – такой принцип формирования категорий и есть «семейное сходство».

Подходу Л. Витгенштейна можно противопоставить родственный, однако отличный от него собственно прототипический подход к категоризации.

С когнитивной точки зрения прототип – это концепт, лежащий в основе формирования категории и определяющий ее содержание.

Применительно к теории жанров прототипом будет наиболее репрезентативный текст, демонстрирующий типичные черты, характерные для текстов определенного жанра. Следовательно, одни тексты можно рассматривать как более типичные представители жанра – прототипичные, а другие как менее типичные – периферийные. Согласно данному подходу, специфические, повторяющиеся в текстах черты «определяют степень прототипичности конкретного примера в определенном жанре» [12, с. 52].

Если применять данное наблюдение к материалу исследования жанра литературной сказки, можно предположить, что референтом для жанра становится фольклорная сказка, которая понимается как прототип, с ее типичными характеристиками, относящимися к любому из уровней (содержания, формы или стиля), будучи внесенными и/или трансформированными в новом жанре, легко распознающиеся реципиентом. Прототипические образы, в разных количествах и вариациях присутствуя в текстах литературных сказок, выступают в роли элемента, который заменяет в сознании целую категорию, каковой является жанр фольклорной сказки, например: превращение людей в животных и наоборот, тройственное испытание героя (три вопроса, три испытания), наличие волшебных предметов (волшебная палочка, плащ-невидимка и т.д.) и др. Такие прототипические образы мы обнаруживаем в тексте сказок о Гарри Потере.

1) Превращения в животных: …what Professor McGonagall was telling them about Animagi (wizards who could transform at will into animals), and [Harry] wasn't even watching when she transformed herself in front of their eyes into a tabby cat with spectacle markings around her eyes. Then turning back into herself with a faint pop, she stared around at them all (p. 144);

Scabbers (the rat) was frozen in midair. There was another blinding flash of light and then… A head was shooting upward from the ground; limbs were sprouting; a moment later, a man was standing where Scabbers had been… (p. 467).

2) Тройственные испытания: The Triwizard Tournament was first established as a friendly competition between the three largest European schools of wizardry… the three champions competed in three magical tasks (p. 167).

3) Волшебные предметы: Harry took the wand. He raised the wand above his head, brought it swishing down through the dusty air and a stream of red and gold sparks shot from the end like a firework (p. 57);

There were shops selling robes (p. 50);

Harry threw the cloak around his shoulders and looked down at his feet, but they were gone. He dashed to the mirror. His reflection looked back at him, just his head suspended in midair, his body completely invisible. He pulled the cloak over his head and his reflection vanished completely (p. 250).

Эти элементы исследуются в литературной сказке, прежде всего, в режиме интертекстуальности. Интертекстуальность (Арнольд 1992; Кристева 1995; Липатов 2003; Петрова 2003; Прохорова 2002; Jardine 1986 и др.) чаще всего трактуется как «связь между двумя художественными текстами, принадлежащими разным авторам и во временном отношении определяемыми как более ранний и более поздний» [8, с. 51]. В текст более позднего периода могут быть «вплетены» какие-то элементы более раннего. Таким образом, сходство двух произведений (прототипического и периферийного) может быть выражено, прежде всего, в некоторой общности таких категорий, как сюжет, композиция, некоторые черты героев, некоторое сходство в описании внешности и т.п. Любой узнаваемый элемент текста сказки сопоставляется с информационным тезаурусом читателя, и таким способом читатель программирует возможный ход развития сюжета. Например, только главный герой сказки может уничтожить злодея (антагониста), и пока один из них не умрет, борьба между ними не сможет закончиться: …the person who has the only chance of conquering Lord Voldemort for good was born at the end of July, nearly sixteen years agoNeither can live while the other survives… “does that mean that… that one of us has got to kill the other one… in the end?” (p. 778).

Литературная сказка использует темы, сюжеты, образы, структуру, приемы, язык отдельные обороты народных сказок, контаминируя их. «Создатель литературной сказки может строго придерживаться схемы, свойственной народной сказке, или совершенно свободно сочинять волшебные истории; но представление о сверхъестественно-чудесном или, по меньшей мере, нереальном остается связанным со сказкой», - справедливо замечает М. Люти [цит. 4, с. 53].

В отличие от литературной сказки, литературная волшебная сказка обладает первичной, наиболее стабильной схемой повествования. В соответствии с концепцией В.Я. Проппа, сказка относится к числу текстов, имеющих свою «морфологию» и построенных по «жестко заданной схеме», характеризуясь определенным сочетанием одних и тех же функций [7, с. 76]. Сюжетная схема сказки создается сказуемыми, выражающими поступки действующих лиц, важные для повествования. Эти поступки служат реализацией функций. Они включают не только конкретные действия, но и высказывания, которые столь же существенны. Именно это мы считаем основными элементами нарративной схемы сказки.

В.Я. Пропп выявил 31 функцию. Эти функции являются обязательными для народной волшебной сказки: отлучка, запрет, нарушение запрета, разведка вредителя и выдача ему сведений о герое, подвох и пособничество, вредительство (или недостача), посредничество, начало противодействия, отправка, первая функция дарителя и реакция героя, получение волшебного средства, пространственное перемещение, борьба, клеймение героя, победа, ликвидация недостачи, возвращение героя, преследование и спасение, неузнанное прибытие, притязания ложного героя, трудная задача и ее решение, узнавание и обличение, трансфигурация, наказание, свадьба [7, с. 78]. Не все эти функции обязательно присутствуют в одной сказке.

Однако, в сказке Джоан Роулинг «Гарри Поттер» можно найти все вышеперечисленные функции: Гарри Поттер в детстве потерял своих родителей, их убили (утрата). Его отдают на воспитание тете и ее семье. Однажды Гарри Поттеру пришло письмо из школы Хогвартс, которое ему было запрещено читать, но, сколько бы ни старалась семья тети, Гарри Поттер прочел письмо и согласился учиться в школе магов. Гарри Поттер стал обладателем волшебной палочки, совы, волшебных книг. За время пребывания в школе Хогвартс у Гарри Поттера появились враги, помощники. Можно заметить, что все функции, названные Проппом, в литературной сказке воспроизводятся, но их порядок варьируется в гораздо большей степени, чем это свойственно народной сказке.

В литературной волшебной сказке основу структуры составляет прототипическая модель, являющаяся для автора не жесткой схемой неизменного варианта, а представляющая собой набор структур для моделирования сюжета, в который автор по своему желанию может встраивать элементы других составляющих, усложняя текст авторской волшебной сказки.

Литературная волшебная сказка отличается от фольклорной тончайшими психологическими оттенками. Характер героев прослеживается в динамике, меняется их мировоззрение, социальная роль, положение в обществе. Персонажи литературной волшебной сказки индивидуальны и художественно дифференцированы, а их отношения между собой отличаются зачастую сложными психологическими связями. Так, например, в сказке Дж. Роулинг возникают сложные взаимоотношения между главным героем Гарри Поттером и одним из учеников школы магии Драко Малфоем, из-за того что семья Малфоев, являющаяся «чистокровными» волшебниками, выступает против того, чтобы в школе магии обучались дети из семей, где один из родителей волшебник, другой – нет.

По мнению Л. Брауде, литературная волшебная сказка – это авторское художественное прозаическое или поэтическое произведение, основанное либо на фольклорных источниках, либо придуманное самим писателем и носящее художественный метод своего автора и подчиненное его воле; произведение, преимущественно фантастическое, рисующее чудесные приключения вымышленных или традиционных сказочных героев и в некоторых случаях ориентированное на детей; произведение, в котором волшебство, чудо играет роль сюжетообразующего фактора, помогает охарактеризовать персонажей» [4, с. 6-7]. В этом определении очень точно подмечены такие отличительные черты, как индивидуальное авторство (неповторимый стиль создателя произведения сказочного жанра), ориентировка на фольклор, сюжетообразующая роль чуда.

Как отмечалось выше, признаком литературной сказки является ее отличительная способность, выражающаяся в многослойности жанра, т.е. в ней всегда можно найти следы фольклора, будь то фольклорная сказка, предание, поверье, сага, легенда. Сказка использует опыт других жанров, часто в ней можно встретить элементы приключенческой или детективной повести, научной фантастики, философского романа и психологической драмы. Это свойство сказки в той или иной форме отмечали многие исследователи, занимающиеся изучением данного жанра. Анализируя текст с этой позиции, считаем возможным отметить, что произведение о Гарри Потере – это переплетение жанров волшебной сказки (волшебства) и фэнтези (фантастичности). «…в волшебной сказке фантастическое пронизывает собой всю ее ткань, входит в жизнь героя, определяет его действия» [2, с. 69], т.е. можно говорить об общей чудесной атмосфере сказки, которая объемлет собой и сказочных героев, и сказочное время, и пространство. От жанра фэнтези произведения Дж. К. Роулинг унаследовали эпичность повествования и некоторую исходную трагичность (в самом начале Гарри Поттер остается сиротой, он вынужден мучиться, живя в доме родной тети). Герой фэнтези должен выполнить свою миссию, чего бы это ему не стоило, но ему предоставляется право выбора, что порождает противоречивые, живые человеческие образы. Например, миссия главного героя Гарри Поттера заключается в уничтожении опасного и злого волшебника, пока он этого не добьется, люди так и будут находиться в состоянии постоянной угрозы их жизням. Но как было сказано выше, наш герой может остаться в стороне и не осуществить того, что ему предначертано, а может избрать другой путь и сражаться против зла. В произведении о Гарри Потере мы можем наблюдать одну из черт жанра фэнтези, такую как обладание главного героя честью, мужеством, справедливостью, он даже учится на факультете известном своими храбрыми учениками. Дж. К. Роулинг перемешала реальность и вымысел - сквозь сказочную пелену проглядывают реальные страны, места. Но за счёт фэнтезийного искажения они приобретают своеобразный загадочный колорит (например, вход в волшебный Косой переулок находится в центре Лондона на заднем дворе небольшого бара; а чтобы войти в министерство магии нужно использовать обычную, ничем не примечательную телефонную будку, которая функционирует как подземный лифт). И последнее, что объединяет жанр фэнтези с произведением Дж. К. Роулинг - это разнообразие мира фантастических существ, встречающихся на всем протяжении повествования (эльфы, кентавры, крылатые лошади, гиппогрифы, гриндилоу, нюхлеры и т.д.).

Произведение о Гарри Потере, как уже было сказано ранее, является не только фэнтези, но и волшебной сказкой. Наличие специализированных волшебных чудес, которые совершаются чудесными предметами и помощниками героя - это характерная черта именно волшебной сказки, а в соответствии с уже приведенными нами примерами чудесные предметы являются неотъемлемой частью произведения «Гарри Поттер».

Роль основного сюжетообразующего фактора в волшебной сказке играет чудо (Левченкова 2000; Неелов 1986; Фрумкин 2004). «Чудо – всякое явленье, кое мы не умеем объяснить по известным нам законам природы. Диво, необычайная вещь или явленье, случай» [6, с. 714-715]. «Гарри Поттер» полностью пронизан чудесами - это и превращение людей в животных (трансфигурация), и перемещение людей в пространстве (трансгрессия), и заколдованные предметы, сами выполняющие те или иные действия, и ходящие друг к другу в гости люди, изображенные на портретах в Хогвартсе и мн.др.

Подводя итог сказанному, отметим, что рассмотрение жанра волшебной сказки как вида сказки входящего в род эпоса, позволяет наиболее полно понять механизм взаимодействия фольклорной и литературной сказок, где фольклорная сказка соответствует простому жанру, литературная – сложному. Фольклорная сказка, являясь прототипом, а образы, присутствующие в ней, - прототипическими, может служить основой литературной, которая, в свою очередь, заимствует набор жанровых средств фольклорной сказки (тема, сюжет, мотив, образ) для своего создания. Например, сказка о Гарри Потере включает в себя элементы фольклорных сказок, таких как наличие волшебных предметов, волшебных животных, добрых и злых волшебников и т.д. Дж. К. Роулинг использует конкретные географические места, чтобы подчеркнуть реальность происходящего. Она перетасовывает мир реальности и мир волшебства, чтобы убедить читателя в том, что события, описываемые в ее произведении, действительно происходят вокруг нас. Посредством главного героя – обыкновенного мальчика, живущего недалеко от Лондона – мы погружаемся в волшебный мир и вместе с ним начинаем верить в реальность того, что на первый взгляд кажется невероятным.


Литература:

  1. Ахманова О.С. СЛТ. М.: Советская энциклопедия, 1974. С. 607.

  2. Бахтин М.М. Эстетика словесного творчества. М.: Искусство, 1979. С. 424.

  3. Бахтин М.М. Собрание сочинений. Т.5. М.: Языки славянской культуры, 1997.

  4. С. 900.

  5. Брауде Л.Ю. Скандинавская литературная сказка. М.: Наука, 1979. С. 208.

  6. Витгенштейн Л. Философские исследования// Новое в зарубежной лингвистике. Вып. XVI. М., 1985. С. 79-128.

  7. Даль В.И. Толковый словарь. СПб., изд-е 2001. С. 870.

  8. Пропп В.Я. Исторические корни волшебной сказки. М.: Лабиринт, 1998. С. 214.

  9. Солодуб Ю.П. Интертекстуальность как лингвистическая проблема//Филологические науки. – 2000. – N2. С. 51-57 (Статьи).

  10. Chandler D. An introduction to Genre Theory, 1997. S. 258.

  11. Rowling J.K. Harry Potter and the Prisoner of Azkaban. London, Bloomsbury Publishing Plc., 1999.

  12. Rowling J.K. Harry Potter and the Goblet of Fire. London, Bloomsbury Publishing Plc., 2000.

  13. Swales J. Genre analyses: English in academic and research settings. CUP, 1990.

  14. S. 260.


Обсуждение

Социальные комментарии Cackle