Библиографическое описание:

Пивоварова Ю. С. К вопросу о стратегиях перевода бытовых реалий в поэтических произведениях [Текст] // Филология и лингвистика в современном обществе: материалы IV междунар. науч. конф. (г. Москва, июнь 2016 г.). — М.: Буки-Веди, 2016. — С. 128-130.



 

В статье представлены результаты анализа перевода русских бытовых реалий на материале последовательных переводов стихотворений А.Суслова на английский язык. Основным направлением исследования является выявление переводческих возможностей адекватного перевода реалий в поэтических текстах с сохранением структурно-содержательных и интонационно-ритмических характеристик.

 

Перевод поэзии представляется одним из наиболее сложных видов перевода. Основные требования, предъявляемые к нему, можно разделить на содержательные и структурные: текст перевода должен воспроизводить смысл и своеобразие лексических средств, а так же должен стремиться к воспроизведению специфики просодических элементов языка оригинала и его интонационно-ритмических структур. Кроме того, переводчик должен передавать рифму и фоносемантические особенности языковых средств оригинала.

Представляя собой особый тип речи с повышенной эмоциональностью, поэтическое произведение концентрированно воздействует на чувства человека экспрессивными, изобразительно-выразительными средствами. Кроме этого, важно помнить, что поэтический текст является сложной системой, полученной в результате сопоставления языковой и эстетической структур [2].Ю. М. Лотман вывел следующую проблему в восприятии, анализе и интерпретации поэтического текста: в то время как прозаическое речевое высказывание представляется структурно бесконечным, поэтическое высказывание замкнуто «в силу его неразделимости на планы языка и речи, и соотнесенность, взаимопересечение и взаимоналожение становятся законом материально данного текста» [6, с.199]. Соотнесенность в данном случае связана с подбором релевантных значений знака и с успешной актуализацией знака в сознании читателя, а взаимопересечение и взаимоналожение — с уровнями репрезентации этого знака.

В связи с этим, представляется актуальным обратить внимание на стратегии перевода в поэтическом произведении одного из наиболее проблемных видов языковых единиц — реалий.

Обладая не только предметным значением, но и культурной коннотацией, реалии позволяют характеризовать национальное и культурное своеобразие языка оригинала. Способы передачи реалий и других видов безэквивалентной лексики рассматривали в своих работах, посвященных теории перевода, многие авторы, в том числе А. Е. Супрун (называя реалии «экзотической лексикой») [5; с.51],Швейцер А. Д. («единицы национального языка, обозначающие уникальные референты») [6]. С. И. Влахов и С. П. Флорин отмечали же важный признак такой безэквивалентной лексики — чуждость понятиям и мировосприятию сознания реципиента из другой культуры. «Будучи чужими, они [реалии] могут представлять трудность для переводчика своей формой, лексическими, фонетическими и морфологическими особенностями, возможностями словообразования и сочетаемостью» [1, с. 18].

Несмотря на различия в терминологии, так или иначе, лингвисты сводят приемы передачи реалий к двум основным: переводу (описательному, уподобляющему или обобщенно-приблизительному) и транскрипции. Учитывая, что стихотворная форма оперирует ограниченным языковым пространством, и в отличие от прозаического произведения, зачастую не имеет возможности контекстуальной пояснения значения той или иной реалии, прием транскрипции в большинстве случаев можно считать наименее эффективным.

Материалом для исследования послужили40 текстов последовательных переводов стихотворений с русского языка на английский сибирского художника и поэта Суслова А. В. (перевод Серенкова Ю., Гордиенко К.) Среди ключевых тематических линий анализируемых стихотворений можно выделить быт русской деревни и тесно связанные с ним происходящие природные явления.

Таким образом, слова — реалии и реалии в составе словосочетания, выявленные в текстах, и преимущественно относящиеся к бытовым, можно разбить на следующие категории:

1)                 Жилище: изба, предбанник;

2)                 Одежда: фуфайка, в обновах;

3)                 Пища: отвар, свежины-то оставьте;

4)                 Виды и предметы труда: карда, сено в кошелке, вдоль прясел, жниво, на подводах, кучешки соломы, полоска озимых, отава взялась, недетку и бредень, хворост-чилигу, переметы;

5)                 Люди и существа: овинник, молодуха;

6)                 Другое: махорка, до околицы, кизяк [4].

Если сравнивать стихосложение представленных русских произведений и их переводов, то при переводе реалий можно найти отличия на морфологическом, синтаксическом, семантическом уровнях.

На морфологическом уровне, в русском стихосложении можно обнаружить «поэтические» формы лексических единиц, отличающиеся безэквивалентностью при переводе на английский язык: семантически значимые безэквивалентные аффиксы в словах молодуха (the young one),бабка (oldwoman); частицы, как например, то в качестве выражения длительности эмоционального состояния; стяжение гласных в ь (селенья от селения villages).

В переводе на английский в этих и подобных случаях используется редукция безударных гласных в окончаниях, безэквивалентных аффиксов, которая иногда доходит до полного их опущения, и применяются пунктуационные средства выразительности (свежины-то оставьте // leavesome tochasethevodka!).

Однако, если говорить именно о реалиях, по мнению тех же С. И. Влахова и С. П. Флорина, уже сам отход от литературной нормы в словах молодуха и бабка носит характер реалии, так как апеллирует к конкретным чертам в образе данных объектов, уникальным в рамках национального колорита. И пренебрежение этим свойством знака в описанных случаях представляется не лучшим переводческим решением:

Молодухапомыларамы // The young one’s washed the window frames;

Мальчонка трехлеток // By a kid of three;

Сорванцы! // You little scoundrels!

На синтаксическом уровне, в русском тексте реалии присутствуют в специфических конструкциях: например, с постпозицией подлежащего (режет табак на махорку старик, привезли на подводах арбузы). Перевод на английский традиционно представлен с прямым порядком слов в предложении (theoldmanschoppingcaporaldownintomakhorka, cartfulofmelonsarrivedfromthefield), при этом зачастую изменяется как член предложения, которым представлена реалия, так и тип управления в самом словосочетании.

Прием повторения в русских стихотворных произведениях в сочетании с использованием реалии в переводе утрачивается — в силу необходимости использования описательного перевода (Вокруг жниво да жниво! // Stubblestretcheseverywherearound). Таким образом, английская стихотворная строка вмещает больше слов, и, следовательно, мыслей, понятий, художественных образов, что влияет на ритм. Изначально емкие по содержанию и форме строки становятся более громоздкими. Учитывая, что английский язык моносиллабичный, в отличие от русского, ожидаемо было бы увидеть обратную тенденцию.

 

Таблица 1

Построчный перевод стихотворения А.Суслова «Просеянное поле скосили…»

Просеянное поле скосили

Последним.

Везут снопы на тележке –

Метелки пылят по дороге.

Вокруг жниво да жниво!

Степные орлы парят высоко.

Ясно слышен их клекот

В осенней тиши.

The last to mow was a field of millet.

 

The bundles are carried on a cart

With panicles brushing the road.

Stubble stretches everywhere around.

The eagle soars high in the skies.

Their screeching is clearly heard from afar

In the stillness of the autumn [4, с.10–11].

 

Как видно, в примере, в таблице 1, выбор описательных переводческих стратегий при передаче значения реалии привел к ослаблению парадигматических связей внутри поэтического текста, а, следовательно, и к обращению текста исключительно в категорию синтаксических связей с потерей графического, а далее, и интонационного оформления речи.

На лексическом, уровне, мы обнаруживаем слова тюркского происхождения: хворост-чилигу //firewood,кизяк//dung; слова старославянского языка: овинник// FellowPuck ovinnik, или старославянские дублеты: вдоль прясел// betweenpoles, переметы// kiddles. В переводе на английский можно встретить поэтизмы и слова, вышедшие из повседневной речи, соответствующие в определенной степени функциональному значению предметов, которые описывают представленные реалии, однако, при воссоздании непосредственного образа быта русской деревни их применении может быть неуместно. В связи с этим, переводчику пришлось использовать лексику либо объясняющего (Вдруг Овинник ухватит да шепнет что-нибудь на ухо// butareafraidofFellowPuck ovinnik here), либо описательного характера (Кучешки соломы // sheafofstraw). В некоторых случаях их заменяют на близкие по значению:

Невод, недетку и бредень // tackle,

Вдольпрясел // between poles,

Вкарде // in the pen,

Фуфайка // moist jacket

илиопускают: Нуа парнисапогиначищают Блестятхромачи! // While the lads polish their boots of leather Till they shine!

Только в нескольких примерах реалия была воспроизведена в тексте стихотворения при помощи транслитерации (theoldmanschoppingcaporaldownintomakhorka).

Национально-культурный компонент содержания стихотворения занимают особое место при выборе стратегий при переводе на иностранный язык, а специфика процесса восприятия реалий читателем является важным фактором при поиске языковых средств, близких по значению тексту оригинала. В качестве преобладающей стратегией при переводе стихотворений можно назвать адаптацию поэтического произведения с незначительным сохранением культурных традиций и образов языка реципиента.

Охарактеризованные стратегии демонстрируют один из подходов культурно-ориентированного перевода — при всем разнообразии примененных переводческих приемов, однако, имеющих тенденцию к передаче лишь приближенного содержания национально-культурного компонента.

Представленный перевод реалий создает необходимые предпосылки для изложения картины мира автора данных поэтических произведений о предметно-бытовом окружении в рамках культуры конкретного этноса. Тем не менее, ряд примеров подтверждает мнение, что пренебрежение самобытным миром того или иного текста реалий, отход от их исторических корней и картины мира данного народа, может привести к потере смысла текста.

 

Литература:

 

  1.                Влахов, С., Флорин, С. Непереводимое в переводе. — М.: Международные отношения, 1980. — 343 с.
  2.                Кулемина К. В. Эквивалентность и адекватность в переводах поэтических текстов // Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук. — Пятигорск, Пятигорский государственный лингвистический университет, 2006. — 185 с.
  3.                Лотман Ю. М. Лекции по структуральной поэтике // Ю. М. Лотман и тартуско-московская семиотическая школа. — М., 1994.
  4.                Суслов А. В. Осень. Картинки из детства. — Новокузнецк: Изд-во Благотворительного фонда «Современное искусство Сибири», 2014. — 102 с.
  5.                Супрун А. Е. Экзотическая лексика. / А. Е. Супрун. — М.: ФН, 1958. — 231 с.
  6.                Швейцер А. Д. Теория перевода. Статус, проблемы, аспекты / А. Д. Швейцер; Отв. ред. В. Н. Ярцева. — 2-е изд. — М.: Эдиториал УРСС, 2009. — 216 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle