Библиографическое описание:

Огнева С. В. Об источниках энантиосемии (на материале английского языка) [Текст] // Филология и лингвистика в современном обществе: материалы IV междунар. науч. конф. (г. Москва, июнь 2016 г.). — М.: Буки-Веди, 2016. — С. 85-89.



Энантиосемия является противоречивым явлением, что отражено в научных трудах, посвящённых этому вопросу. Однако данная противоречивость побуждает нас обратиться к истории исследования данного языкового парадокса, так и более подробно остановиться на современном состоянии упомянутого явления.

В качестве отправной точки нашего описания обратимся для начала к термину, который послужил наименованием исследуемого явления. Согласно отечественной традиции, автором термина «энантиосемия» считают чешско-российского языковеда В. И. Шерцля, который, говоря о термине, замечал: «Я его выбрал потому, что не нашел другого, более подходящего. Под энантиосемией подразумеваем то явление, где одно и то же слово вмещает в себя два противоположных друг другу значения» [12, с. 1].

В публикациях различных лет это явление носит различные названия — антифрасис, слова-янусы, антилогия, энантиодромия, автоантоним (контроним) и, наконец, энантиосемия [6, с. 141].

Из нескольких терминов, применимых к упомянутому явлению, предпочтителен, главным образом, термин «энантиосемия»: контроним — слишком гибридный термин, антагоним из-за сходства с антагонизмом рождает неуместные ассоциации с враждебностью и т. п., а редкий вышеуказанный термин не обременен подобными помехами [2, с. 12–13].

Основными единицами энантиосемии считаются энантиолексема, энантиоморфема, энантиофразема, которые совмещают в своей семантике разную степень противоположности [11, с. 41].

Для составления более полного представления об энантиосемии нельзя не обратить внимание на её место в ряду подобных языковых явлений.

И. В. Садчикова предлагает следующее определение энантиосемии: «Энантиосемия — окказиональная мелиорация пейоративов и пейорация мелиоративов» [6]. По мнению В. Ю. Кравцовой, основными предпосылками появления энантиосемии как смежного между полисемией и антонимией явления являются асимметрия языкового знака, принцип языковой экономии, дуализм человеческого мышления [6, с. 143].

Энантиосемия в ряде языков считается разновидностью омонимии. Однако в этих же языках зафиксированы случаи энантиосемии в рамках одного слова, что демонстрирует несостоятельность уравнивания омонимии и энантиосемии [10, с. 19].

С. Усмонов называет энантиосемы омонимичными антонимами и выражает мысль, что «независимо от того, как выражены антонимы — одним словом или двумя — их все равно следует считать антонимами» [10]. В этой работе не учтена главная особенность энантиосемии, отличающая ее от антонимии, — выраженность одним словом [10, с. 21].

Л. И. Климова замечает, что энантиосемия находится на пересечении полисемии и антонимии. Наличие общих семантических компонентов не позволяет относить рассматриваемые единицы к омонимам, так как омонимы, обладая совпадающей звуковой оболочкой, не имеют общих компонентов в значениях, и в то же время энантиосемия одновременно по своей сущности представляет собой специфическую разновидность антонимии [5, с. 15].

Некоторые ученые рассматривают энантиосемию в качестве особого вида полисемии. В данной позиции положительным является то, что авторы указывают на связь значений энантиосем так же, как и значений многозначных слов между собой. Однако следует отметить, что связь в энантиосемах носит не случайный характер, она основана на отношении противоположности, что сближает энантиосемию с антонимией [8, с. 276].

Языковеды выделяют номинативную энантиосемию, при которой на первый план выдвигаются логико-семантические характеристики (вывестись со значением «начать существовать» (вывелось много птенцов) — «перестать существовать» (вывелись старые обычаи)), и эмоционально-оценочную, где первостепенное значение имеют экспрессивно-оценочные семы, возникающие в результате речевого функционирования слов. Она активно используется в различных стилях и формах речи, однако чаще всего встречается в устной форме диалогической речи, выступая в качестве эффективного средства экспликации интенций говорящего: «Гениально! Опять за тебя всё переделывать придётся» [7, с. 88].

Далее приведена распространенная классификация типов энантиосемии, которая и послужила основой для нашего исследования.

Речь идет о подробной классификации Г. В. Яцковской и М. Ю. Бродского. Данная классификация базируется на множестве факторов, включая частеречную принадлежность слова и место в структуре предложения:

I. Речевая энантиосемия (возникает при определенном интонационном оформлении фразы): «Nice job you did there!» — «Ты отлично справился», либо же «Ты всё испортил».

II. Языковая энантиосемия.

  1. Грамматическая энантиосемия (смешение переходных и непереходных, активных и пассивных значений и т. д.): нем. «heilen» — «лечить» и «вылечиваться», «чтение Пушкина» — «читают Пушкина» и «Пушкин читает».
  2. Фразеологическая энантиосемия (форма противоречит смыслу): англ. «he can’t half swim» — «он здорово плавает» и «он совершенно не умеет плавать».
  3. Лексическая энантиосемия.

3.1. Синхронная внутриязыковая энантиосемия (противоположные значения в словах одного и того же языка): ит. «famoso» — «знаменитый» и «пресловутый», англ. «сrammer» — амер. «студент-зубрила» и брит. «репетитор».

3.2. Синхронная межъязыковая энантиосемия (наличие противоположных значений у этимологических тождественных слов в родственных языках): русск. «черствый» — «несвежий» и чешск. «cerstvý» — «свежий».

3.3. Диахроническая внутриязыковая энантиосемия (изменение в ходе исторического развития значения слова до противоположного): русск. «честить» — устар. «восхвалять, славить» и совр. «бранить, обзывать обидными словами».

3.4. Диахроническая межъязыковая энантиосемия (результат заимствования разными языками нейтрального значения слова, которое развивается и оформляется в них в виде двух противоположных значений): лат. «hostis» — «враг» и герм. «Gast, guest» — «гость» [9, с. 639–640].

Если принимаем дефиницию так называемых «ложных друзей» (или «псевдо-аналогонимов», ср. Бунчич 2000:15) как «межъязыковых омонимов», тогда можно говорить также о межъязыковой энантиосемии. Она наблюдается во множестве «ложных друзей», ср. рус. «запомнить» и пол. «zapomnieć» (забыть) [1, с. 209].

Представим различные энантионимы английского языка в виде таблицы:

Таблица 1

Примеры различных видов энантиосемии

Речевая энантиосемия

Языковая энантиосемия

Rapt!

Well done

Good job

Грамматическая

He is left (he is here) — He has left (he has gone).

Фразеологическая

Jack of all trades; story teller

Лексическая

Синхронная

внутриязыковая

fix — a difficult or embarrassing situation; something that solves a problem

межъязыковая

English — “to bless” — “to hallow or consecrate by religious rite or word, to confer prosperity or happiness upon” and French “blesser” — “to wound”

Диахронная

внутриязыковая

Sanction — obsolete: a solemn agreement; an economic or military coercive measure adopted usually by several nations in concert for forcing a nation violating international law to desist or yield to adjudication

межъязыковая

English “to attend” — “to pay attention to” and French “attendre” — “to wait for”

Actual — actuel

А. Шмелёв среди наиболее популярных источников энантиосемии выделяет поляризацию актантов, конвенционализацию прагматических инференций, а также иронии (очень нужно — нужно очень) и оценки, переоценку ругательств, противоположный результат схожих действий (задуть свечу и домну), временную метафору и метонимию. Так, примером поляризации служит известное французское hôte (гость, хозяин). К конвенционализации инференций автор относит русское «буквально»— «не в переносном смысле»; «в переносном смысле, метафорически», а к конвенционализа-ции оценки — церковнославянское вонья — «благовония» и русское «вонь». 6. В качестве источника энантиосемии называются и «смешанные чувства», например, польское litosc — «сочувствие» и русское «лютость» Ученый, однако, отмечает, что энантиосемия может также возникать в результате комбинации различных механизмов [3, с. 837].

Основные источники явления энантиосемии можно разделить на две большие группы: источники диахронической внутриязыковой энантиосемии (возникновение противоположного значения и дальнейшее его употребление в качестве основного, возникновение противоположного значения и возвращение к первоначальному, заимствования из других языков), источники синхронной внутриязыковой энантиосемии (многозначность словообразующих морфем, смещение субъектно-объектных отношений, асимметрия языкового знака, образование сложных слов) [9, с. 640].

Следующая таблица иллюстрирует вышеназванные типы энантиосемии:


Таблица 2

Источники энантиосемии

Внутриязыковая

Межъязыковая

Диахроническая

Синхроническая

Диахроническая

Синхроническая

Переоценка ругательств

Cruel — жестокий, чертовски

Sick — больной, круто, Awesome — ужасный, круто

Поляризация актантов

Torent — взять в аренду и сдать в аренду

To lease

Конвенциона-лизация оценки

Англ. ambitious — «трудолюбивый, энергичный» и фр. ambitieux — «властолюбивый»

Оценка интенсивности

Англ. Happy «счаст-ливый» — довольный, удачливый, одержимый и рус. счастливый — «благополучный, преисполненный счастья, приносящий удачу»

Смешанные чувства

Fast –неподвижный и дина-мичный

Конвенционализа-ция прагматических инференций

Apparently — «вероятно, несомненно»

Last — «последний, предыдущий»

Смешанные чувства

Facile — англ. «поверхностный» от фр. «легкий»

Liberal — англ. «свободномыслящий» от фр. «благородный, щедрый»

Противоположный результат схожих действий

Cleave — расколоть, прилипать

Конвенционализа-ция иронии

Well done

Good job

Противоположный результат схожих действий

Англ. qualify — «ослаблять» и фр. qualifier — «давать возможность, право»

Англ. enjoin — «приказывать, запрещать» и фр. enjoindre — «приказывать»

Временная метонимия

Age — возраст вообще и зрелые годы

Временная метафора

Intime — заранее и спустя годы

Противопо-ложные способы достигнуть схожих результатов

Англ. corpse — «труп» и фр. corps — «тело»

Англ. concourse — «скопление народа; встреча, в т. ч. спонтанная» и фр. concours — «конкурс, организованная встреча»

Оценка интенсивности

Quite — совсем, в некоторой степени

Rather — изрядно, до некоторой степени


Энантиосемия может рассматриваться и как следствие, и как причина языковых изменений. В первом случае между лингвистами нет больших расхождений: энантиосемия — результат языковых изменений. Во втором случае языковеды сочли проблему надуманной и почти не занимались ею. Речь здесь идет о проблеме первоначальной энантиосемии. Эту гипотезу выдвинул немецкий исследователь Карл Абель в книге «Противоположные значения праслов», написанной в 1884. Причина энантиосемии, по Абелю, в том, что понятия у людей возникли вследствие сравнения. Если бы всегда было светло, то не было бы различия между светлым и тёмным [4, с. 9].

На начальном этапе развития языка так называемая первоначальная энантиосемия есть следствие потенциальной семантической диффузности слова. Энантиосемия появляется только на определённом этапе полисемантизации слова. Изначально же существовали не противоположные, но просто разные значения одного и того же слова, вытекающие из одного основного понятия [4, с. 13].

В основе формирования энантиосемичного значения лежит принцип дизъюнкции: однопорядковые единицы находятся в оппозиции положительный/отрицательный, при этом маркированным чаще является положительное значение, противопоставленное немаркированному отрицательному [11, с. 41].

Фактически, исследование энантиосемии утвердило статус потенциальных, хотя и неявных, мотивированных отношений между семантическими единицами одной лексемы и в то же время показало, что энантиосемия является частью общего концептуального механизма, обнаруживая сходства на различных уровнях лингвистической организации [2, с. 21].

Таким образом, энантиосемия показывает себя как многогранное явление, затрагивающее разные уровни языковой системы, выходя порою за рамки одного языка, развиваясь во времени и используя механизмы тропов. Изучение энантиосемии в целом направлено на постижение её природы с тем, чтобы снизить риск возникновения неопределённости как в пределах одного языка, что важно для людей, не являющихся его носителями, так и на пересечении нескольких языков, что особенно релевантно для специалистов сфер повышенной речевой ответственности, в частности для переводчиков.

Литература:

  1. Bunčić, Daniel (2004) Энантиосемия внутриязыковая и межъязыковая как проблема коммуникации.In: “Słowa, słowa, słowa”... w komunikacjijęzykowej II. FundacjaRozwojuUniwersytetuGdańskiego, Gdańsk, pp. 207–212.
  2. Klégr, A. (2013) The limits of polysemy: enantiosemy. LinguisticaPragensia 2/2013, Vol. 23. Praha: FilozofickáFakulta, UK v Praze, s. 7–23.
  3. Shmelev, Alexei. Cognitive and Communicative Sources of Enantiosemy. Proceedings of the 10th World Congress of the International Association for Semiotic Studies (IASS/AIS) Universidade da Coruña (España / Spain), 2012. Pp.837–844.
  4. Ганеев Б. Т. Первоначальная энантиосемия и диффузность в языке // Вестник Оренбургского государственного университета. — 2003. — № 4. — С. 9–14.
  5. Давыдов М. В. Звуковые парадоксы английского языка и их функциональная специфика. Учебное пособие. — М., Изд.Моск.ун-та, 1984, 204 с.
  6. Ефимова Н. Н. Энантиосемия как проявление аллофронии — лингво-семиотические аспекты // Вестник ИГЛУ. — 2013. — № 2(23). — С. 140–150.
  7. Литвинова Е. А. Эмоционально-оценочная энантиосемия // Филологические науки. Вопросы теории и практики. — 2012. — № 2(13). — С. 86–90.
  8. Махмутова Л. Р. Место энантиосемии в системе языка // Учен. зап. Казан. ун-та. Сер. Гуманит. науки. — 2009. — № 3. — С. 638–641.
  9. Нечаев А. А. Источники и виды энантиосемии // Молодой ученый. — 2014. — № 6. — С. 638–641.
  10. Одилов Ё.Р. Соотношение энантиосемии с омонимией, антонимией и полисемией // Актуальные вопросы филологической науки XXI века: сборник статей по материалам III Всероссийской научной конференции молодых ученых с международным участием. Ч. 1. — Екатеринбург: УрФУ, 2013. — С. 18–23.
  11. Павловская Н. Ю. Текстовая энантиосемия // Карповские научные чтения: сб. науч. ст. Вып. 7: в 2 ч. Ч. 1. — Минск: Белорусский Дом печати, 2013. — С. 40–43.
  12. Шерцль В. И. О словахъ съ противоположными значенiями (или о такъ называемой энантiосемiи) // Филол. записки. — 1883. —Вып. V-VI. — С. 1–39.
  13. Dictionnaire «Larousse». URL: http://www.larousse.fr/ (датаобращения: 26.02.2016).
  14. Longman Dictionary of Contemporary English. — Pearson Education Ltd., 2008.
  15. Merriam-Webster Dictionary and Thesaurus. URL: http://www.merriam-webster.com/ (дата обращения: 26.02.2016).
  16. Ефремова Т. Ф. Новый словарь русского языка. Толково-словообразовательный. — М.: Русский язык, 2000 URL: http://www.efremova.info/ (дата обращения: 26 февраля 2016).
  17. Ожегов С. И. Cловарь русского языка: 53 000 слов. — 24-е изд. — М.: «ООО «Издательский дом «ОНИКС 21 век», 2004. — 896 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle