Библиографическое описание:

Ниязова А. К. Структурно-семантические особенности рефренов в песнях-памфлетах Пьера-Жана Беранже [Текст] // Филология и лингвистика в современном обществе: материалы IV междунар. науч. конф. (г. Москва, июнь 2016 г.). — М.: Буки-Веди, 2016. — С. 50-52.



Пьер-Жан Беранже — знаменитый французский поэт-песенник, прославившийся сатирическим характером своих произведений, которые, в большинстве своем, стали достоянием народа. Беранже впитал в себя идеи и принципы Великой французской революции, поэтому он противопоставил свою линию работы царившим в литературных верхах штампам, найдя опору в «низком» жанре уличной песни, множественные импровизации которой можно было услышать на улицах и рынках, в трактирах Парижа. Обладая острым социально-общественным темпераментом, Беранже отходит от образцов этого жанра, воспевающих свободные любовь, веселье и задорность, и довольно скоро переходит к созданию остро-политического памфлета, социальной элегии, углубленного лирического раздумья. В его творчестве песня обрела жанровое и композиционное разнообразие. Беранже поднял традиционную фольклорную песню с припевом до уровня профессионального искусства.

Одним из излюбленных приемов построения композиции Пьера-Жана Беранже является использование рефрена. В немногочисленных на сегодняшний день работах о Пьере-Жане Беранже именно этот прием указывается как характерный для творчества талантливого французского поэта. Исследования Ю. И. Данилина и З. А. Старициной внесли значительный вклад в изучение песен Беранже, однако по-прежнему остается актуальной проблема недостаточной изученности рефренов его песен.

Цель нашей статьи состоит в том, чтобы проанализировать структурные и семантические особенности рефренов песен Беранже и классифицировать их по структурным и семантическим признакам. Нами было проанализировано 100 песен, например «Похвальное слово каплунам», «Король Ивето», «Розетта» и др. Материалом исследования послужило издание «Пьер-Жан Беранже. Избранное». Использованы переводы В. Курочкина, Вс. Рождественского, И. и А. Тхоржевских, Вал. Дмитриева, М. Михайлова, Л. Мея и др., так как структурные компоненты оригинального текста на французском языке и его перевода совпадают.

Аспекты нашего исследования рефренов Беранже основаны на анализируемом нами материале. Итак, при анализе рефренов нами был выделен ряд критериев, по которым проводилось исследование. Это структура, куда входят объем и положение в тексте, и содержание, где мы рассматривали рефрены с позиции семантической и коммуникативной функций.

Структура. Под структурой понимается количество строк, из которого состоит рефрен, и положение его в тексте.

Рефрен в песне Беранже может состоять из одной, двух, трех, четырех, пяти и шести строк, которые составляют его объем:

Для счастья подданных твоих!

(«Политический трактат для Лизы»)

Будем дружны! Заключим же, народы,

Новый священный союз!

(«Священный союз народов»)

И сечь сильней,

И бить больней

Мы будем ваших малышей!

(«Святые отцы»)

Дождь пошел бы золотой

Золотой,

Золотой, -

Дзинь! — и в шляпе было б дело!

(«Похвальное слово богатству»)

Я хоть клятву дать готов, -

Да, молодки,

Да, красотки, -

Я хоть клятву дать готов:

Нет счастливей каплунов!

(«Похвальное слово каплунам»)

Скорей конгресс,

Второй конгресс,

Еще конгресс,

Седьмой, восьмой конгресс!

За смерть Кристофа отомстите,

Блюдя монархов интерес!

(«Смерть короля Кристофа»)

Максимальное количество строк в припеве — семь. Всего нами было найдено две песни с таким количеством строк рефрена. Это «Бонди» и «Счастливая чета».

Всяких званий господа,

Эмиссары

И корсары -

К деньгам жадная орда -

Все сюда,

Сюда!

Сюда!

(«Бонди»)

Комиссар!

Комиссар!

Бьет Колен супругу вновь!

Но пожар -

Не пожар:

Им любовь

Волнует кровь!

(«Счастливая чета»)

Однако наличие рефрена в песне является доминантным, а не постоянным признаком песен Беранже: в 3 % песен он отсутствует.

Чаще всего использованы двухстрочные рефрены — в 34 % случаев, на втором месте стоят трехстрочные — 20 %, далее следуют четырехстрочные — 18 %.

Исследуя место рефрена втексте, мы выявили следующие закономерности:

Песня может начинаться с рефрена:

Приказ, солдаты, вам...

Победа явно

Становится бесславна.

Приказ, солдаты, вам:

— Кру-гом! И по домам!

(«Новый приказ»)

Также можно привести в пример песни «Пьяница и его жена», «Белая кокарда», «Хвала беднякам» и др.

Рефрен может являться частью основного текста (куплета), заканчивая его:

Ах! Уж если лопнуть, так от смеха.

Лопнуть, так от смеха!

(«Гастрономы»)

Также можно привести в пример песни «Зима», «Маркиз де Караба», «Паяц» и др.

Припев может стоять сразу после куплета, будучи графически отделенным от основного текста:

Студент, что был влюблен

Вот здесь же мне попался,

Как поцелуи он

Считал и все сбивался.

Ты их ему вдвойне

Дарила, не краснея...

За поцелуи мне

Налей стакан полнее,

Лизок мой, Лизок,

Ведь ты меня всегда

Дурачила, дружок;

Сочтемся хоть разок

За прошлые года!

(«Расчет с Лизой»)

Также можно привести в пример песни «Прощание», «Дрозд», «Бабушка» и др.

Нами было выявлено, что в 75 % исследованных нами песен рефрен заканчивает каждый куплет, входя в основную часть; еще в 17 % он начинает песню; в оставшихся 8 % он графически отделен и находится после куплета. Но вне зависимости от положения рефрена в тексте, он всегда заканчивает всю песню.

Под содержанием понимается семантическая нагрузка рефрена и его коммуникативная функция.

Семантической функцией рефрена может быть усиление эмоционального накала:

Руку дай! Бежим в поля!

С нами любит вся земля!

(«Поля»)

А может рефрен также являться и ослаблением эмоционального напряжения в песне:

И, кроткою старушкой, песни друга

У камелька тихонько напевай.

(«Старушка»)

В рефрене цитируемого произведения содержится комментарий героя памфлета, где он призывает свою возлюбленную начать жить ближе к природе, отдалиться от «продажного Парижа», где, по мнению главного героя, искусство является дымом миража, а нежность женщин — обманом. Куплет полон описаний (Жарче лето, звонче голос/ На полях веселых жниц./ <…>), метафор (Льется колокола звон./ <…>), которые представляют собой единый пейзаж, а в рефрене можно наблюдать призыв к действию, что усиливает эмоциональное впечатление читателя от основного текста.

Исследуя коммуникативную функцию рефрена в песнях Беранже, мы опирались главным образом на работы Ю. И. Левина по лирическим текстам и их коммуникативной природе.

Рефрен может быть написан от первого лица, например, когда «я» в рефрене отождествляется с героем или самим автором, а «мы» — с группой людей, в которую входит либо главный герой, либо автор:

Бац! по щеке ему...

Теперь-то я свое возьму!

(«Третий муж»)

Может быть также использовано второе лицо, когда герой обращается к определенному персонажу или какой-то социальной группе людей:

Вино веселит все сердца!

По бочке, ребята,

На брата!

Пусть злоба исчезнет с лица,

Пусть веселы все, все румяны

Все пьяны!

(«Пир на весь мир»)

Смешанный тип, когда в рефрене главный герой или автор обращаются сами к себе, одновременно с этим обращаясь к какой-то аудитории:

Уж пожить умела я!

Где ты, юность знойная?

Ручка моя белая!

Ножка моя стройная!

(«Бабушка»)

Итак, исследовав песни Пьера-Жана Беранже при помощи статистического метода, мы выяснили, что рефрен характерен для подавляющего большинства памфлетов, то есть он является доминантным признаком. Так как рефрены стабильно завершают песню, то это является константным признаком. Объем, расположение в тексте рефренов так же разнообразны, как различны его семантическая и коммуникативная функции.

Литература:

  1. П.-Ж. Беранже. Избранное. // Сост. В. В. Евгеньев. — М.: Правда, 1981. — 592 с.
  2. Левин Ю. И. Избранные труды. Поэтика. Семиотика. / Ю. И. Левин. — М.: Языки русской культуры, 1998. — С. 464–480.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle