Библиографическое описание:

Забунова К. Н. Описание одежды как характеристика персонажа художественного произведения [Текст] // Филология и лингвистика в современном обществе: материалы IV междунар. науч. конф. (г. Москва, июнь 2016 г.). — М.: Буки-Веди, 2016. — С. 73-75.



Мода — один из основных механизмов, организующих жизнь социума и регулирующих поведение людей в нем. Она подчиняет своему влиянию не только бытовую сферу жизни человека (выбор одежды, интерьера, предметов личной гигиены, гастрономические и музыкальные предпочтения и др.), но и ментальную (образ мыслей, формирование критериев оценки явлений действительности, выбор определенной модели поведения, самоидентификацию). При этом мода не просто мощный социальный регулятор, это значимый культурный феномен, который только начинает изучаться. По сложившейся традиции мода считается объектом научного внимания, с одной стороны, социологии (ее исследованием занимались такие известные социологи, как Г. Зиммель, Г. Спенсер, Т. Веблен, Г. Блумер), с другой — истории костюма. Но мода в силу своей значимости в культуре социума может стать самостоятельным объектом и лингвистического исследования, например, когда субстантив МОДА рассматривается в семантическом соотношении с такими когнитивно связанными с ним именами, как ВКУС и СТИЛЬ.

Выбор категории наименований одежды для исследования не случаен. Он обусловлен тем, что эта языковая группа исключительно важна в культурологическом и социальном отношении, что и предопределяет ее семиотические свойства. Наименования одежды представляют собой обширный пласт лексических единиц, обозначающих одежду (предметы одежды, обувь, головные уборы и т. п.), которая является существенным артефактом человеческой деятельности и играет огромную роль в истории общества и культуры.

Для современной лингвистики мода — относительно новый объект. Если в зарубежной научной традиции этому феномену уделялось внимание с середины ХХ века в рамках французского структурализма (например, в работах Р. Барта и Ж. Бодрийяра), то российская лингвистика обратилась к целенаправленному изучению моды только на рубеже ХХ-XХI вв. (см. работы Т. А. Белицы, Ф. Л. Косицкой, И. В. Поповой, Я. С. Матосян и др.). В результате мода как фрагмент русской языковой картины мира оказывается еще почти не изученной.

Нам представляется, что исследование художественных описаний моды и ее воздействия на читателя должно происходить в русле прагматической и когнитивной лингвистики.

По определению Л. О. Чернейко, «цель когнитивных лингвистических исследований состоит в том, чтобы через многообразие реальных реализаций языка в речи выявить значимые для культуры смыслы (ценности), которые отражают всю область понятого и пережитого социумом и направляют его речи о мире». Руководствуясь этим, мы поставили своей целью выявить, как в описании одежды, моды автор произведения имплицитно характеризует и оценивает своего персонажа и тем самым исподволь передает это мнение читателю.

Рассмотрим некоторые описания одежды персонажей, представленные в художественных произведениях, разделив эти описания на положительно характеризуемые автором и отрицательно.

Положительные

Печорин: «В транспорте был офицер, молодой человек лет двадцати пяти. Он явился ко мне в полной форме и объявил, что ему велено остаться у меня в крепости. Он был такой тоненький, беленький, на нем мундир был такой новенький, что я тотчас догадался, что он на Кавказе у нас недавно».

Описание Печорина принадлежит Максиму Максимычу, который также был офицером. Соответственно, это описание он дает в сравнении с собой, бывалым солдатом. И цвет кожи, и новизна мундира, и даже некоторая худоба говорят о том, что Печорин находится только в самом начале карьеры офицера. А уменьшительные формы слов в описании героя показывают благосклонное отношение Максима Максимыча и даже некоторую отцовскую нежность старшего по отношению к младшему — как к ребенку.

Элен: «Княжна Элен улыбалась; она поднялась с той же неизменяющеюся улыбкой вполне красивой женщины, с которою она вошла в гостиную. Слегка шумя своею белою бальною робой, убранною плющом и мохом, и блестя белизной плеч, глянцем волос и бриллиантов, она прошла между расступившимися мужчинами и прямо, не глядя ни на кого, но всем улыбаясь и как бы любезно предоставляя каждому право любоваться красотою своего стана, полных плеч, очень открытой, по тогдашней моде, груди и спины, и как будто внося с собою блеск бала. Элен была так хороша, что не только не было в ней заметно и тени кокетства, но, напротив, ей как будто совестно было за свою несомненную и слишком сильно и победительно действующую красоту. Она как будто желала и не могла умалить действие своей красоты».

В конце описания автор сам подводит итог и, тем самым, выражает свое отношение к внешнему виду героини. Она умеет себя презентовать. Роскошности ее нарядов, как и вкусу, завидовали многие. Не только внешняя привлекательность девушки, но и красота уборов были ее основным «оружием».

Княгиня Болконская: «В соседней комнате зашумело женское платье. (…)Вошла княгиня. Она была уже в другом, домашнем, но столь же элегантном и свежем платье. Князь Андрей встал, учтиво подвигая ей кресло».

Княгиня Болконская вполне гармонична. Ее внешний вид соответствует внутреннему. В ее образе нет ничего вычурного, кричащего. Она «спокойно» красива и элегантна. Можно сказать, что Толстой рисует образы очень разнящейся красоты одежды этих женщин — вычурность и показная роскошь блеска Элен (белого обильно украшенного платья, волос, открытого тела, бриллиантов) противостоит скромности не менее красивого — но красивого совсем по-другому — наряда Болконской.

Отрицательные

Капитанская дочка: «Приехав в Оренбург, я прямо явился к генералу. Я увидел мужчину росту высокого, но уже сгорбленного старостию. Длинные волосы его были совсем белы. Старый полинялый мундир напоминал воина времен Анны Иоанновны, а в его речи сильно отзывался немецкий выговор. Я подал ему письмо от батюшки».

Мундир генерала выглядит также плохо, как и он сам. Судя по внешнему виду мундира, у генерала, скорее всего, он либо вообще был один, либо не менялся уже много лет. Вероятно, это говорит либо о бедности, либо о неизменности привычек, привязанности к привычной вещи, напоминающей былую молодость и славу. Или обо всем этом вместе.

Раскольников:«...он был замечательно хорош собою, с прекрасными тёмными глазами, тёмно-рус, ростом выше среднего, тонок и строен... Он был до того худо одет, что иной, даже и привычный, человек посовестился бы днём выходить в таких лохмотьях на улицу… Шляпа эта была высокая, круглая, циммермановская, но вся уже изношенная, совсем рыжая, вся в дырах и пятнах, без полей и самым безобразнейшим углом заломившаяся на сторону»

Описание Раскольникова наглядно показывает, насколько он был беден. При наличии довольно привлекательных черт лица одежда делает его убогим, его образ становится отталкивающим и вызывает жалость у читателя. Думается, что уже в этом описании Достоевский стремится сказать читателю: такой человек способен пойти на преступление.

Мармеладов:«Это был человек лет уже за пятьдесят, среднего роста и плотного сложения, с проседью и с большой лысиной, с отёкшим от постоянного пьянства жёлтым, даже зеленоватым лицом (…). Одет он был в старый, совершенно оборванный чёрный фрак, с осыпавшимися пуговицами… Из-под нанкового жилета торчала манишка, вся скомканная, запачканная и залитая. Лицо было выбрито, по-чиновничьи, но давно уже, так что уже густо начала выступать сизая щетина».

Одежда героя вполне соответствует его внешним данным и образу жизни. Человек, который изо дня в день напивается, не служит, у которого пропал интерес к жизни, не может выглядеть иначе. Его внешний вид выдает его образ жизни. Выглядит он крайне неопрятно. Уважающий себя человек, да еще и офицер, так выглядеть не может.

Алёна Ивановна: «Это была крошечная сухая старушонка, лет шестидесяти, с вострыми и злыми глазками, с маленьким вострым носом и простоволосая. Белобрысые, мало поседевшие волосы её были жирно смазаны маслом. На её тонкой и длинной шее, похожей на куриную ногу, было наверчено какое-то фланелевое тряпьё, а на плечах, несмотря на жару, болталась вся истрёпанная и пожелтелая меховая кацавейка».

Будучи довольно состоятельной старушкой, Алена Ивановна совершенно не уделяла внимания своему внешнему виду. Из описания видно, что она персонаж скорее отрицательный, чем положительный. Об этом говорит не только описание внешности, но и описание одежды: платок, больше напоминавший тряпку, и старая не по сезону надетая кофта явно ее не красили.

Обломов: «Как шел домашний костюм Обломова к покойным чертам лица его и к изнеженному телу! На нем был халат из персидской материи, настоящий восточный халат, без малейшего намека на Европу, без кистей, без бархата, без талии, весьма вместительный, так что Обломов мог дважды завернуться в него. (…) Халат имел в глазах Обломова тьму неоцененных достоинств: он мягок, гибок; тело не чувствует его на себе; он, как послушный раб, покоряется самомалейшему движению тела.

Обломов всегда ходил дома без галстука и жилета, потому что любил простор и приволье. Туфли на нем были длинные, мягкие и широкие; когда он, не глядя, опускал ноги с постели на пол, то непременно попадал в них сразу».

Благодаря данному описанию можно сделать вывод не только о финансовом положении Обломова, но и о его образе жизни. Халат и главный герой практически сливаются в единое целое. Они становятся неразлучны. А в халате и разношенных домашних туфлях, как известно, в гости не сходишь, светский прием не устроишь, даже на улицу прогуляться не выйдешь. И это положение героя вполне устраивает. Упоминание автора о «восточном происхождении» халата и об отрицании чего бы то ни было европейского призвано вызвать у читателя ассоциации с восточной расслабленностью, негой и ленью, с использованием «послушных рабов», стремлением к плотским удовольствиям — в противовес европейской деловитости, собранности, работоспособности.

Лужин:«На нём был хорошенький летний пиджак светло-коричневого оттенка, светлые лёгкие брюки, таковая же жилетка, только что купленное тонкое бельё, батистовый самый лёгкий галстучек с розовыми полосками».

Такое описание свидетельствует о финансовой состоятельности героя в сравнении с большинством других героев «Преступления и наказания». Он не просто одет по последней моде, он одет со вкусом. Но при этом в образе отсутствует мужественность. Об этом говорят уменьшительные суффиксы. Так автор показывает свое ироническое отношение к внешнему виду героя. Не менее показательно описание белья, подчеркивание того, что оно высокого качества, дорогое, изысканное — тоже признак изнеженности мужчины. Для героя это важно, а вот окружающим все равно, так как под одеждой его все равно не видно. Скорее всего, герой собой любуется, любит себя нежить и баловать, уделяет столько внимания своему внешнему виду, сколько это обычно делает женщина. Да и лексику Достоевский здесь применяет тоже женскую: «хорошенький пиджак» — так не говорят о настоящих мужчинах, более привычны сочетания «хорошенькая дамская шляпка», «хорошенькое платье» и т. п.

Соня Мармеладова:1. «Она была тоже в лохмотьях: наряд её был грошовый, но разукрашенный по-уличному, под вкус и правила, сложившиеся в своём особом мире, с ярко и позорно выдающеюся целью. Соня остановилась в сенях, забыв о своём перекупленном из четвёртых рук шёлковом, неприличном здесь, цветном платье с длиннейшим и смешным хвостом, и необъятном кринолине, загородившем всю дверь, и о светлых ботинках, и об омбрельке, ненужной ночью, но которую она взяла с собой, и о смешной соломенной шляпке с ярким, огненного цвета пером…».

2. «Теперь это была скромно и даже бедно одетая девушка, очень ещё молоденькая, почти похожая на девушку, с скромною и приличною манерой, с ясным, но как будто запуганным лицом. На ней было очень простенькое домашнее платьице, на голове старая, прежнего фасона шляпка; только в руках был, по-вчерашнему, зонтик».

Соня, как и отец, была одета очень бедно. Автор их сравнивает. «Она была тоже в лохмотьях». Но, в отличие от отца, она так выглядела не по собственной воле. Она бы и рада была выглядеть хорошо и принадлежать к другому (высшему) обществу, но вынуждена смириться со своим бедственным положением и недостойным занятием. Ее одежда не просто безвкусна, она убога. Она не подобрана по принципу «идет — не идет», как это обычно делают молодые девушки, она одела то, что было. Только в первом случае ее одежда кричащих тонов, вычурная и пестрая, соответствующая ее роду деятельности, а во втором — по-прежнему бедная, но уже скромная, спокойных тонов, простого кроя, соответствующая внутреннему миру героини.

Итак, описание одежды напрямую связано с образом человека. По внешнему виду можно судить о состоятельности человека, о положении в обществе, о роде деятельности, о предпочтениях, об образе жизни и многом другом. Тем более если это описание принадлежит перу классика. В нем не может быть ни одного лишнего элемента, каждая деталь каким-либо образом отражается на ходе событий, дополняет ситуации, дополняет психологический портрет героя, что позволяет глубже понять художественное произведение.

Литература:

  1. Башкатова Д. А. Современный русский дискурс моды: автореферат диссертации доктора филологический наук. Москва, 2010.
  2. Чернейко Л. О. Философско-лингвистический аспект изучения моды/ Л. О. Чернейко, Д. А. Башкатова.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle