Библиографическое описание:

Чернышева М. В. Препозитивные иноязычные компоненты как средство новейшего словообразования (макро-, микро-, гига-, гекто-, дека-, мега-, нано-) [Текст] // Филология и лингвистика в современном обществе: материалы IV междунар. науч. конф. (г. Москва, июнь 2016 г.). — М.: Буки-Веди, 2016. — С. 102-104.



В данной статье рассматриваются интернациональные компоненты со значением количества, их морфемный статус, анализируется их реализация на фоне современных языковых тенденций как культурообразующих префиксов.

Ключевые слова: «словообразование», «интернационализация», «заимствование», «иноязычные морфемы», «префиксоид», «аффиксоид».

Лексический пласт является самой подвижной частью языка. Среди всех уровней именно он наиболее всего подвержен изменениям и воздействию как лингвистических, так и экстралингвистических факторов. В последние десятилетия наблюдается настоящий «лексический взрыв», который сложно изучить и проконтролировать. Не всегда лексические единицы заимствуются, многие способны образовываться в рамках русского языка с помощью заимствованных морфем.

Заимствование — это процесс, в результате которого в языке появляется и закрепляется иноязычный сегмент (слово или полнозначная морфема), а кроме того сам такой иноязычный элемент. На сегодняшний день заимствование — неотъемлемая составляющая процесса функционирования и исторического изменения языка, один из основных источников пополнения лексического запаса. В результате разносторонних контактов русская лексика пополнялась иноязычными заимствованиями, что реализует, в свою очередь, процесс интернационализации. Современное состояние русского языка характеризуется необычайно активными процессами заимствования обширных пластов лексики, относящихся к различным областям нашей жизни: экономике, политике, спорту, искусству и т. д.

Прежде всего, активизируются интернациональные компоненты, которые выражают смыслы, актуальные для определенного исторического периода в жизни общества. Особый интерес представляют такие сегменты как: макро-, микро-, гига-, гекта-, дека-, мега-, нано-.

Предрасположенность языковой системы к деривационным процессам была замечена многими учеными. Но только некоторыми из них был поднят вопрос о морфемном статусе данных препозитивных компонентов. Так, М. В. Субботина в статье «Тенденция к интернационализации и современные деривационные процессы» указала, что в данный момент в системе происходит «трансформация заимствованных слов и корневых морфем в особые «строительные» элементы — аффиксоиды, выступающие в роли словообразовательных формантов при образовании новых слов.

Выше названные компоненты существовали и продолжают существовать в греческом языке как отдельные самостоятельные части речи или как части сложных слов, то есть в греческом языке эти сегменты тождественны корневым морфемам. Таким образом, рассматриваемые компоненты вызывают споры у ученых, т. к. сложно однозначно определить их морфемный статус в русском языке. Однако хочется присоединиться к точке зрения В. В. Лопатина, который в энциклопедии «Русский язык» (1997 г.) называет данные элементы «аффиксоидами», впоследствии разделяя аффиксоиды на «суффиксоиды» и «префиксоиды». Четко установить морфемный статус этих иноязычных препозитивных элементов достаточно тяжело, потому что единое мнение по этому вопросу отсутствует. При изучении этой проблемы стоит отметить, что очень похожие по происхождению и степени семантической наполненности препозитивные компоненты в одном и том же источнике толкуются по-разному, и при этом игнорируется необходимость синхронной характеристики настолько похожих морфем. Более того, часто один и тот же компонент в разных источниках имеет разный морфемный статус. Совершенно очевидно, что рассматриваемые морфемы древнегреческого и латинского характера — это морфемы препозитивного характера, но, как было сказано выше, четкого отнесения их либо к префиксам, либо к префиксоидам не наблюдается.

Эти морфемы не случайно стали морфемами-загадками в русском языке. Чаще всего мы привыкли видеть эти префиксоиды как основа полагающую часть числовых единиц системы СИ (Международная система единиц). Например, в русском языке сегмент -мега- означает «большой, великий, выдающийся», и помимо реализации в числовом и терминологическом значении, появляются новые сложные слова: мегафон, мегаполис, мегалит. Кроме того, реализуется в названиях магазинов в роли новообразований: неологизмов и эргонимов, например, — «Элко-Мегастор» (г. Астрахань), «Мегастрой» (г. Ульяновск), «Мегасвет» (г.Астрахань).

Микро- в значении «маленький, крошечный» мы встречаем в лексемах: микроб (нечленим в синхронном плане), микрофон, микрофильм, микросхема, микроинфаркт, микромир, микровозможности, микрокапсула и д. р. При помощи данного сегмента можно создавать новые лексемы. Также можно наблюдать применение данных сегментов в качестве полноправного корня в названиях автомобильных марок «Nissan Micra»; в номинации лекарственных препаратов «Микролакс»; в наименованиях интернет-магазинов «Микромакс»(Micromaxstore), название инструмента (Микрошпилечник) и т. д.

В таких лексемах, как: макросъемка, макрокосм, макромолекула, макрорельеф, макросы (макрокоманда) и др. реализуется значение префиксоида макро- в значении «длинный, большой». Встречается в наименованиях препаратов «Макропен», «Макрогон», «Макрозид», в видах рыб «Макропод обыкновенный», «Макрорус» и др.

Данные компоненты отличаются высокою продуктивностью и широким диапазоном в речевой реализации.

В области научно-технической терминологии прочно закрепилось понятие «десятичные приставки». С лингвистической точки зрения такое обозначение элементов гига-, гекто-, дека-, нано-,

Гига- от gigas имеет собственные значения: гигант, великан; герой, богатырь.Этот интернациональный префиксоид применяется для образования кратных единиц, равных миллиарду исходных единиц.

Помимо технических терминов (гигаватт, гиганьютон, гигабайт), можно увидеть истоки этого сегмента, перешедшего в корень в лексеме «гигант». Используется как эргонимы, наименования различных коммерческих предприятий: «ГигаМаркет» (г. Москва); «ГигаМарт» (г. Киров), «Гигамех» (г. Санкт-Петербург) и др. (гигаминнкс — додекаэдрическая головоломка; гигаторрент и др)

Истоки префиксоида -гекто- (или –гекта-) восходят к hekaton «сто»

Эта интернациональная приставка служит для образования наименований кратных единиц, равных 100 исходных единицам.

Примеры: гектопаскаль, гектоньютон, гектоампер, гектар, гектограмма. Стоит задуматься о связи этого префиксоида с именами собственными: Гектор «Держатель», возможно, как обладатель огромного роста; имя греческой богини Гекаты — в этом имени находит отражение порядковый номер астероида (100), названный в честь богини.

Префиксоид дека- от deka — десять.

Эта интернациональная приставка служит для образования наименований кратных единиц, равных 10 исходным единицам.

Примеры: декалитр, декаампер. Отсюда и декабрь, как десятый месяц в году, декатирование, и использование в наименованиях торговых центов «Декатлон» (Г. Москва), «Декомаг» (г.Воронеж), в номинации медицинских препаратов «Дека-Дураболин» и т. д.

Интернациональная приставка нано- от nanos «карлик» необходима для образования номинации дольных единиц, равных одной миллиардной доле исходных единиц. Данный сегмент присутствует в словах: нанометр, наноампер, наноинженения, нанотехнологии, нанопласт. Элемент нано- встречается в названии модели автомобиля TataNano; в наименованиях бренда детской одежды «Nano», название антивирусной программы: NANO Security» — разработчик NANO Антивирус», компьютерная игра «NanoMice»; NanoCAD — система проектирования для разработки чертежей и д. р.

В русском языке число морфем древнегреческого и латинского происхождения огромно, и по сравнению с ними заимствования отдельных формантов из других языков отстают по количеству и по степени последующей мотивационной производительности. Войдя в язык, эти элементы с легкостью образуют новые словообразовательные модели, которые впоследствии представляют собой открытый ряд: носители языка свободно оперируют такими морфемами, создавая как регулярно используемые слова, так и единично употребленные. Как сказал С. Н. Зенкин, префиксация является основной формой авторефлексии культуры XX века, размножавшейся «посредством почкования, прибавляя к старому названию новый префикс». Работа этого ученого «Культурология префиксов» является ключевой в понимании природы развития такого деривационного процесса: примечательный факт развития современной культуры: эта культура вот уже около столетия предпочитает осмысливать себя с помощью того, что можно называть культурообразующими префиксами. Объяснив феномен «культурообразующих» морфем, С. Н. Зенкин при этом высказал предположение о том, что именная префиксация конечна, т. е. данный процесс может зайти в тупик.

Количество производных слов с префиксоидами древнегреческого и латинского происхождения до сих пор стремительно растет. Возможно, новообразования с заимствованными компонентами уже не являются характеристиками каких-либо направлений или реалий в искусстве или науке, но они продвинулись в гораздо более употребительную лексику — разговорную. Появление в новообразованиях разговорной лексики определенной морфемы гарантирует ее последующую словообразовательную продуктивность. Ни один формант не адаптируется в языке окончательно, пока не активизируется в лексических фондах всевозможных сфер человеческой жизни.

Стоит отметить, что усвоение словоэлемента не происходит в случайном порядке. Приходя в русский язык, каждый префиксоид интернационального морфемного фонда проходит определенные стадии бытования в языковой системе. Так он обретает все более обширную «культурную» распространенность.

При изучении по разным источникам морфемного статуса данного набора морфем, можно сказать, что единой точки зрения в этом вопросе нет. Поэтому согласно приведенным сведениям, можно называть все рассматриваемые нами словоэлементы префиксоидами. Появляющиеся новообразования с заимствованными компонентами являются результатами культурных и общественных изменений, порождающих новые реалии.

Процесс адаптации прошли до конца большинство морфем латинского и древнегреческого происхождения, и в силу своей удивительной продуктивности стали практически вытеснять исконно русские морфемы. Именно заимствованные препозитивные форманты являются предпочтением языковой системы независимо от наличия или отсутствия исконной морфемы-синонима в русском языке в силу некоторых причин.

Литература:

  1. Брейтер М. А. 2004 — Англицизмы в русском языке: история и перспективы.- Владивосток, 2004.
  2. Журавлев А. Ф. Технические возможности русского языка в области предметной номинации // Способы номинации в современном русском языке. — М., 1982. — С. 45–109.
  3. Земская Е. А. Активные процессы современного словопроизводства //Русский язык конца XX столетия (1985–1995). -М., 1996. — С. 90–141.
  4. Рацибурская Л. В. Морфемный статус единичных частей заимствованных слов/ Л. В. Рацибурская // Русский язык в школе. — 2002- № 1. — С. 73–76
  5. Рыженкова Г. О морфемном статусе некоторых элементов греческого происхождения. URL:www.proza.ru/2002/10/05
  6. Субботина М. В. Тенденция к интернационализации и современные деривационные процессы /М. В. Субботина// Вестник Нижегородского университета имени Н. И. Лобачевского. — 2011/ — № 3. — С. № 49–355.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle