Библиографическое описание:

Долгиева М. Б. Особенности становления героя в романах Т.Моррисон и Э.Уокер [Текст] // Актуальные проблемы филологии: материалы II междунар. науч. конф. (г. Краснодар, февраль 2016 г.). — Краснодар: Новация, 2016. — С. 49-54.



 

Американская литература, представляющая собой ответвление английской, постепенно развиваясь и видоизменяясь, отвоевывала позиции и зарабатывала авторитет среди читателей, и довольно скоро приобрела самостоятельность и оригинальность; «самый момент ее возникновения означал два прямо противоположных по смыслу явления: отрыв, остановку развития и в то же время продолжение заданного историческим прошлым движения <…> В изменившемся историческом контексте — географическом, духовном, социальном, бытовом — перенесенные на американскую почву и прижившиеся на новом месте традиции давали иные всходы, неизбежно трансформируясь сообразно окружающим условиям» [1:90,92].

Основу американской литературной традиции в первую очередь составляют легенды и обычаи колонистов из Старого Света, сочетающиеся с новшествами и порядками представителей Нового Света. Это, в первую очередь, неоднородный национальный, социальный и конфессиональный состав самих колонистов, региональные различия и расовая пестрота. Первыми «ингредиентами расового винегрета» стали европейские переселенцы, аборигенное население американского континента и африканцы, доставленные через Атлантику на невольничьих судах.

Кроме того, важно отметить, что в последней четверти XX века афроамериканская литература переживала стремительное развитие. На литературную арену вышло много новых авторов (в том числе Тони Моррисон, Элис Уокер), которые быстро и уверенно завоевали мировое признание и известность, что позволило многим из них стать лауреатами престижных американских и мировых литературных премий. В США, не без влияния популярной идеи мультикультурализма, изучение афроамериканской литературы, в том числе и современной, перестало быть делом узкого круга ученых и превратилось в область масштабных научных изысканий.

Интерес к афроамериканской литературе также был и остается значительным как в России, так и в других странах СНГ. Необычайно глубокий анализ литературных произведений данного направления был произведен в 70–90-х годах прошлого века, после опубликования большого количества диссертаций, научных трудов, появления учебников, посвященных изучению литературных работ афроамериканских авторов под ред. В. Богословского, Я. Засурского и Н. Самохвалова. Особенно серьезный вклад в изучение литературы и культуры афроамериканцев был сделан в 1970–90-е гг., когда появляются диссертации Л. Башмаковой, Н. Высоцкой [2], И. Удлер [3], Т.Цинцадзе, С. Чаковского и монографии Н. Анастасьева, Т. Денисовой, А. Зверева, Г. Злобина, А. Мулярчика.

Это объясняется, прежде всего, тем, что ученые, работавшие над этой темой, гораздо большее внимание уделяли социальным аспектам творчества афроамериканских писателей, нежели художественным характеристикам их произведений. Однако, оставаясь объектом интереса литературоведов и прочих специалистов, афроамериканская литература пока еще мало популярна в России среди обычного читателя.

Отчуждение и стресс, характерные для США пятидесятых годов, нашли свое зримое выражение в шестидесятых в движении за гражданские права, феминизме, протестах против войны, активной борьбе национальных меньшинств за свои права и появлении контркультуры. Последствия всех этих событий до сих пор ощущаются в американском обществе.

К середине семидесятых годов началась эпоха консолидации. Окончился конфликт во Вьетнаме, и вскоре США признали Китайскую Народную Республику, а затем наступило празднование 200-летия Америки. Прошло еще немного времени, и в свои права вступили восьмидесятые годы — так называемая «эпоха эгоизма», когда люди стали больше заботиться о своих личных нуждах и уделять меньше внимания серьезным общественным проблемам.

В области литературы сохранились старые направления, но чистое экспериментаторство сильно сдало свои позиции. Появились новые романисты, которые писали отличавшиеся прекрасным стилем произведения, рассказывая читателю волнующие истории о человеческих судьбах. Тщательная забота о выборе места действия, характеров своих персонажей и темы свидетельствовала о том, что творчество этих авторов знаменует собой возврат к реализму. Реализм, отброшенный писателями-экспериментаторами в шестидесятых годах, стал вновь завоевывать позиции, часто перемежаясь со смелыми, оригинальными приемами литературы. Этот период ознаменовался также расцветом литературы национальных меньшинств. Драма отошла от реализма, приобрела более кинематографический характер и стала намного динамичней.

Однозначно можно отметить тот факт, что афроамериканская литература последней четверти XX века является сложным сплавом, по меньшей мере, трех литературных традиций: собственно афроамериканской традиции, традиции нового латиноамериканского романа и, условно говоря, «западной» традиции (под которой подразумеваются традиции западноевропейской литературы и литературы США).

Переплетение эстетики постмодернизма и самобытность сюжетных линий, основанных не только и не столько на реальных событиях, а скорее на легендах представителей негритянской расы, все это наделяет афроамериканский роман противоречивостью и неоднозначностью.

Кроме того, данное противоречие приводит к тому, что проблема поиска героя становится наиболее актуальной и определяется, главным образом, той исторической ступенью развития, на которой находится этот народ. К примеру, в середине века, когда идея свободы, как никогда, актуальна для афроамериканцев, герои литературных произведений характеризуются своим стремлением к освобождению, несмотря на все невзгоды и тяготы, на которые они кажется обречены. Тем не менее, то отчаяние, которое охватывает героя, в конечном итоге помогает «горы свернуть» и достичь желаемого.

С течением времени смена поколений и накопленный опыт отводят на второй план идею освобождения и преодоления огромной культурной и просветительской пропасти между своей негритянской нацией и европейской.В этой связи в конце прошлого и в начале 21 века на сцену выходит герой-философ, которому не чужды размышления о смысле жизни, философско-саркастический взгляд на историю. Все эти моменты, несомненно, сказываются на жанре литературного произведения, поэтому возвращаясь к поиску героя афроамериканской литературы прошлого века, необходимо учитывать ряд факторов:

1)    биографические данные автора произведения;

2)    время написания того или иного романа;

3)    условия написания литературного произведения.

Эти три пункта подчеркивают всю противоречивость и историческую зависимость афроамериканской литературы.

Обращаясь к вопросу поиска героя, следует остановиться на изучении ключевых моментов творчества наиболее признанных авторов афроамериканской литературы: Тони Моррисон и Элис Уокер. Принимая во внимание факторы, выделенные в ходе анализа, можно с полной уверенностью утверждать, что они задают основное направление сюжетной линии и характеры произведений. В этой связи стоит более подробно остановиться на жизни самих авторов, которые, несомненно, перекликаются с судьбами их героев.

Самая признанная и известная афроамериканская писательница Тони Моррисон родилась в штате Огайо в религиозной семье рабочих. С детства любила читать, среди её любимых авторов были Джейн Остин и Лев Толстой. Закончила Гарвардский и Корнеллский университеты. По окончании преподавала в университете штата Техас. Осенью 1964 получила должность помощника редактора в филиале книгоиздательской фирмы «Random House» в г. Сиракузы (штат Нью-Йорк), выпускающей учебную литературу, позже стала старшим редактором и переехала в Нью-Йорк.

По долгу службы редактировала книги знаменитых афроамериканцев (Мохаммед Али, Эндрю Янг, Анджела Дэвис и др.). Одновременно писала свой первый роман «Самые голубые глаза» (The Bluest Eye, 1970), который показывает трагическое воздействие межрасовых предрассудков на юную негритянку, мечтающую о голубых глазах — идеале красоты белых. Опубликованный в 1970 году роман был горячо встречен критикой. Продолжая работать в «Random House», Моррисон преподавала в должности доцента английский язык в Йельском университете. Тогда же начала писать роман «Сула» (Sula), опубликованный в 1972.

Роман «Сула» (1973 г.) рассказывает о взаимоотношениях двух женщин, одна из них со временем принимает строгие моральные нормы своей замкнутой негритянской общины, другая их отвергает. В этом произведении Моррисон отказывается от стереотипов и изображает женщин афроамериканского происхождения как уникальных, единственных в своем роде личностей. Роман попал в список бестселлеров, отбираемых клубом «Книги Месяца», в 1973 выдвигался на Национальную книжную премию США. Другие произведения писательницы, такие как «Песнь Соломона» (SongofSolomon), «Смоляное чучелко» (TarBaby), «Возлюбленная» (Beloved), представляют собой уникальные по сюжету и литературным приемам работы, в которых реальность тесно переплетается с таинственностью, легенды с фактами. Герои ее произведений — это персонажи, которые борются за свои идеалы и стремятся к независимости и самореализации в условиях, которые не благоприятствуют и порой препятствуют этому. Их стремления завораживают и вызывают уважение. Даже таинственность и некоторая нереальность происходящего создает эффект правдивости, веры в чрезвычайные способности человека в экстремальных условиях.

Моррисон утверждала, что ее романы, являясь законченными произведениями искусства, в то же время несут в себе политический заряд. Она сама заявляла о том, что ее произведения должны быть политическими. Такую позицию, с учетом проведенного анализа, можно объяснить, прежде всего, периодом, когда писались романы, той исторической эпохой борьбы за независимость и признание национальных меньшинств Америки.

Примечательно и то, что женские характеры в книгах Моррисон если и не стоят в центре повествования, то существуют параллельно с характерами мужскими, составляя с ними единый образ афроамериканца, выступающего за самореализацию в мире «белых». Это можно объяснить, в первую очередь тем, что на тот момент в американском обществе проблемы национального самоопределения и самоутверждения выносятся на первый план, в то время как гендерные проблемы становятся второстепенными. Героини произведений Тони Моррисон — настоящие женщины, живущие по национальным обычаям и традициям в сложных социально-экономических условиях мира «белых» американцев.

Через все творчество Тони Моррисон красной нитью проходит основная идея, которую словами героини ее произведений можно охарактеризовать следующим образом: «Очень немногие из них умерли в постели, как Бэби Сагз; и никто — по крайней мере, из тех, кого он знал, — не прожил сколько-нибудь сносно свою жизнь. Даже образованные, те, кто долго учился — чернокожие доктора, учителя, газетчики и бизнесмены, — оказывались перед слишком трудной задачей. Мало того, что им приходилось много работать головой, чтобы как-то продвинуться, они были вынуждены нести бремя всей своей расы. И умная голова тут не помогала. Белые люди полагали, что при любом образовании внутри каждого чернокожего непроходимые джунгли. Бурлят не пригодные для навигации реки, раскачиваются на ветках и испускают дикие крики бабуины, спят ядовитые змеи. А красные десны чернокожих жаждут их сладкой белой крови. В какой-то степени, думал Штамп, они правы. Чем больше старались цветные убедить белых, что на самом деле негры — люди добрые, мягкие, умные, любящие, чем больше тратили сил, пытаясь объяснить, что некоторые из вещей, в которые верят негры, не подлежат сомнению, тем глубже и непроходимей становились джунгли. Но эти джунгли черные не привезли с собой со своей бывшей родины, из другого мира. Нет, эти джунгли насаждали в них белые. И они разрастались, прорастали вглубь, сквозь их жизни; и даже после их смерти джунгли продолжали расти, пока не захватили и самих белых, которые дали им жизнь. Каждого из них джунгли изменяли до неузнаваемости. Они сделались кровожадными, бессмысленно жестокими — какими даже сами они не хотели быть, — ибо смертельно боялись тех джунглей, что насадили своей рукой. Тот вопящий на ветке бабуин жил, оказывается, в их собственной душе, под их белой кожей; и те страшные красные десны были их собственными деснами» [5:211].

Это емкое высказывание очень хорошо характеризует беспокойное стремление афроамериканцев закрепиться и найти свое место в мире «белых». С одной стороны, оно объясняет, как изменялся не только сам человек с «цветной» кожей, но и мир вокруг него, с другой стороны, предупреждает о том, что человек, живущий в мире других людей, подвержен внутреннему и внешнему влиянию, и это определяется условиями и обстоятельствами. Люди одинаковые от природы, но жизнь расставляет все по местам и первопричину добра и зла нужно искать внутри, а не снаружи.

Другая современница Моррисон — Элис Уокер, также писательница афроамериканского происхождения, была восьмым ребенком в семьерабочего фермы и служанки. Ещё в детстве Элис столкнулась с расизмом и несправедливостью. Трагические события детства, которые привели к слепоте на один глаз, оказали сильное влияние на девочку. Насмешки и чувство собственной неполноценности сделали её очень застенчивой. Элис находила утешение в чтении и сочинении стихов. Истории, рассказанные дедом, побудили ее к писательству, а свое первое произведение она написала в 8 лет. Позже она стала самой популярной девочкой в школе, поскольку научилась быть внимательной к каждому. Элис приписывает этот успех изменению в её мировоззрении, сформированному из-за раны.

Отличная учеба в школе позволила Элис продолжить обучение в колледже Спелмана в Атланте, где она стала активисткой борьбы за гражданские права. Познакомившись с Мартином Лютером Кингом младшим и вдохновившись его идеями, она стала политической активисткой в борьбе за гражданские права человека. Позже Элис перевелась и впоследствии окончила колледж Сары Лоуренс, где среди ее учителей была другая политическая активистка и поэтесса Мюриел Рюкисер. На творчество Уокер также оказали влияние писательницы Флэннери О'Коннор и Зора Нил Херстон.

Эти биографические моменты жизни писательницы оказали безусловное влияние на ее творчество. Помимо стремления к справедливости и равенству, произведения Уокер проникнуты большой верой в бога. Религия тесно переплетается с реальностью повествования, что придает произведениям автора душевную красоту на фоне бесконечной борьбы с несправедливостью и жестокостью мира, в котором живут ее герои.

В своем самом знаменитом произведении «Цвет пурпурный», которое получило мировое признание и было экранизировано, автор говорит: «Бог внутри тебя и вообще внутри всех. Ты только родивши, а уже Бог в тебе. Кто ищет внутрях, тот и находит. Бывает оно является само по себе, даже тебе и искать не надо, коли ты вообще знаешь, чево тебе надо. Оно? я спрашиваю. Ну да. Оно Бог не он и не она, а оно» [6:185].

Несмотря на свою политическую устремленность в борьбе за гражданские права, Элис Уокер называет себя «женской» писательницей, поскольку на протяжении многих лет связана с феминистским движением, представляя в нем афроамериканок. Героини ее произведений — темнокожие женщины, которые проходят через насилие, расизм и несправедливость.

Примечательно, что название произведения «Цвет пурпурный» это не только и не столько цветы багрового цвета, которые растут на полях и описанием которых пестрит текст романа, а прежде всего это цвет синяков и кровоподтёков. Описание произведения представляет собой своеобразную энциклопедию домашнего насилия, которое не понаслышке было знакомо писательнице. Героинями произведения являются две сестры, чья любовь и преданность друг другу способна превозмочь любые невзгоды. Ярким приемом, используемым автором для описания характеров главных героинь — Сели и Нетти, являются письма, адресованные, как друг к другу, так и письма Сели богу. В них героини раскрывают проблемы взаимоотношений мужчин и женщин, отношение к афроамериканцам со стороны белого населения, говорят о проблемах миссионерской работы, рассуждают о разнице между истинным Богом и церковным, да и просто рассказывают о своей нелегкой жизни.

Главные героини произведений Уокер очень храбрые и целеустремленные девушки, становясь женщинами, они не сдают своих твердых позиций. Перипетии сюжета очень красочно и реалистично изображают жизнь темнокожих женщин, а счастливый конец амортизирует всю ту жестокость и несправедливость, с которыми сталкиваешься в романе. Читая роман, ужасаешься не повсеместному «кулачному праву», а тому, что темнокожая женщина не имеет ничего, ни статуса, ни социального положения и такое состояние циклично, сначала в семье отца, потом мужа. Однако сильный дух и твердость позволяет героиням произведения обрести гармонию и найти счастье в этой жизни.

Если в романах Моррисон образ героя не несет четко выраженных гендерных отличий в борьбе за самоопределение, то для Уокер единственно гармоничным представляется мир женщин. Если у Тони Моррисон афроамериканцы и афроамериканки ведут одинаковую борьбу с диктатурой белых, то в романе «Цвет пурпурный» мужчины изображаются как существа, в основном не понимающие нужд и положения женщин, и цвет кожи не имеет принципиального значения.

Подобно Тони Моррисон, Джамайке Кинкейд, Тони Кейд Бамбара и другим признанным темнокожим романисткам Уокер придерживается подчеркнутого лирического реализма, чтобы лучше передать мечты и неудачи доверчивых и заслуживающих доверия людей. В ее произведениях подчеркивается борьба за человеческое достоинство.

Проанализировав все вышесказанное, очевидным приходится признать тот факт, что в конце восьмидесятых и начале девяностых годов в американской литературе прочную позицию заняли произведения представителей национальных меньшинств.

Еще одной тенденцией в афроамериканской литературе последней четверти XX века стало появление большого количества женщин-писателей, которые раньше были на периферии литературного процесса, а теперь претендуют, и успешно, на лидирующие роли в литературе. Они открывают в своих книгах прежде второстепенные для афроамериканской литературы проблемы: материнство, взаимоотношения матерей и дочерей, женская дружба. Познание женщиной своего «я» — это основная тема произведений многих афроамериканских писательниц, например, Элис Уокер (роман «Цвет пурпурный»), Тони Моррисон («Сула»). Образы их произведений напрямую и в реалистичной манере отражают чувства, эмоции и переживания обычных людей. В этом заключается их реализм и легкость восприятия.

Если оценить роль произведений афроамериканских авторов шире, а героев их произведений поставить во главе борьбы за независимость и самоопределение, то очевидным становится стремление писателей донести до читателя-обывателя свои идеи о добре и зле, гармонии и жестокости мира, в котором мы живем. Все, начиная с рождения и заканчивая жизненными достижениями, оказывает непосредственное влияние на становление личности. Неслучайно биография и судьба писателей тесно переплетается с судьбами героев их произведений.

«Афроамериканская женщина в представлении негритянских писательниц США конца XX века — это основа «черной» общины, хранительница ее устоев и традиций. Она является продолжательницей рода, она же растит и воспитывает детей, прививая им те идеи, в которых ее саму воспитывала мать. Именно женщина передает знания, накопленные предками, последующим поколениям» [7:15].

В конце XX века афроамериканская литература переживала бурный подъем, писатели раскрывали повседневные темы, которые волнуют современного читателя, каждый раз по-новому, но, тем не менее, очень близко и понятно каждому, обращаясь к традициям, пересматривая и переосмысливая все то, что создали их предшественники.

Тлостанова в своей диссертации «Проблема мультикультурализма и литература США конца XX века» пишет о том, что «В последние 2–3 десятилетия литература, чувствительная к проблемам культурного многообразия, вышла в американской национальной традиции на первый план, явившись одним из самых интересных явлений, приведших к установлению и выявлению некоторых неожиданных и ранее нехарактерных для американской культуры взаимосвязей» [8:378].

Вслед за Тлостановой можно считать преувеличением утверждение некоторых теоретиков американской культуры о конце художественности в американской литературе последних десятилетий. «За всю историю американской словесности она переживает, вероятно, одно из самых серьезных покушений на свою целостность, поскольку в нем совпали несколько факторов разного порядка — от субкультурных, национальных до глобальных, мировых, цивилизационных сдвигов. Мультикультурализм и литература «культурного разнообразия» оказались в центре этих процессов, меняя представление о традиции, оказываясь зеркалом (иногда кривым) национальных американских идентификационных проблем. Близкое будущее, по-прежнему, дорогое сердцу американца, пусть порой и неузнаваемо изменившего свой облик, покажет судьбу мультикультурной парадигмы очень скоро. Мультикультурализм в наиболее открытом и космополитическом своем варианте перейдет, вероятно, целиком в сферу культурного бытования и теоретизирования и станет органичной частью и особым пространством схождения переосмысленной национальной и глобальных мировых традиций. Очерченные тенденции в развитии американской культуры и принципов ее репрезентации в последние десятилетия нельзя оценить в полной мере в силу незавершенности тех процессов, которые лежат в их основе. Однако, «дискурс «разнообразия», во всех его противоречиях и со свойственной ему немедленной стереотипизацией основных понятий и метафор, во многом определяет культурную ситуацию конца XX века в США, и, по-видимому, несмотря на многочисленные пророчества о его скором изживании, перейдет и в наступившее XXI столетие» [8:380].

Все это в последующем окажет значительное влияние на выбор героя в литературе как американской в целом, так и представителей литературных кругов среди национальных меньшинств. В этой связи стоит принимать как неизбежное то, что мультикультурализм, как понятие, проникает не только в культуру, но и во все сферы жизни.

 

Литература:

 

  1.    История литературы США. Т.1. М.: ИМЛИ РАН, Наследие. 1997.
  2.    Высоцкая Н. А. Концепция личностной сущности афроамериканца 1960–1980-х годов // Американский характер. — М., 1991.
  3.    Удлер И. М. В рабстве и на свободе: становление и эволюция документально-публицистического жанра «невольничьего повествования» в XVIII-XIX веках. Челябинск: Энциклопедия, 2009.
  4.    Стулов Ю. В. «Невольничье повествование» и современный афро-американский исторический роман // Гуманитарный вектор. Серия: Педагогика, психология, 2010. Выпуск 4.
  5.    Моррисон Т. Возлюбленная. М., 2005.
  6.    Уокер Э. Цвет пурпурный. М., Российская политическая энциклопедия, 2004.
  7.    Гусарова И. В. Литературная традиция в творчестве афроамериканских писателей последней четверти ХХ века. Автореферат дисс.... канд.филол.наук. — М., 2003.
  8.    Тлостанова М. В. Проблема мультикультурализма и литература США конца века. Дис.... д-ра филол.наук. М., 2005.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle