Библиографическое описание:

Борткевич А. В. Анализ изменения метафорического образа России в политическом дискурсе англоязычных СМИ [Текст] // Актуальные проблемы филологии: материалы II междунар. науч. конф. (г. Краснодар, февраль 2016 г.). — Краснодар: Новация, 2016. — С. 127-129.



 

В статье рассматривается метафорический образ России, сложившийся в политическом дискурсе английских и американских СМИ в условиях международного конфликта из-за политики России на Украине и российской кампании в Сирии. Описываются три наиболее частотные метафорические модели («РОССИЯ — ПУТИН», «РОССИЯ-ИГРОК», «РОССИЯ-АГРЕССОР»). Полученные результаты сравниваются с результатами исследования 2015 года. Делается вывод о динамике образа России за прошедший год и об эффективности воздействия СМИ на общественное мнение в условиях информационной войны.

Ключевые слова: политический дискурс, метафорическая модель, информационная война, коннотативность, концептуальная метафора, семантическое поле, медиатекст.

 

Одну из ключевых ролей в формировании стереотипов о стране и ее гражданах в современном обществе играют средства массовой информации. В настоящее время в условиях обострившегося конфликта между Россией с одной стороны и США и ЕС — с другой, очень интересным представляется изучение образа России в политическом дискурсе англоязычных СМИ. В своем учебном пособии Э. В. Будаев, М. Б. Ворошилова, Е. В. Дзюба, Н. А. Красильникова исследуют дискурс общественного мнения, который сложился на сайтах СМИ Великобритании в ответ на российско-грузинский политический конфликт 2008 года [1]. В ходе исследования в 2015 году образ России был сопоставлен с образом, полученным в результате исследования вышеупомянутых лингвистов, и на основе полученного материала была опубликована научная статья [2]. В связи с эскалацией конфликта в мире за последний год, а также с развитием событий уже не только на Украине, но и с началом российской кампании в Сирии, исследование изменения образа России в статьях английских и американских газет представляет особый интерес. Материалом исследования являются статьи о взаимоотношениях России и мира с июля 2015 года в английских и американских газетах TheWashingtonPost, TheGuardian, TheChristianScienceMonitor, TheNewYorkTimes, Newsweek, Bloomberg View, TheTimes, TheMoscowTimes. Кроме того, для сопоставительного анализа использовались переводы этих статей в сетевом издании Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире.

«В условиях информационной войны концептуальные метафоры — это не только отражение мнения каждого человека, но и средство формирования общественного мнения». [1, с. 220] Таким образом, правильно подобранные слова в СМИ позволяют вызвать у читателей нужный отклик, сформировать ту или иную реакцию на описываемые события; СМИ — мощное оружие в условиях информационной войны.

В ходе исследования было проанализировано 3 метафорические модели, наиболее часто встречающиеся в статьях известных английских и американских изданий. Концептуальные метафоры, отобранные методом сплошной выборки, позволяют выявить тот образ России, который англоязычные СМИ пытаются сформировать у читателей, а сопоставление их с метафорами, полученными в результате предыдущих исследований, позволяют сделать вывод о динамике образа России и ее восприятия англоязычным обществом за последние 8 лет. Интересен тот факт, что начиная с июня 2015, лексика в англоязычных СМИ, характеризующая политику России, действия российского президента, позицию страны на международной арене, приобретает все более негативную окраску. Это связано не только с разногласиями по украинскому вопросу между Россией и другими странами, но и с нарастающим конфликтом и с российской кампанией в Сирии. Приступим к практическому анализу изменения метафорического образа России в период с июня 2015 по январь 2016 года. Как и у Э. В. Будаева, М. Б. Ворошилова, Е. В. Дзюбы, Н. А. Красильниковой, весь полученный материал был распределен по разным метафорическим моделям, которые и будут описаны далее.

Наиболее частотной в политическом дискурсе англоязычных СМИ остается метафорическая модель «РОССИЯ — ПУТИН». Образ российского лидера является одним из самых сильных, ярких и противоречивых образов в сознании западного общества, а также является для него синонимом России. Имя президента РФ в текстах статей всегда встречается с эпитетами и метафорами. ВладимирПутин — «пропагандистиконспиратор, скрывающийправдуотроссийскогонаселения» («For President Vladimir Putin of Russia, the manipulation and suppression of facts is as much a tool of his war in Ukraine as an AK-47 or a rocket launcher…», The New York Times), «советскийдиктатор, желающийраспространитьвлияниеРоссиинавесьмир» Putin's Russia, in contrast, has reverted to 20th-century Soviet Russian behavior, … insisting on its manifest destiny in the former Soviet space», Newsweek), «агрессор, цельюкоторогоявляетсяпосеятьраздоры, дестабилизироватьЕСи, витоге, расколотьНАТО» («…goal seems to be to sow division, destabilize the European Union… Putin’s ultimate objective is to fracture NATO,», The New York Times). ВладимирПутин — «джеймсбондовскийзлодей» («President Vladimir Putin has achieved outside Russia is the status of a Bond movie villain…», Bloomberg View), «царь» («He really is like a tsar…»,The Guardian),«безжалостныйпрагматик» («…a forceful rebuke of President Vladimir V. Putin of Russia…calling him a “ruthless pragmatist”…», The New York Times), «главнокомандующийнаполебитвы» («He has farmed out much of the fighting to warlords, mercenaries and criminals, partly in an attempt to simulate a broad-based indigenous resistance to Ukrainian rule», The International New York Times), «золушкамировойполитики» (The Christian Science Monitor). Темнеменее, ВладимирПутиностается «сильнымлидером(«Putin has been one of the world’s most controversial leaders…», The Times), которомумногиедоверяют» («…they had confidence in Mr. Putin to do the right thing on international affairs», The New York Times) ит.д. ОбразРоссиивданноймоделиноситпреимущественнонегативныйхарактер, чтоможнообъяснитьнегласнымизаконамиведенияинформационнойвойны: чемярчеипротиворечивеесозданныйобраз — темсильнеереакциячитателя. Очевидно, что англоязычные СМИ по-прежнему видят главную угрозу в лице президента РФ.

Второй по частотности метафорической моделью, характеризующей образ России, стала модель «РОССИЯ — ИГРОК». По мнению английских и американских СМИ, политика РФ — очень рискованная, ничем не оправданная авантюра.

  1.              The last time Putin was backed into a corner from an ill-advised foreign policy gamble, he doubled down on his strategy (The Washington Post).

В словосочетании ill-advised gamble оба компонента имеют высокую коннотативность. Существительное gamble принадлежит семантическому полю азартных игр, его употребление сравнивает политику РФ с очень рискованной авантюрой. Негативную экспрессивную окраску этому существительному добавляет прилагательное ill-advised.

Для закрепления уже созданного впечатления «политики-игры», ставки в которой порой высоки и ничем не оправданы, журналист использует глагольную фразу из того же семантического поля азартных игр — to double down. Автор видит в России азартного игрока, готового играть «по-крупному».

Очень часто политика России сравнивается с «представлением, театром», т. е. с чем-то спонтанным и направленным исключительно на публику, у России есть определенный «имидж», который она во что бы то ни стало пытается сохранить.

  1.              Bogged down in the Middle East, Russia loses honest broker image. (The Moscow Times).

С точки зрения западных СМИ, Россия — соревнующийся игрок, актер, целью которого является убеждение, склонение общества на свою сторону.

  1.              These dangerous Russiangames of chicken are now regular occurrences and come hard upon a Russian threat in March to aim nuclear missiles at Danish warships if Denmark joins NATO’s missile defense system. (The New York Times)

Еще одной метафорической моделью, характеризующей образ России, стала модель «РОССИЯ — АГРЕССОР». В этом отношении ничего не изменилось относительно результатов исследования 2015 года. «По мнению английских и американских СМИ, российская политика по крымскому вопросу — агрессивна, опасна и противоречит всякому международному праву. В основу этой модели легли наиболее часто встречающиеся негативные эпитеты, слова и выражения, характеризующие российскую политику: агрессия, атаковать, захватить, поглощать, нарушать, дерзкий, нахальный, аннексия, вторжение» [2, с.45].

  1.              NATO has ratcheted down its political dialogue with Moscow in protest over Russia’s illegal seizure of Crimea and involvement in the conflict in eastern Ukraine. (The New York Times)
  2.              Kremlin provokes Ankara with deal to secure Kurd enclave. (The Times)

Таким образом, по мнению англоязычных СМИ, Россия — агрессор, чья политика спонтанна, неустойчива и непредсказуема, все действия руководства страны — театральны и совершаются «на публику». Россия — страна, во главе которой стоит неуправляемый царь-диктатор, тоскующий по советскому прошлому и стремящийся вернуть стране статус мировой державы за счет присоединения других территорий, не считаясь при этом с мировым сообществом и выходя за все рамки международного права.

Описанные выше метафорические образы России чаще всего встречаются в англоязычных СМИ, повествующих о нынешней российской политике. Несмотря на то, что образ России по-прежнему остается негативным, необходимо отметить некоторые характерные особенности полученных результатов и сравнить их с результатами исследования прошлого года:

                   Россия по-прежнему считается агрессором, захватчиком, действующим вне рамок существующих законов;

                   образ В. В. Путина как президента РФ по-прежнему является самым ярким и противоречивым; президент России — основная угроза в глазах западного общества, «царь», «злодей» и «сторонник сталинского режима»;

                   за последний год в сознании западных СМИ сложилась новая метафорическая модель «РОССИЯ-ИГРОК», ставшая более частотной, чем модель «РОССИЯ-АГРЕССОР».

В заключении необходимо отметить, что подобные исследования представляют особый интерес в период накала отношений между странами и эскалации международных конфликтов, так как позволяют изучить стратегию СМИ по ведению информационной войны. Учитывая главную функцию СМИ — стремление воздействовать на потребителей, становится возможным сделать вывод и об общественном мнении англоязычных читателей. Кроме того, такие исследования позволяют сделать вывод об эффективности работы СМИ в период конфликтов и об их роли в информационных войнах.

 

Литература:

 

  1.              Будаев, Э. В. Современная политическая лингвистика: учеб. пособие / Будаев Э. В. и др.; отв. ред. А. П. Чудинов. — Екатеринбург: Урал. гос. пед. ун-т. — 2011, 252 с.
  2.              Борткевич, А. В. Образ России в политическом дискурсе англоязычных СМИ / А. В. Борткевич // Молодежь и наука — третье тысячелетие: материалы студенческой научно-практической конференции. Тула, 2015. — Тула, 2015. — с. 44 — 48.
  3.              Электронное издание «Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире». — // URL: http://www.inopressa.ru (дата обращения 20.09.2015).

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle