Библиографическое описание:

Тиллаева М. Б., Курбанова С. Б. Собственные имена в «Авесте» [Текст] // Актуальные проблемы филологии: материалы II междунар. науч. конф. (г. Краснодар, февраль 2016 г.). — Краснодар: Новация, 2016. — С. 117-119.



 

В статье исследуется ономастика «Авесты», компоненты и элементы отдельных топонимов, встречающихся в настоящее время в Хорезме.

Ключевые слова: «Авеста», топонимика, ономастика, Хорезм, мифология, этнография.

 

Как отмечают многие авестоведы в своих исследованиях, территорией создания «Авесты» является древний Туран, в частности, Хорезмский оазис. Э.Захау в своем произведении «Об истории и хронологии Хорезма» (1873) относительно топонима «Кайризао», встречающегося в тексте «Авесты», отмечает, что это в действительности Хорезм, и он имеет значение «кайри» — продовольствие, «зао — земля, то есть страна, изобилующая продовольствием» [2]. Тот факт, что «Авесту» пророк Зороастр написал в Хорезме, отмечал и С. П. Толстов [12]. Мэри Бойс также констатирует появление книги «Авесты» на территории древнего Хорезма. И.Жаббаров и Г.Дресвянская также попытались посредством этнографических материалов обосновать то обстоятельство, что родиной зороастризма является Средняя Азия, в частности, Хорезм [10]. А.Ахмедов, анализируя суждения, касающиеся способа управления государством, приведенном в «Авесте», подтверждает наличие многочисленных свидетельств о появлении данного произведения в Хорезме и пишет, в этой связи, следующее: «1. Книга написана на хорезмийском языке и письменности. 2. Наличие в Хорезме топонимов, связанных с религиозными воззрениями огнепоклонников» [3]. Ш.Бекчанов, говоря о создании «Авесты» на территории Хорезма, приводит в этой связи суждения В.Бартольда, Б.Гафурова и пишет следующее: «Это подтверждают и вещи, найденные в Хакка-кале, Койкрылган-кале, Джанбас-кале, Тупрак-кале, Аёз-кале, храмы, места, где постоянно горел священный огонь» [5]. Отдельные исследователи приходят к категоричному заключению, что основатель религии зороастризма Спитама (в значении «погонщик верблюдов») был родом из Хорезма. Поскольку одной из 16 стран, созданных Ахурамаздой, являлась Арйанам Вайжа («страна Ариев»), которую Маркварт, В.Бартольд, а затем Гамашек, Гейгер, Герцфельд, Андриас, Тари и другие считали Хорезмом. В состав Арйанам Вайжа (Большой Хорезм) входили Поурата (Парфия), Гава (Согдиана), Моуру — Мервский оазис и Хорезм [9].

Некоторые суждения относительно ономастики «Авесты» и ее отношения к топонимам Хорезма встречаются в книге Исо Жаббарова «Государство великих хорезмшахов». По его мнению, сведения древнегреческого ученого Страбона о массагетах Приаралья относятся к народам, проживавшим в Хорезме. Помимо этого, изображенные в «Авесте» «море Вурукарта» и обильный естественными водами «Край великих озер», в действительности также о Хорезме [7]. Ученый соглашается с приведенной во многих книгах мыслью о том, что «Арйанам Вайжа» из «Авесты» — это Хорезм, и приходит к выводу о том, что Кангюй из китайских летописей, край Кангха из «Авесты» также определяют Хорезм [7].

Таким образом, поскольку создание «Авесты» на территории древнего Хорезма признано многими исследователями, древний Хорезм, население современного Хорезма имеет полное право рассматривать данный неповторимый письменный источник как свое историко-культурное, духовно-просветительское наследие. Данное наследие можно обосновать археологическими, этнографическими, религиозно-философскими, историческими, лексикографическими, фольклорными, а также лингвистическими сведениями. Мы в этой связи хотим остановиться на аспекте вопроса, имеющем отношение к языку, и рассмотреть его на основе ономастического материала.

Доминирование ономастического материала над другими сведениями объясняется тем, что имена собственные переходят из одного текста в другой без перевода, характеризуются устойчивой структурой, подвержены несущественным изменениям, вбирают в себя исторические, мифологические, этнографические, географические, общественное содержание и сюжеты, а также переносят их из одного века в другой, от одного поколения к другому. Исходя из этих воззрений, мы имеем полное право сказать, что при определении языкового наследия одним из самых надежных источников является использование материалов собственных имен. Опираясь на данное обстоятельство, ограничимся отдельными суждениями относительно связи ономастики «Авесты» с территорией Хорезма и его ономастикой. А расширенный анализ проблемы требует отдельного специального исследования.

Во-первых, в тексте «Авесты» встречаются такие наименования, которые на территории современного Хорезма имеются в наличии (с определенными фонетическими изменениями и по настоящий день. В частности, топоним Хорезм встречается в «Авесте» в форме Нvairizem. Его наименование по-вавилонски Humarri (Numarizma), по-эламски Мага (Маrazmis), по-арабски Xwap (Хwarizм), а в источниках, найденных в Хорезме встречается в форме Xwr (Хwrzm). Относительно этимологии данного топонима существуют различные суждения и в качестве его новейшей интерпретации можно привести мнение академика А.Мухаммеджанова [11].

Наименование из «Авесты» в виде Моуру имеет отношение к нынешнему Мары, к городу Мерву. Данный топоним в древности в различных языках встречался в формах Маrv, Маргу, Магviеs, Margu, Магgуоs. Отдельные исследователи считают территорию, определяемую данным топонимом, одним из созданных — Ахурамаздой оазисов.

В Хорезме встречаются имена Асфандиёр, Испандиёр // Исфандиёр. Данное имя присутствует и в «Авесте» в виде Спандудета. Данное имя в некоторых языках имеет проявления Спандтот || Спандиёт, Спандармоз. Исследователи трактуют данное имя в значениях «чистый ум, творец разума» или «спакта» — добродетельный. «Асфандиёр, Аsfandiyог — дар священного духа, то есть божий дар или испанд — от наименования лекарственного растения (садаф)» [4].

Во-вторых, нынешнее наименование объекта и его название в «Авесте» не соответствует по форме, они совершенно разные именования. Однако объект или территория, определяемые данными топонимами, имеют отношение к Хорезму. В таких случаях можно считать, что авестийское наименование объекта связано с исторической ономастикой древнего Хорезма. В качестве примера можно привести наименования Амударьи. Встречающиеся в «Авесте» ее наименования да Ранга // Арангха // Аранг // Ранха // Аранхта // Аранха // Аракс считаются исследователями, имеющими отношение к нынешней Амударье. Об этом писали многие ученые, в частности, С. П. Толстов, В. В. Бартольд, Я.Гулямов, Г. П. Снесарев и другие. Истинность данных предположений ученых была подтверждена в последние годы посредством обстоятельного анализа в целом ряде статей М.Джураева этнографии, мифологии, религиозных представлений Хорезма, а также ономастических материалов [6].

«По нашему мнению, культ Ардвиссура Анахиты, будучи непосредственно связанньм с культом Амударьи, в «Авесте» река, проявляющаяся в качестве символа этой прекрасной богиньи, названа «Ранха». Согласно этому, топоним Аранха // Аранг, являющийся авестийским термином Амударьи, получил широкое распространение топоними во времена обожествления культа данной древней реки. Арангх // Аранг представляли в качестве мифологического символа изобилия, благополучия, зажиточности. Аранха // Аранг является одном из традиционных образов мифологии древнего Хорезма. На основе последовательного развития мифических представлений о нем и многовековой эволюциисформировался культ Аранжа бобо [8].

В-третьих, наименование, встречающееся в «Авесте», ныне отсутствует в ономастике Хорезма, однако мифологические сюжеты, этнографические и фольклорные материалы, имеющие отношение к Хорезму подтверждают принадлежность объекта, определяемого данным наименованием, к Хорезму. Следовательно, древний мотив, послуживший основой для топонима, в конечном счете само имя собственное имеет отношение к данному краю. Научный анализ, встречающийся в трудах С. П. Толстова. Я.Гулямова, И.Жаббарова, Г. П. Снесарева, М.Джураева, показывает возможность подтверждения на основе мифологии и фольклорных материалов населения Хорезма генетических, мифологических корней топонимов, наименований целого ряда образов из «Авесты».

В-четвертых, компоненты или элементы в структуре отдельных топонимов, встречающихся в настоящее время в Хорезме, имеют место и в языке «Авесты» и они служат для связи имени собственного с древнейшей топонимической системой. В частности, по мнению М.Джураева, наименование «Аран» в культе воды Аранжа бобо на самом деле представляет собой проявление формы Аранг [6]. Имя любимой дочери Ахурамазды Ардви Суры (Анахита) имеет значения Ардви — вода, Сура — разлив. Аффикс ар // ир из его структуры имеет отношение к слову арна, которое в Хорезме имеет значение большой арык, канал: наподобие Киличарна, Мангитарна, Шовотарна. В «Авесте» встречается и слово ёп, имеющее значение вода, канал. Данный компонент в Хорезме встречается в структуре гидронимов Полвонёп, Хонёп и других [1].

В-пятых, в «Авесте» встречаются и такие имена собственные, по которым трудно определить наименованием какого объекта или территории они являются. Например, Ванхви, Датьё, Датия, Данти, Рахна (их отдельные исследователи считают наименованием Амударьи), Зарнумат, Хаэтумант, Хвастра, Фрадата, Хваспа, Хварнахват, Витанхуат, Фраздан (названия рек), Чайчас, Ворукаш, Кансава (озёра), Харати, Зардаз, Ушида, Эрзиф, Эразур, Раодита, Мазишва, Эрзиш, Ватигайс, Адарана, Хаманкун, Вашан, Видван (горы) и наименования других территорий. Об объектах, определяемых данными топонимами, сушествуют различные мнения. В связи с тем обстоятельством, что «Авеста» было создана в Хорезме, определенная часть таких наименований имеют ныне отношение к нефункциональному (мертвому) пласту исторической ономастики древнего Хорезма. Это могут показать предстоящие исследования в данной области.

Разумеется, не все имена собственные, встречающиеся в «Авесте», имеют отношение к ономастике Хорезма. Их определенная часть является наименованием объектов, находящихся за пределами древнего Хорезма. Данная проблема требует специального и обстоятельного исследования.

 

Литература:

 

  1.    Абдуллаев X. «Авеста» и фольклор Хорезма // История Узбекистана, 2004, –№ 3; Рузимбаев С. Культ воды в народных песнях Хорезма // Филологические исследования. — Ташкент, 2002; Дусимов 3. Авестийские элементы в системе ономастики Хорезма // Филологические исследования. — Ташкент, 2002.
  2.    Абдураимов Н., Эгамбердиева Н. Жаннатмаконда яратилган асар // Фанва турмуш, 2001, — № 4.
  3.    Ахмедов А. Способ управления государство в «Авесте» / «Авесто» — буюк қомусий асар. — Ташкент, 2001.
  4.    Бегматов Э. Значение узбекских имен. — Ташкент, 1998; ДЖУРАЕВ М. О древнейших корнях культа Аранжа бобо // Филологические исследования. — Ташкент, 2002.
  5.    Бекчанов Ш. «Авеста» — священная книга религии зароастризма / «Авесто» — буюк қомусий асар. — Ташкент, 2001.
  6.    Жаббаров И. Государство великих хорезмшахов. — Ташкент, 1999.
  7.    Джураев М. 0 древнейших корнях культа Аранжа бобо // Филологические исследования. — Ташкент, 2002.
  8.    Жўраев М., Шомусаров Ш. Ўзбек мифологияси ва араб фольклори. — Тошкент, 2002.
  9.    Матниязов М. Когда и кем создана «Авеста»? / «Авесто» — буюк қомусий асар. — Ташкент, 2001.
  10. Мэри Бойс. Зароастрийцы. Верования и обычаи. — М, 1988.
  11. Мухаммеджанов А. Этимология топонима «Хорезм» // Узбекский язык и литература, 2005. — № 6.
  12. Толстов С. П. В поисках культуры Древнего Хорезма. — Ташкент, 1964.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle